Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Прокляты и убиты-4. Создается мемориал образов людей, казненных в Барнауле в 1923 году

Продолжаем рассказ о событиях, связанных с таинственным захоронением, обнаруженным осенью прошлого года в Барнауле на Павловском тракте. В расследовании обстоятельств этой истории принимает участие Галина Кузнецова, известный барнаульский специалист по интуитивной диагностике. Она возвращает городу лица. Забытые лица его обитателей начала ХХ века, стертые из памяти братоубийственной войной.

Забытые лики

Галина Викторовна рисует портреты людей, которых никогда не видела. Готовы семь. Осталось нарисовать 26. Она поставила себе цель нарисовать каждого. Обезличенной памяти вокруг более чем достаточно.

Специалист по интуитивной диагностике, подобно томографу, сканирующий предметы, пространство, людей, время, ситуацию, в нашей исследовательской группе оказался неслучайно: надежды найти документы, проливающие свет на тайную расправу, было немного. Поначалу Галине Викторовне просто показывали на экране монитора сохранившиеся личные вещи, бумаги погибших и просили рассказать, какая идет информация.

«Баталия. Курск, Белоруссия. Полковое знамя. Ров, летают ядра. Люди в форме зеленого цвета, кивера с перьями… У мужчины дырка в голове!» — «А пуля?» — «А пули нет, убит острым предметом. И такой же удар в сердце — на ребрах остались следы. А прежде он был ранен в правую ногу, поэтому правый сапог сношен больше левого… По всему, военный, но повторяет слово „музей“. И он там не один, их там много! Десятка два, не меньше!» — «Спросите, почему их убили?» — «Не отвечают. Идут обрывки мыслей, которые я бы интерпретировала так: они все связаны каким-то событием или событиями, и, если бы это раскрылось, могло нанести ущерб каким-то людям, и, чтобы это скрыть, их убили».

Таким общим и в то же время выхватывающим яркие детали был первый групповой портрет капитана Кузьменко и его окружения. Но удивительно: чем больше мы узнавали об этих людях по документам, воспоминаниям современников, тем больше убеждались, что каждое слово в этом общении несло смысловую нагрузку.

Спустя три месяца Галина Викторовна взялась за карандаш и стала переносить на бумагу возникающие зрительные образы, создала первый индивидуальный портрет. Конечно, это был белый офицер Николай Кузьменко. Следующим стал сослуживец Кузьменко по 13-й стрелковой дивизии Василий Музалевский. Эти рисунки уже знакомы нашим читателям. А сегодня мы публикуем еще пять портретов, созданных Галиной Кузнецовой: единственная женщина из захоронения, имени которой мы пока не знаем (1); еще один не­опознанный мужчина, служащий железной дороги в Барнауле (2); 17-летний гимназист Константин (3); 40-летний офицер Иван (4), а это, вероятно, эсер Голубев (5) — юрист, учитель и кооператор.

Галина Кузнецова,
специалист по интуитивной диагностике:

Методикой, примененной для поиска сведений о людях, поднятых из захоронения на Павловском тракте, я владею уже больше 20 лет, но пользовалась ею до сих пор в более близких исторических реалиях. Главным образом для поиска потерявшихся людей, предупреждения каких-то критических жизненных ситуаций. Ищу сама, помогаю милиции, являюсь добровольным помощником всероссийской телевизионной передачи «Жди меня». То, чем занимаюсь сейчас в проекте «СК», мне очень интересно. Ведь я историк по образованию, а этот поиск связан с прошлым моего города, моей страны, моего народа.

Ничего сверхъестественного в моем методе интуитивной диагностики нет. Он основан на физических законах, прежде всего на законе сохранения энергии. Люди, предметы, пространство излучают ее, обмениваются ею. Я могу поймать импульс и своим внутренним зрением увидеть образы, одежду, обстановку. И не только увидеть, но и нарисовать.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость