Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Страхи

Андрей Никитин.
Андрей Никитин.
Анна Зайкова

— Вот у нас на сайте всё пишите про этот майдан, пишите… А зачем? Только людей пугаете.

— А ты чего испугался? Это же далеко и вообще не у нас.

Есть у нашего сайта один постоянный читатель, к которому я теперь могу по дружбе обращаться на ты, а он всегда говорит: «у нас на altapress.ru написано». Правда, сам он на наш сайт не пишет (или делает вид, что не пишет) ни статей, ни комментариев, но всегда в курсе всех событий, знает всех комментаторов по никам и как-то по-своему разбирает их по полочкам: «кто из них за что».

На днях был у нас с ним душевный разговор из серии «я к психологам обращаться не стану», в котором он поделился со мной своими страхами, а потом после недолгих уговоров согласился, чтобы я ими поделился с читателями (естественно, разговор передается не дословно). Почему я его просил об этом? Мне показалось, что его страхи какие-то уж очень типичные (хотя, я могу и ошибаться) для людей моего поколения (а этот наш читатель всего на пару лет старше меня), работающих по найму на уровне т. н. «менеджеров среднего звена». Поэтому я хотел бы спросить у людей, кто подпадает под это описание — у вас есть подобные страхи, а у других — какие страхи достают вас?

— Как ты не понимаешь? Этот ваш майдан — сейчас далеко, а если он тут будет? Ты представляешь, что случится?

— А что?

— Да разное. Вот работаешь ты, работаешь, строишь как-то свои планы, а бац, кто-то с кем-то не поделил что-то, а все твои планы коту под хвост.

— Подожди, при чем тут майдан на Украине?

— Да плевать на Украину, она сама по себе 20 лет живёт и с нами жить точно не собирается. Но вот представь, завтра такая муть у нас, и люди вместо того, чтобы на работу ходить, орут на площадях, а это, может быть, твои сотрудники, или из другой фирмы, где у нас контракты. И что-то валится, тут не проходит, там задержка. И все это не разово, а день, неделю, месяц. А если больше? Вот тем, кто орёт, им, может, и хорошо, а мне-то на семью зарабатывать надо. Все очень легко к этому относятся, я думаю, а когда что-то такое здесь случится, и всё вдруг изменится, вот этого я и боюсь.

— То есть ты боишься каких-то перемен. Каких?

— Да любых! Больше всего боюсь оказаться в том ужасе, который у наших родителей в начале 90-х случился. Понимаешь, до меня только сейчас, когда всё в жизни образовалось, дети подрастают, какие-то планы имеются, стало доходить, что значит в 43 года оказаться в другой стране с другими правилами. Кошмар, как же они это всё вынесли.

— Ладно. Этот твой страх понятен. А ещё ты чего боишься? Ну там несчастный случай, война, болезнь, ядовитые змеи и подобное можешь опустить.

— Боюсь, что работы лишусь. Вот 10 лет назад мне это было не страшно, взял, да пошёл на другую. Или уехал в Новосибирск, или в Москву. А сейчас? Куда я, нас четверо!

— А как именно ты боишься её лишиться?

— У меня тут два варианта самых страшных — начальство с ума сойдёт и куда-нибудь не туда повернёт контору. Или кризис опять накроет по-настоящему, но это еще хуже, потому что всех же накроет.

Еще боюсь заболеть. Нет, не потому, что боюсь болезни, ты сказал, что это самом собой. А потому, что боюсь новых докторов. Я сто лет в поликлинике не был, тут на всякий случай сходил провериться три года назад по полной программе, а там какие-то сидят всё новые. Понимаешь, я раньше приходил, а врачи всегда были старше меня. И я им верил хотя бы в силу своего и их возраста. Ну и как-то раньше не слышал ничего такого про врачей. А сейчас сидят такие юные, а я же знаю, какие ко мне приходят после вузов, и думаю — а если она такая же? Боюсь я лечиться у них.

— Подожди, у тебя факты какие-то есть для этого предубеждения?

— Нет, но страх-то не на фактах, а на ощущениях. Вот не верю я им, и всё. Еще боюсь, что цены на учёбу в вузе опять вырастут. У меня старшему до поступления — 3 года. Сейчас по его специальности (мы её уже выбрали) — 76 тысяч. Я прикинул, что вот с квартирой мы уже всё решили, машину не буду обновлять какое-то время, если кредит взять, то 76 в год — это, конечно, уже страшно, но ладно. А представь, сто!

— Ну есть и сто. А на бесплатное не пройдёте?

— Да кто ж его знает, как оно получится? А если ещё больше бесплатных мест закроют? А через пять лет поступать младшему, а там что? Я даже думать об этом боюсь. А помножь все это на то, что вдруг начальство с ума сойдёт, или кризис, или заболею, или…

— У тебя паранойя просто.

— Нет, я же не постоянно боюсь, но иногда под утро проснёшься — ну там неприятности какие-нибудь по работе, в голову мысли лезут, как эту ерунду решить, не спишь, ворочаешься, а к этим «головнякам» вдруг что-нибудь — «так вообще побояться» всплывёт. Встанешь разбитый, едешь на работу, ещё какой-нибудь подрежет. Вот! Еще боюсь в аварию попасть. Нет, ты говорил, что несчастный случай не считается. Но я же вижу, как кругом ездят. Страшно же, что не ты врежешься, а тебя неожиданно какой-то криворукий или тупой в бок стукнет. Или дорога как всегда не убрана, лёд, а у тебя в машине вся твоя семья. И страшно же, нет?

Родители старые. Ну тут понятно, тут у всех так.

А цены? Я же оглянуться не успел, как мне вместо 2 тысяч надо 5 платить за квартиру. И так во всём. А ты тут сидишь, планы, допустим, на образование ребёнка строишь, а не знаешь, какие яйца завтра подорожают. И что?

— Но больше всего ты боишься майдана?

— Да при чем тут майдан? Майдан — это до кучи. Итак всё неопределенно как-то, а тут еще вы со своей Украиной.

— Совсем страшно тебе жить?

— Нет, нормально. Просто хочется, чтобы стабильно было, а не так, что завтра проснулся, а все твои планы коту под хвост.

— А сейчас у тебя стабильно?

— Я бы сказал, стабильненько, так тоненько, что аж страшно.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость