Жизнь

«С салом — вообще отпад». Что едят алтайские аграрии, чтобы хватало сил кормить нас

Работу аграриев отличает высокий уровень физической нагрузки. Про сельхозтрудяг действительно можно сказать: «Кто хорошо работает, тот хорошо ест» — они очень хорошо делают и то, и другое. Корреспонденты Altapress.ru побывали в одном из фермерских хозяйств и узнали (даже попробовали), какой едой кормят тех, кто ее производит.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Три сокровенных порции

Крестьянское хозяйство Евгения Долгова в селе Подстепное Ребрихинского района существует с 1992 года. Здесь выращивают сахарную свеклу, зернобобовые и масличные культуры. Словом, многое из того, что спустя время оказывается на столе в виде аппетитных блюд.

Мы приехали как раз к обеду. Первым «продуктом», который нам встретился, стал горох. Точнее, целое гороховое поле, необъятно-зеленое. Оббежать его невозможно, даже если очень захотеть. «Вот, видите, какой красавец!» — с детским восторгом восхищался Долгов, когда выкопал росток, чтобы продемонстрировать.

Где-то среди этих красавцев собирался трапезничать один из работников хозяйства. Высокий мужчина в кожаной кепке и рабочей форме шел по полю с большим контейнером, похожим на флягу с водой.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Аккуратно сел на корточки, чтобы не повредить будущие плоды и достал из своего «чемоданчика» контейнер размером с тарелку. Затем еще один такой же. И последний поменьше. Да, это были те самые, приятные любому, как ласковое слово, первое, второе и компот.

Таким образом труженики аграрного сектора питаются во время особой загруженности, когда родное поле нельзя оставить без присмотра. Например, в период посева. А на тот случай, когда покинуть бескрайнее рабочее место все-таки можно, есть столовая. Она напоминает перевалочный пункт и уютное пристанище для голодающих — маленький белый домик с синей крышей.

Неподалеку от него — небольшой зеленый танк, сделанный, кажется, из бочки. Но выглядит также достойно, как музейный экспонат. Еще чуть поодаль — палатка военного темно-зеленого оттенка. То, что нужно, чтобы спрятаться от прожорливых комаров.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

«Мы тут и праздники отмечаем. Вот, на 9 мая наварили гречки с тушенкой — настоящая полевая кухня! И, конечно, фронтовые сто грамм. Ну, или не сто… «— смеется руководитель хозяйства. Место для отмечаний здесь действительно имеется.

Однако прежде чем его увидеть, нужно, как подобает приличным людям, вымыть руки. Специально для этих процедур стоит суперсовременная трехместная мойка, какие обычно и бывают на входе в столовую, чтобы не скопилась очередь из злых от голода людей.

Горячей воды, правда, нет, но тут важнее мыло. Оно в наличии и предательски выскальзывает из рук. Но вот миссия по наведению чистоты выполнена и мы заходим внутрь домика-столовой.

Нас встречает трехметровый прямоугольный стол, накрытый скатертью с фруктовым рисунком, пробуждающим аппетит. За ним рабочие фермерского хозяйства и встречают праздники.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Евгений, который сегодня наш экскурсовод и немного официант, комментирует: «Мне очень нравится, когда трапезничают все вместе. Как в старину, за больш-и-и-им столом, дружно. Вот и заказали в ребрихинской мастерской. Но ребята попросили все сделать по-европейски, чтобы столы были раздельными. Тогда этот оставили для банкетов и отдыха».

Компанию мебельному богатырю составляют две лавочки — по цвету и габаритам подстать столу.

Как дома (или даже лучше)

Наконец идем во вторую комнату. С теми самыми по-европейски раздельными местами. В обеденном зале столовой несколько небольших столов с четырьмя стульями. Так что, небольшая компания все же может образоваться. На чистых пластиковых окнах недлинные полупрозрачные шторы в крупный оранжевый горох. На белых стенах маленькие картины с изображениями продуктов и готовых яств.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Видимо, иллюстрации тоже нужны, чтобы надавить на больное — на голод. От него здесь ежедневно спасают от 8 до 40 человек. Все зависит от того, сколько людей хотят порадовать себя местной кухней.

В начале дня руководитель хозяйства подает в столовую список, в котором значится, сколько голодных ртов сегодня прибудет. Каждый обед стоит не больше ста рублей. В конце месяца, общая сумма за все приемы пищи вычитается из зарплаты сотрудника.

Официальный режим работы заведения — с 9 до 20 часов. С 13 до 14 обед, а с 18 до 19 — ужин. Однако все может измениться в зависимости от нагрузки работников. А ее уровень, в свою очередь, диктуют погодные условия.

Иногда труженики поля просто не едут в свой «лагерь» для отдыха, а берут еду с собой в термосах. Их заботливо собирают повара, которых приходящие мужчины ласково называют «девочки». Это две женщины в цветастых фартуках, что властвуют над кастрюлями и плитами. Пока готовился обед, нас пустили в священное помещение понаблюдать за процессом.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Пройти через дверной проем можно только пригнувшись, словно став гномом — такой он низкий. А внутри превратиться обратно в человека. Обстановка здесь, как и в двух других залах, по-домашнему уютная. Неподалеку от входа телевизор, транслирующий какой-то сериал.

На невысоких деревянных полках специи, сухое молоко и другие мелкие продукты, с помощью которых хозяйка сможет превратить обычное блюдо в почти мишленовское. Готовят здесь из обычных магазинных продуктов.

На плитах, будто еще проверенных Союзом, но чистых до блеска, стоят огромные кастрюли. Сверкающие так, что можно увидеть в них свое отражение. Повар Анастасия Королькова достает из закромов две пачки макарон-рожек и, порвав пакет, отправляет содержимое плавать в кипящей воде.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Чуть дальше стоят две духовки. Там уже подрумянились и дразнят манящим запахом куриные ножки. Помешивая макаронных пловцов деревянной ложкой, женщина рассказывает:

Заказы у нас не предусмотрены, но меню каждый день разное, не повторяется. Комбинируем мясо и рыбу в разном виде с гарнирами. Тефтели с гречкой, рыба с рисом. Сегодня вот, макароны и курица. К обеду обязательно еще первое блюдо. На ужин — подаем только второе. А хлеб и сало вообще всегда на стол ставим — за счет заведения. Вроде ничего особенного, но всем еда нравится. Всегда благодарят.

Чтоб женам лучше жилось

Но это сейчас. А еще пару лет назад столовой вообще не было. И благодарить за собранные сумки с вкусностями на два приема пищи мужикам приходилось своих жен. Не все из них были рады дополнительным заботам.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Евгений Долгов,
руководитель фермерского хозяйства:

Здание столовой в конце 1980-х годов принадлежало колхозу. Тоже был общепит. После развала СССР место перестало быть нужным. Но недавно, по просьбе людей что-то решить с питанием, мы с руководителями других хозяйств, которые тоже находятся на этой территории, сложились на ремонт.

Наняли бригаду. Сменили окна, пол, закупили мебель, оборудование. В общем, придали блеск. И в 2020 году обзавелись своей столовой. Обошлось это все примерно в 500 тыс. рублей.

Пока мы беседовали о прошлом и настоящем заведения, место на столе уже занимали тарелки. Одни — с излюбленными посетителями салом и белым хлебом. Другие — с сухарями, которые служат дополнением или предварительной закуской для самых нетерпеливых.

Дальше рассольник с крупно порезанной картошкой и тушенкой. Бульон наваристый, пахнет знакомо. Ради этого стоило не есть весь день. Когда мы все обзавелись тарелками с супом, Долгов рассказал о трех лайфхаках на тему того, как сделать блюдо еще вкуснее.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Итак, первый: «С салом — вообще отпад». Второй: «С перцем — круче любого том-яма». Третий: «А если сухарей еще добавить, вообще незабываемый вкус. Только есть надо, пока они еще твердые». И несколько сухарей булькнули в тарелку.

С первым блюдом справились не все — такой внушительной была порция. Не удивительно, что добавки здесь редко кто просит. На смену супу появились макароны с куриными ногами. Первые — мягкие и рассыпчатые. Вторые — с хрустящей корочкой и внутри еще более горячие, чем снаружи.

А завершает это великолепие — подлив. На десерт после ужина здесь иногда подают пирожки со сладкой начинкой. А после такого плотного обеда достаточно компота из ягод. Он выполняет сразу две функции: утоляет жажду и потребность в «чем-нибудь сладеньком».

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Как только закончили трапезу мы, на обед, наконец-то, стали приходить работники. В запыленной форме, с уставшими, но радостно-предвкушающими глазами. За долгожданными тарелками к раздаче ходили сами.

В конце концов, свободных мест за столиками не осталось вовсе, как и лишних порций. Все пришедшие были разного телосложения, но с одинаковым аппетитом. Однако сказать, где кормят лучше: в столовой или дома не смог никто — слишком опасно.

Один мужчина, метра два в высоту и почти столько же в ширину возмущался, почему расстегаи дают только на ужин. И то не всегда. А до этого даже печенек нет. «По мне же видно, что я сладкое люблю. Дома конфеты прячут» — сокрушался он.

В фермерском хозяйстве Евгения Долгова.
Ирина Пергаева.

Но стандартные блюда быстро усмирили его грусть. Они-то все равно нравятся. Заметив перерыв, я спросила: «А до появления столовой вам жена дома готовила?». Ответ заставил зал наполнится смехом: «Ну, знаешь. Кому жена, кому — любовница».

Не все были такими же юмористами. Многие сотрудники, несмотря на грозный вид, стеснялись камеры и диктофона.

Ели быстро, затем также спешно отдавали посуду на раздачу, благодарили поваров и снова уходили по полевым делам. Но все без исключения хвалили приготовленное и словами, и чистыми тарелками.

Подпишитесь на главные новости нашего сайта через соц-сети

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость