Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
2959

Сестра алтайского отшельника: «Наша семейка вся странная, нам не очень комфортно в социуме»

После того, как на Алтае обнаружили юношу, который до 20 лет жил в лесу без паспорта, с нашей редакцией связалась сводная сестра Оджана, дочь Александра Наумкина — Анастасия.

Оджан Наумкин.
Оджан Наумкин.
Анна Зайкова

— Мне бы очень хотелось пообщаться с братом, пригласить его в гости, — говорит она. — Хотя я не уверена, что он знает о моем существовании.

По словам Анастасии, ей было шесть лет, когда родители развелись.

— Отец тогда звал в горы, говорил, что сам меня всему научит. Но я хотела учиться в школе. И он ушел, ему всегда было тяжело в толпе. Я сама выбрала школу, потом сама ее бросила и снова шла в другую школу, бросала, уезжала путешествовать автостопом и снова шла учиться… Наша семейка вся странная, нам не очень комфортно в социуме, — говорит сестра Оджана. — Я это признаю и пытаюсь как-то приспособиться под других людей. Правда, не очень получается. Сейчас у меня муж-музыкант, трое детей. Мы живем в маленькой деревне под Павловском. Я решила дать детям возможность учиться. Но дети мои ведут себя в школе не так, как нужно учителям и директору. Средний читает Кастанеду вместо заданного, недавно в школу не пошел со слезами на глазах: не хочу, мамочка. И я оставила ребенка в тот день дома. Я не буду его заставлять, тем более не буду бить, как учительница посоветовала, — взять палку и… Меня уже вызывали на комиссию по делам несовершеннолетних, полиция приезжала из-за этого. Иногда подумаешь, что, может, и прав отец, который спас Оджана от этого давления…

Лесные университеты Оджана Наумкина

— У меня есть учебники институтского курса физики, биологии, другие. Папа-художник учил меня живописи. Мама, преподаватель музыки, — слушать классику. Многие только мечтают жить на природе, учиться под пение птиц, а мне повезло, — говорит молодой человек, которому не довелось посидеть за школьной партой.

Землянка, которая на прошлой неделе стала центром сенсационного внимания, находится недалеко от Белокурихи, в трех километрах от села Ульяновка. Между тем попасть к роднику, возле которого живет семья алтайских отшельников, не так просто, нужно преодолеть крутой спуск, продравшись сквозь заросли ельника.
Оджан, встретивший нас на дороге, говорит, что их еще с вечера предупредили, что приедут журналисты. Его переполняет желание рассказать о своей жизни, он охотно снимается на камеру и отвечает на вопросы.

Александр Наумкин и Елена Корнева еще в 90-е годы прошлого века ушли жить в горы.

— Я родился 14 февраля 1993 года в землянке в Усть-Коксинском районе. Родителям сказали: «Где рожали, там и регистрируйте», — рассказывает Оджан. — Так я и остался без документов.

По словам Оджана, восемна­дцать лет из своих двадцати он жил в лесу. Время жизни в бийской квартире (с двух до четырех лет) осталось в памяти в виде ярких обрывков из мультфильмов. После его родители снова вернулись на природу, а там мальчику приходилось лишь слушать кино по радиоприемнику.

— Очень понравился «Титаник», — говорит наш герой, сам чем-то похожий на юного Ди Каприо. — Чувствуется, что фильм с большим художественным вкусом сделан. Надеюсь, когда-нибудь увижу его и на экране.

В жилище

Возле землянки нас встречают Александр и Елена. Родители Оджана, как и сын, — в чистых светлых рубашках. Правда, неглаженых — какие утюги, когда нет электричества. «В нынешней цивилизации людей слишком часто пытаются утюжить», — скажет позднее кто-то из Наумкиных.

Перед жилищем под навесом — своеобразный шкаф — обтянутые полиэтиленом картонные коробки, в которых хранится одежда, в том числе теплые зимние вещи. Тут же стоят ведра с опятами, неподалеку — летний очаг, где готовится пища. Чуть дальше — огород, на котором растут турнепс, пекинская капуста, цветы, вишня, есть даже киви и маньчжурский орех.
Внутри землянки — большой топчан для родителей и чуть поменьше — для Оджана. Над печкой — своеобразные палати, где сушатся лекарственные травы. Рядом пачки «Беломора», который курят старшие. Александр говорит, что на природе к папиросам нет привыкания.

Обитатели землянки уверяют, что не обращались к врачам с 1985 года, хотя до этого, по словам главы семейства, у него были проблемы со здоровьем. Правда, нынешней зимой приболели всей семьей — застудились.

К деньгам у отшельников отношение спокойное.

— Были бы деньги, купили бы виллу или, по крайней мере, построили баню, — говорит глава семьи. — Пока же вырученного с продаж картин и даров леса в городе-курорте хватает в основном только на еду.

Продукты хранятся в коробках, возле которых нагло снуют мыши и бурундуки. Кот-мышелов умер от старости.

— Снова кошек заводить жаль, им ведь и молока нужно, не только одних мышей, а здесь с молоком проблемы, — говорит Елена.

У окна, обтянутого полиэтиленом, — большой стол, в центре которого мирно тикают часики «Вега».

— В мире, от которого мы немножко дистанцировались, люди загромождают себя множеством вещей, и нужных, и не очень, — размышляет Александр Наумкин. — И потом удивляются, почему время быстро проносится. Освободитесь от хлама — и оно потечет спокойнее…

Был момент, говорит отец Оджана, когда он увлекся психофизикой времени и даже написал несколько работ на эту тему.

— Кто-то воспринял их как сенсацию, кто-то как шарлатанство, — не скрывает Наумкин. — Но я никому своих идей и не навязываю — то, что представлено обо мне в Интернете, так же далеко от истины, как и то, что мой сын — «маугли».

Испытание

Штамп «маугли» появился в СМИ после сообщений прокуратуры о том, что в алтайской тайге обнаружен молодой человек без документов и социальных навыков, брошенный в землянке родителями.

— В начале лета жительница села Ульяновка Маргарита Кротова привела к нам этого парня, которому на вид было лет шестнадцать, — рассказывает Роман Фомин, прокурор Белокурихи. — Мальчик был растерян, рассказал, что родители ушли в неизвестном направлении, оставив записку, что он уже самостоятельный и может жить один. После официальных запросов в разные инстанции выяснилось, что гражданина Оджана Наумкина в стране не существует…

В апреле этого года Александр и Елена действительно оставили своего сына одного в землянке, написав записку, чтобы он их не искал, чтобы посадил огород и починил печь.

— Это было испытание. Конечно, болела душа, переживали, но так нужно было сделать, — утверждают родители.

По словам Оджана, он испугался в первую очередь не за себя, а за мать и отца.

— У них было с собой в дорогу пять тысяч рублей и пять картин. Я боялся за их жизнь и даже написал в полицию заявление. Но там сказали, что оно не имеет смысла.

Художница Маргарита Кротова, знакомая семьи Наумкиных, до сих пор не может понять такого поступка родителей Оджана.

— Мой муж считает, что они правы, а я не могу забыть, каким был растерянным и голодным этот двадцатилетний ребенок, когда я его встретила.

Кротова помогла Оджану найти временную работу, купила мобильник, приютила у себя до возвращения родителей. Те вернулись в конце июня.

— Мы хотели уехать жить в Приморье, — рассказывают Александр и Елена. — Но чем дальше мы шли, тем больше видели наркоманских шприцев на остановках.

Елену шокировало и обилие попсы и мата.

— Нормальные слова у нынешних молодых людей используются в качестве запятых, — говорит она. — Мы еще раз поняли, что не зря ушли в лес. Пока мы решили остаться в своей землянке под Белокурихой.

Что дальше?

По словам родителей, они теперь не боятся за судьбу сына.

— Оставшись один, он разбил огород в 30 соток. Мы замечаем его ум и самостоятельность, видим, что он не склонен совершать что-то негативное, ведет себя скромно и рассудительно. Он понимает, что все нужно добывать своим трудом, — говорит Елена.

Даже возможный призыв сына в армию их, похоже, не пугает.

— Я сам прошел армию, работал с шестнадцати лет на заводе, — спокоен старший Наумкин. — И завод, и армия запомнились честными мужскими коллективами.

Вернувшись из Находки, родители заметили, что их сын стал больше тянуться к социуму. Оджан, который до 18 лет практически не выходил из леса, сейчас почти каждый день бывает в Белокурихе, с помощью Маргариты Кротовой приобрел отцу и матери по сотовому телефону. На вырученные от продажи грибов деньги купил бензопилу. Планирует приобрести генератор, чтобы в их землянке был свет.

В прокуратуре пообещали в ближайшее время решить вопрос о выдаче ему паспорта. Оджан пока радуется этому. Хотелось бы верить, что не зря. Еще бы очень хотелось, чтобы вторжение журналисткой братии в мирную жизнь Наумкиных (а то, что устроили вокруг землянки конкурирующие в охоте на «маугли» федеральные телеканалы, — просто страшно) не оставило черный след в доверчивой душе Оджана.

Новые приключения отшельников Наумкиных

Наумкины говорят, что в прошлые годы случалось, косули приходили и грелись на солнце рядом с их жильем.

— Сейчас мы косуль уже не видим, такое ощущение, что мир, в котором стало много браконьеров, делает животных пугливее, — говорит Елена. — И они прячутся подальше. Мы тоже прячемся от того, что происходит в обществе, хотя связи с социумом не рвем.

Прокурор Белокурихи Роман Фомин в судебном порядке принимает меры для установления факта рождения местного жителя, воспитывавшегося семьей отшельников в лесу. Отсутствие документов, подтверждающих факт рождения молодого человека, не позволяет ему получить документы, удостоверяющие личность, и пользоваться в полном объеме правами, гарантированными государством.

Юный отшельник относится к категории социально незащищенных граждан, не имеет средств на оплату услуг представителя, самостоятельно обратиться в суд за защитой своих интересов не может, поэтому прокуратура Белокурихи обратилась в суд с заявлением об установлении факта его рождения.

В начале этой недели представители федеральных телеканалов пытались увезти Оджана и родителей в Москву, обещая показать достопримечательности столицы и заплатить деньги. В Горно-Алтайском аэропорту из-за споров телевизионщиков, кто первый должен заполучить Оджана в студию, разгорелся нешуточный скандал. По некоторым данным, Наумкиных все же уговорили лететь в Москву, но вылететь семье не удалось, потому что у Александра и Елены есть только совесткие паспорта, а у Оджана вообще нет документов. Сейчас московские журналисты гуляют по Белокурихе, а семья отшельников занимается подготовкой к зиме.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость