Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
22541

Видео и фотофакты. Оставленный родителями юный отшельник разбил огород в предгорьях Алтая и нашел себе временную работу

11 сентября журналисты пришли в гости в землянку к сыну алтайских отшельников Александра и Елены Наумкиных Оджану, оставленному родителями в лесу почти на три месяца.

Огород в лесу

Как выяснилось, родители не просто так оставили юношу одного почти на три месяца. Это, по словам отца, было испытание для 20-летнего сына. В записке, которую парень нашел, когда вернулся из Белокурихи, где продавал грибы и ягоды (см. статью «Найденный в лесу сын отшельника Наумкина изучал институтский курс физики в землянке при свечах») кроме прочих слов были и наставления для парня — разбить и засадить огород, а также отремонтировать печку к осени.

Видео опубликовано на канале Gon Richard.

С первым заданием парень справился — в 12 км от землянки в районе села Новотырышкино он возделал огород в 30 соток. Но с печкой не успел. Только теперь, вернувшиеся из дальних странствий родители сумели починить печь в землянке.

Зато, как выяснилось, Оджан проявил еще одни самостоятельный поступок — устроился на работу. Правда временную. Как говорит парень, он помогал что-то красить.

Куда ходили родители?

Отец и мать Оджана уже привыкли переходить с места на место, ведь в отшельниках они с начала 90-х годов прошлого века. В этот раз им пришло в голову искать место для поселения где-то возле Находки в Приморском крае.

В начале лета, спровадив сына в Белокуриху на продажу «даров леса», родители отправились на Дальний Восток в поисках лучшей доли.

Где-то они путешествовали автостопом, где-то шли пешком. В дороге старшие Наумкины изучали современное общество, с которым были знакомы немного — отец иногда бывал в Белокурихе, продавал картины. Иногда к нему, как к духовному учителю, приезжали в землянку паломники. Но Наумкины не знали, что общество «так сильно испортилось». То, что они увидели по дороге, обоим не понравилось. Неприятнее всего их поразило обилие наркоманских шприцев на земле и обилие мата, который звучит отовсюду. Елену, как бывшего учителя музыки, поражают современные песни, она просто в ужасе от них.

В Приморье Наумкиным не понравилось. Решили, что на Алтае всё же лучше и вернулись на родину как раз тогда, когда Оджан уже открыл для себя мир за пределами привычного леса.

Землянка и «ключи»

Землянка Наумкиных, расположенная в 3 км от поселка Ульяновка, что недалеко от алтайского города-курорта Белокуриха, небольшая — всего 3 на 3 метра. В ней семья живет только три года. Раньше они проживали в другом распадке под Белокурихой, а еще ранее — в горах в Республике Алтай, в Усть-Коксинском районе. Там-то и родился зимой 1993 года без акушерской помощи маленький мальчик, которому родители дали имя Оджан — «Духовный человек».

Родители ребенка — художник Александр Наумкин и его жена Елена — ушли в тайгу в 1991 году. Вначале этот уход был обусловлен тем, что у Александра начались проблемы со здоровьем и ему надо было жить на свежем воздухе. Но вскоре в стране начались проблемы с деньгами. Александр нашел выход в отшельничестве, к этому его привели еще работы о неких «омолаживающих зеркалах», приписываемых астроному и физику Николаю Козыреву.

Александр Наумкин в своем отшельничестве также занимался духовным искательством, он написал несколько книг: «Калагия», «Синергетика» и «Аватара-Йога».
В землянке всюду висят некие обереги из меди, похожие на ключи. На Елене тоже есть медный пояс. Некие изделия из картона и меди также стоят в землянке в разных местах. По словам Александра, они не лечат, но помогают выздороветь.

В землянке, как уже говорилось выше, есть печь, лежак для отца с матерью и за печкой — лежанка для сына. Стоит в жилище Наумкиных стол. На нем — краски. Ведь оба — Александр и Оджан — художники.

Из предметов цивилизации — радиоприемник на батарейках, настольные часы «Вега» и… мобильный телефон. Так как электричества в землянке нет, неясно, где этот мобильник подзаряжается.

Рядом с землянкой стоит навес, под ним — куча коробок. Это что-то вроде шкафа с вещами семьи.

Быт

Всего у Наумкиных три огорода, кроме того, что разбил самостоятельно Оджан, еще один — возле землянки (на 15 соток), а другой где-то в лесу.
На ближнем огороде растет пекинская капуста, маньчжурский орех, даже киви. Питаются Наумкины обычно, если есть деньги, то отец покупает и что-нибудь мясное. А так, едят чаще всего выращенное на огородах.

Отец и мать курят «Беломор». По словам Александра, на свежем воздухе теперь это он не считает вредным. Вообще, как говорят Наумкины, они теперь практически не болеют. На вопрос, выпивают ли спиртное, ответили, что, когда приезжают гости, могут немного выпить — запрета себе такого они не ставили.

Ни каким-то «богом», ни отшельником Александр Наумкин себя не считает. Говорит, что будь у него деньги, жил бы в коттедже, но на природе, в город им не хочется, там плохо пахнет бензином и прочей химией.

Своего сына родители обучали самостоятельно. Уже с 5 лет Оджан умел читать и писать.

Как рассказывает младший Наумкин, где-то у них есть родня, но с ними семья не общается. Мол, родня их недолюбливает именно за образ жизни.

— А что мы делаем не так? — спрашивает Оджан. — Мы живем в лесу, но даже деревья не рубим, а, наоборот, садим новые. Для костра только валежник используем…

* * *

Сейчас отец сказал Оджану, что парень свободен в выборе, как ему жить дальше. Теперь юноше в первую очередь надо получить документы, ведь у него нет ни одной «бумажки с печатью» с рождения.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Расскажи новость