Жизнь

Важная бумага-1997. Мастер-класс из прошлого века дает известный «эротический» фотограф Барнаула (16+)

Сегодня в воскресном выпуске рубрики «Важная бумага» — историческое интервью с известным барнаульским фотографом Михаилом Хаустовым. Вот уже несколько десятилетий своими снимками он убедительно опровергает пессимистический вывод «солнца русской поэзии» по поводу дефицита стройных женских ножек и прочих дамских прелестей не только в России, но и даже в отдельно взятом Барнауле.

Девушки Михаила Хаустова
Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

От ведущего рубрики

ЭПИГРАФ

«Увы, на разные забавы

Я много жизни погубил!

Но если б не страдали нравы,

Я балы б до сих пор любил.

Люблю я бешеную младость,

И тесноту, и блеск, и радость,

И дам обдуманный наряд;

Люблю их ножки; только вряд

Найдете вы в России целой

Три пары стройных женских ног.

Ах! долго я забыть не мог

Две ножки… Грустный, охладелый,

Я всё их помню, и во сне

Они тревожат сердце мне.»

А.С. Пушкин. «Евгений Онегин»

В конце 80-х годов прошлого века студент географического факультета Миша Хаустов организовал выставку (первую в краевом центре!) своих снимков в стиле «ню» и даже убедил меня, как редактора университетской газеты «За науку», опубликовать иллюстрированный анонс этого мероприятия.

Леонид Вихрев, директор школы практической журналистики ИД «Алтапресс».
Анна Зайкова.

А десять лет спустя, будучи уже маститым и востребованным «эрофотографом», он любезно согласился поделиться секретами своей, подчас очень щепетильной работы с тогда еще молодым корреспондентом газеты «Свободный курс» Андреем Никитиным (ныне — большим медианачальником).

Тогда, на газетной полосе удалось разместить только одну фотографию. Для этой публикации Михаил Иванович любезно предоставил несколько снимков из своих архивов именно тех времен, о которых идет речь в интервью.

Влюбляюсь! Но только на миг!

Мишель… Михаил Хаустов. Широко известный в узких кругах фотограф эротического жанра. Он рассказывает нам о той стороне эротической съемки, которую наблюдает в видоискатель своей фотокамеры.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Когда ты начал снимать обнаженное женское тело?

— Моя первая съемка «обнаженки» официально состоялась 21 июля 1989 года. А неофициально — с 1976 года, как только мне купили первый фотоаппарат.

— Тебе в 1976 году сколько лет было?!

— Одиннадцать. Фотографировал втихушку. Качество фотографий ужасное. Представь себе: снимал «Сменой-8М». В 1839 году изобрели фотографию. В тот год в мире было снято всего около 200 дагерротипов. И каждый десятый из них был с эротикой. В первый же год!

Так и у меня. Как купили фотоаппарат, так и понеслась душа в рай. Первые снимки: автомобили, парашютисты и женщины. Впрочем, какие они тогда женщины были? Соратницы лет 11−13.

— Чего там снимать-то в 11 лет?

— В том-то и дело. Это уже сейчас понимаешь, что нечего. Как только я начал делать первые высококачественные снимки, все детские негативы и отпечатки сжег.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— С тобой все ясно, некуда было объектив пристроить. Но подружками твоими что двигало?

— Честно говоря. для меня это тайна, покрытая мраком.

— А как ты начал «профессионально» фотографировать" эротику?

— В далеком 89-м была мода на все некогда запретное. Доступны стали прибалтийские газеты, в которых организовывались эротические фотоконкурсы. Многие девчонки загорелись идеей принять в этом участие. Я в то время, будучи студентом, любил прохлаждаться с фотоаппаратом в университетских общежитиях. Ни одного этажа в универовской общаге-«двойке» не обошлось без фотокорреспондента газеты АГУ «За науку» Михаила Хаустова.

Да, зимой 89-го я был в турпоездке по Восточной Германии. Один раз выпивали с немецкими солдатами. Они расчувствовались и стали хвастаться перед русскими туристами фотографиями своих «либен фройлян». И у всех солдат, кроме простых портретов, были обнаженные снимки любимых! Вот это меня и подстегнуло.

— И все студентки голыми снимались?

— Выше пупка все, кто желал. Ниже — только некоторые.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Кроме съемок, у тебя с ними ничего не возникало?

— Нет. Обычно такое разделение труда: одних снимаешь на фото, других — просто снимаешь. Я отснял с 1989 года более 300 женщин. И только с двумя из моделей я позволил себе нечто большее, чем фото.

— У тебя есть специальные подходы, чтобы «раскрутить» женщину на эротическую съемку?

— Ходить за ней, две недели уговаривать — такого еще не было. Да — да, нет — нет. Я до сих пор не могу понять такую чепуху типа — если женщина говорит «нет», то это значит «да». Для меня все конкретно. Не хочешь — не надо.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Бывает, что модели, мягко говоря, пристают во время съемки?

— У меня железное правило: кого снимаю, с той не сплю. Некоторые из моих моделей думают, что если они обнажились передо мной, то выражают призыв. И вдруг я, обманув их ожидания, надеваю колпачок на объектив и прощаюсь. Она думает, что красивая и голая способна вызвать ответные чувства даже у памятника. А раз фотограф не реагирует на пассы ее тела, значит, он импотент либо гомосексуалист. Надо же: мужчина — и не кобель?! Импотентом меня за это часто обзывали прямо в глаза. А слухи про «голубизну» распространяли через знакомых.

— В каком возрасте к тебе приходят женщины на съемку?

— Есть две категории. Студентки с 18 до 23 лет и женщины после 30. Между 23 и 28 годами — пустота. В это время женщина полностью самодовольна. Пять лет идеального благоухания, когда все есть и не нужно никакой фотоэротики. Студентки идут на съемку просто ради любопытства. Вот, мол, я и так могу! А взрослые женщины хотят испытать себя. Какова я?

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Ты их находишь или они тебя?

— Две трети меня находят.

— И что, они просят: «Снимите меня, дяденька, голой»?

— Так тоже бывает. Особенно на пляже. Лежит на животе, загорает, верх бикини на спине развязан. Видит меня с фотоаппаратом. И этак пальчиком к себе манит. Мол, я такая крутая, а ты на меня внимания не обращаешь. И сразу говорит: «Дяденька, щелкни меня!».

— Где происходят сами съемки?

— У-у. Раньше в своей квартире очень много фотографировал. А потом понял, что лучше всего женщина раскрепощается у себя дома либо на природе. Особенно благотворно действует природа.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Такая съемка одним кадром не ограничивается. Модели устают?

— Естественно. Два-три часа позирования. От двух до пяти кило веса сбрасывают. Лучше любой диеты!

— Как они потом используют свои фотографии? Кладут в семейный альбом, вешают на стенку рядом с шишкинскими «Мишками»?

— Я пытался исследовать эту проблему. Чаще всего у них есть тайные альбомы, подружкам показывать. Или чтобы «завести» партнера.

— Подружкам-то зачем?

— Как ни странно, они хвастаются собой. Женщина нутром чувствует даже потенциальную конкурентку и «поднимает» себя перед ней любым способом. А ведь красивая фотография лучше любой обновки ударит конкурентку. Если тряпку можно купить, то тело в магазине не продается.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Замужние женщины фотографируются для своих мужей?

— Это для меня белое пятно. Заказ есть, фотография сделана, работа оплачена. Дальше — ее дело. Сейчас, между прочим, заказы от семейных пар идут на совместную съемку.

— На порно?

— По-разному. Сама порнуха никому же не интересна, тем более мне. Фотографировать просто мясо? В этом нет никакого искусства.

— А не кажется, что к тебе приходят даже за красивой эротикой не совсем нормальные люди?

— Что такое нормальный человек? Вчера эротика была запретной, но всех интересовала. Сегодня не запретна, все равно интересует.

Знаешь, если меня видит какой-нибудь знакомый журналист разговаривающим с девушкой, он тотчас начинает распространять слух, будто я очередную соблазняю. Господи, да нормальные мы все! Сердце твое дышит радостью — вот главная норма.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Были случаи, когда обнаженными приходилось снимать известных людей: политиков, бизнесменов, артистов?

— М-м-м… Богатых сегодня интересует чистая порнуха. Ни пленок, ни отпечатков не остается. Ничего, естественно. не докажешь. А за красивой эротикой приходят интеллигенты или, по крайней мере, прикоснувшиеся к образованию. Здесь фантазия нужна.

— Что если женщина, ну… не очень красивая?

— В этом-то и прелесть! Приходит ко мне огромная дама. И я умудряюсь ее так снять, что пальчики оближешь. Или дамочка всего килограммов под сорок. А на фото получается воздушная тучка. Классическая эротика не требует фотографирования в рост. Только какую-нибудь выделяющуюся статностью часть тела. И у каждой женщины есть свои достоинства. У каждой! Лишь бы она хотела выглядеть на снимке прекрасной.

— Тебе самому какие нравятся?

— Всякие. Больше, конечно, пампушки. Кустодиевские Венеры.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Отснято 300 женщин. Можно сделать вывод о фигурах сибирячек?

— Все западные мерки красоты формируют коммерческий эталон. Это — холодность, недоступность… Практически любая модель — Кроуфорд, Андерсон — попадает в разряд недосягаемой. Ими мужики восторгаются. Но нормальных чувственных отношений эти живые манекены вызвать не могут. Они воруют сердца, только толку никакого. А земные женщины — вот они! Их можно, простите, потрогать. Это не восковые куклы. И в каждой своя изюминка. У каждой не эталонная, а своя фигура.

Знаешь, в идеальной женской ноге от 10 до 13 параметров, выделяемых мужчиной подсознательно. Но любят ведь не за параметры. Кстати, хочешь расскажу, как губит женскую ногу лайкра? Колготки с лайкрой высветят даже еле заметную кривизну. Лайкра (как матовая, так и глянцевая) отражает свет. По чулку идет тонкая полоска блика. По стройным ножкам она нигде не изнидается, и это круто подчеркивает их стройность. А по другим — делает зигзаги. Особенно сзади. Кривизна, выпячиваемая лайкрой, просто слепит.

— У тебя есть постоянные клиентки?

— Почти семьдесят. Приходят через год, два. Что-то у них меняется. Хотят снова запечатлеться.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— Самый экстремальный случай эротической съемки в твоей практике? На березе, в грязном подвале?

— Один раз пришлось снимать «обнаженку» на улице 8-е Октября. На деревьях я часто фотографирую. В подвалах — нет. Антисанитария. Вот на крышах — это да. Зайди сам на крышу универовской общаги-«четверки». Пиво, лимонад и загорающие женщины. Просто мне уже лень сейчас по крышам лазать.

— Когда получаются лучшие снимки?

— Когда влюбляешься в объект полностью. Но только на мгновение.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

Послесловие

За весь наш разговор Миша ни разу не описал конкретный случай съемки. Напоследок я попросил его рассказать о каком-нибудь снимке отдельно. Он предложил мне самому выбрать понравившееся фото, о котором он с удовольствием бы поговорил. Я выбрал снимок, который иллюстрирует это интервью. Мне показалось, что именно здесь, где нет по-настоящему открытого тела, Хаустов весь.

Девушки Михаила Хаустова
Михаил Хаустов.

— 1994 год. Девушка снимала комнату в общежитии одного из техникумов. Отснял ее прямо там. В комнате. Ей понравилось. Решил сделать несколько снимков в дендрарии. А этот кадр вышел случайно. Я пытался поправить платье вручную. Но оно все время сползало. Так угробил 20 кадров. Выругался в душе и решил заканчивать. Но тут поднялся ветер и сделал за меня то, чего я добивался долгое время. Знаешь. Сейчас хочу сделать выставку именно из подобных снимков. Ничего откровенного! Но маленький штришок создает впечатление. Это самое интересное.

Андрей НИКИТИН.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость