Жизнь

Про уродов и Ежика. Чем закончился фестиваль театров кукол в Барнауле — фоторепортаж altapress.ru

«Про умную собачку Соню» Тюменского театра кукол стал лучшим спектаклем фестиваля «Зазеркалье». Но расскажем мы сегодня не о нем, а о двух внеконкурсных работах, которыми завершилась неделя: «Про Ежика» и «Сад». О том, почему Ежик из томского леса оказался человечнее Раневской и Лопахина, — в материале altapress.ru.

"Сад". Театр кукол Республики Карелия.
"Сад". Театр кукол Республики Карелия.
Ирина Пергаева.

Голова — деревянная. А сердце?

Прямое доказательство того, что «детское» — не значит яркие костюмы, боевые раскраски лиц, ежеминутные свистелки-дуделки и бог знает еще что.

Чтобы заставить и детей, и взрослых смотреть с открытым ртом и хохотать, достаточно табурета и черного задника. А еще таланта и любви. И Ежика, разумеется.

«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.

Мастер Владимир Захаров создал необычайный театр «2+ку», наполненный маленькими, живыми актерами. Они поворачивают головы, меняют направление взгляда, открывают и закрывают рот, зажимают по одному пальчики, ходят — и это под управлением одной только кисти. Все — благодаря системы для запястья, которую разработал Захаров.

Он сам создал и, как единственный актер, играл более 15 спектаклей по собственным пьесам и текстам других авторов. После гибели мастера, театром занялись его друзья.

«Про Ежика» (6+) — восстановленный спектакль Владимира Захарова по сказкам Сергея Козлова.

«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.
«Про Ежика». «2+ку».
Ирина Пергаева.

Ежик — своенравный лесной житель с трогательными глазками и внимательным, неустанно мыслящим выражением лица (мордочкой даже не назвать, настолько он серьезен). Вместе со своей партнершей по театру Ольгой Сигаль показывает нам историю о дружбе, ценностях и красоте, хоть иногда и забывает, что он на сцене.

Больше всего завораживает не его доброта, а чувство юмора, который придется по вкусу и взрослым. Он очень ироничный еж.

Чтобы убедиться в очаровательности Ежика Владимировича, достаточно посмотреть обращение, которое он вместе с Ольгой Сигаль записал специально для читателей altapress.ru.

Монстры на каникулах

Монстр Франкенштейна, семейка Аддамс и пара ужастиков со снятием кожи или ее растягиванием — вот такие ассоциации вызвал спектакль по «Вишневому саду». Неожиданно, да? Это «Сад» театра кукол Республики Карелия от режиссера Александра Янушкевича (18+).

Формой напоминает фильм Балабанова «Про уродов и людей». Плетки и «голые» костюмы тел прилагаются. Пока Любовь Раневская демонстрирует фигуру, возлюбленный француз хвастается перед ней своей Эйфелевой башней. Потом то тут, то там выскакивает в неглиже. Ожидаемо, из шкафа, о котором говорит Гаев. Комедия. Фарс.

Ничего страшного в «голых» костюмах, конечно же, нет: это давно ни у кого не вызывает вопросов. Удивляют поступки героев, которые прыгают друг на друга, как анекдотические гусары на барышень, и кутят, как они же.

Мы увидели не то, чтобы увядание прежней (дворянской?) России, а ее полную деградацию. Персонажи спектаклей с самого начала потеряли человеческие лица, нам даже уже не верится, что они были людьми — дело не только в страшных масках.

И это все тоже не то чтобы плохо для спектакля.

«Сад». Театр кукол Республики Карелия.
Ирина Пергаева.

Дело лишь в том, что из головы весь просмотр не выходило балабановское «Вот уроды» из «Брата-2». Оно не давало проникнуть в сознание трагическому тексту Чехова, исходящему из равнодушных масок. Поэтому увидеть то, как спектакль «освежил» классику и что вытащил из нее для исследования, не вышло. Разглядеть людей в монстрах Франкенштейна, если это было задумкой режиссера, к сожалению, не удалось. Не разжалобила синеватая от розог спина Лопахина и его попытки выбить из себя раба.

Наверное, поэтому и получилось, что Ежик обнажил душу, а Раневская — только тело.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость