Жизнь

Водитель «паласохода». Как инвалид из Барнаула добивается у властей коляски, чтобы выбраться из собственной квартиры

В сказке об Аладдине у главного героя был волшебный ковер, на котором можно добраться куда угодно. У барнаульца Андрея Кочанова тоже есть ковер и тоже волшебный. На нем он ежедневно поднимается и спускается с пятого этажа своего дома. У мужчины прогрессирует мышечная дистрофия — самостоятельно выйти на улицу уже невозможно. Ему нужна коляска за 600 тыс. рублей, но пока чиновники «оторвали» от бюджета только три тысячи. О государственных грошах, депутатских обещаниях и «Поле чудес» — наш материал.

Пандус для инвалидной коляски.
Пандус для инвалидной коляски.
Юрий Верещагин в нашбийск.рф

45 ступеней

Андрей садится на ковер в начале лестничного пролета. В палас, уже протершийся до дыр, вшит старый противень. Елена становится впереди супруга и хватается за ткань. Так взваливают на спину тяжелый мешок, когда готовятся идти в горы. С тяжелым вздохом перед первым шагом.

Елена проходит одну ступеньку за другой и тянет мужа вперед. Андрей помогает, как может — перебирает руками по перилам.

Мимо проходят люди, спрашивают, нужна ли помощь. В ответ слышится только растерянное: «А что тут сделаешь?"
Таких пролетов — пять в одну сторону. В каждом — по девять ступеней.

Андрей Кочанов.
Предоставлено altapress.ru.

Надо было маму слушать

Подъезд дома, где живут Андрей и Елена Кочановы, выкрашен в «приветливый» лиловый цвет. По пути на этаж можно заметить большие кактусы с фиолетовыми цветами, в тон к стенам. А вот лифта и пандуса нет.

Этот дом помнит историю семьи Кочановых. Здесь они познакомились в компании друзей и больше не расставались. Здесь жили после свадьбы, растили сына Диму.

«Так сразу и не вспомню, что в нем понравилось сначала, — говорит Елена с мечтательной улыбкой, — общие интересы были. Добрый, позитивный. Ну, как это случается… цветы дарил, в парк водил».

Семья Кочановых.
Предоставлено altapress.ru.

Это было в начале 1990-х, перед самым развалом СССР. Незадолго до этого разрушились и все планы Андрея.
Он рассказывает, как бы шутя: «Я, конечно, после школы служить собирался. В танковые войска хотел, почему-то у меня армия с ними ассоциировалась. Но в медкомиссии невропатолог сказал однозначно — никакой службы. Провели обследования. Вот, даже след на ноге от биопсии остался».

Чтобы показать его, мужчина поднимает штанину. Получается медленно, жена помогает. Так во всем.

На голени еле заметная «черточка» — след от операции. После нее Андрей наконец узнал свой диагноз — миопатия Эрба-Рота.
Она заявила о себе раньше, еще в подростковом возрасте, но юноша предпочитал не замечать, что стало сложнее бегать и прыгать, а затем держать спину, ровно ходить.

Операция, операционный стол.
СС0

Кочанов до сих пор винит себя за «то ли максимализм, то ли минимализм»: «Мама мне говорила: давай тебе инвалидность оформим, тросточку возьмешь. А я протестовал: какая мне палка! Я здоровый мужик, не лезь. Все нормально. Надо было маму слушать».

Андрей хохочет, почти заливается. Так смеются, когда больно, но показывать слабость не хочется.

Не какой-то сапожник

Своей девушке Елене о диагнозе он рассказал сразу. Она не испугалась, говорит, что тогда Андрей еще ходил, поэтому казалось, что все не так мрачно.
Вместо армии Кочанову пришлось сразу выбирать профессию. Но не желанную, а посильную.

Андрей Кочанов.
Предоставлено altapress.ru.

«Мне посоветовали пойти в училище на сапожника. Не нравилось мне это дело. Но быстро понял, что можно подзаработать. Преподаватели нам повторяли: не сапожник, а обувщик. Это по-научному», — деловито подмечает он.

С тех пор Андрей на пренебрежительное «сапожник» обижается. После учебы работал на профильном предприятии, освоил полный цикл производства.
В 1995 году фабрика развалилась, и мой собеседник начал «скитаться» по другим работам: сторож, продавец, «кем только не был».

С особым трепетом вспоминает про обувную мастерскую своего друга. Там он трудился в начале 2000-х: «Осень-весна — сезон. Сапогов, ботинок много несли. За день можно было и тысячу рублей заработать. Жили хорошо».

Старая обувь.
unsplash.com

Сильный Дима

Но вскоре миопатия продолжила крушить весь привычный уклад. Андрею пришлось уволиться. Больше на работу он не вышел. Остался дома с маленьким Димой.
Его фотографии развешаны в зале, на стенах с обоями в цветочек. Вот Дима вернулся со службы. Вот женился.

Дима крепкий и высокий, с добрым взглядом, как у отца. Елена и Андрей с упоением перечисляют: «В детстве он куда только ни ходил: карате, моделировние, лыжи. Без дела не оставался. Всегда помогал и помогает, как может».

Часто приезжает к родителям, чтобы помочь папе куда-то добраться. Дима сильный — может поднять коляску с отцом и нести по ступенькам.
Оставив работу, Андрей начал пить. Он говорит: «Слава Богу, что Лена тогда нашла место. Она у меня повар. Кормила сотрудников одного учреждения — на ее зарплату и жили».

Кошелек, зарплата.
СС0

За то, что смог бросить пагубное пристрастие, тоже благодарит высшие силы. Считает, что без них бы не справился.
— Я ленивый, наверное. Глядите, какое пузо. Врачи, когда нашли миопатию, сказали, что нужно делать упражнения, вести здоровый образ жизни. А я и курил, и пил. Не занимался. Может поэтому сейчас все так.

«Встань и иди, мужик здоровый»

Мужчина начинает взбираться на диван. Пытается подняться на руках. Одышка. «Сейчас, сейчас», — тяжело произносит он.
Елена подлетает в последний момент и подхватывает мужа. Ежедневная акробатика.

С 2015 года Андрей передвигается по дому ползком с опорой на руки. На нижние конечности рассчитывать уже не приходится.

Кочанов рассказывает: «В тот день кот Васька разыгрался. Бегал туда-сюда. Запрыгнул на подоконник, а оттуда — на пол. Получилось так, что подставил подножку мне. Я упал на левую ногу. Слышу тыньк! — кость сломалась».

Семья Кочановых.
Предоставлено altapress.ru.

Андрей снова смеется. На щеках ямочки, глаза блестят.

Скорая, по воспоминаниям супругов, приехала за три минуты. Операция длилась час. После нее несколько месяцев нога была закована в аппарат Илизарова. От него тоже остался шрам, как когда-то от биопсии.

Врачи заставляли Андрея ходить на костылях. По его словам, медики думали, что он симулирует и на самом деле шагать способен. Говорили: «Встань и иди, мужик здоровый».
Мужчина выбрал альтернативный вариант — ползать. После этого ему выдали две государственные коляски — прогулочную и домашнюю. Обе неповоротливые и тяжелые.

Семья Кочановых.
Предоставлено altapress.ru.

Дома Андрей ползает на руках, а на улице передвигается в коляске. Но прежде, чем оказаться на воздухе, нужно выбраться из подъезда.
Эверест покоряют с кучей дорого снаряжения и после длительной подготовки. Такие путешествия запоминают на всю жизнь и повторяют нескоро. Супруги Кочановы покоряют 45 ступеней в своем подъезде ежедневно.

«Мы думали-думали, что же делать. И тут жена, гений мой, решила вшить в палас противень. Так получился паласоход», — смеется. За десятки покорений лестницы, Елена надорвала спину. Еще стали болеть руки.

Андрей супругу жалеет, но она не уступает. Они часто гуляют в парке неподалеку от дома, выезжают за город в гости к родственникам.
Иногда пара путешествует. Елена и Андрей были в Новосибирском океанариуме.

Андрей Кочанов.
Предоставлено altapress.ru.

«Хотя, Лена, конечно, больше меня видела. Ездила в Нижний Новгород, в Москву», — добавляет глава семейства.

Три тысячи от государства

У Аладдина, помимо летающего ковра, была волшебная лампа. Джинн, живущий в ней, мог исполнить любые желания. У Андрея есть только одно — ступенькоходная коляска. Такая легко преодолевает любые ступени, бордюры и прочую недоступную среду.

Однако цена этого устройства — 600 тыс. рублей. Его производит компания Caterwil в Новосибирске. В начале 2022 года стало известно, что Россздравнадзор отказал организации в необходимой лицензии. Без нее люди не смогут получать «вездеходы» Caterwil за бюджетные средства.

Семья Кочановых.
Предоставлено altapress.ru.

Пособие по второй группе инвалидности у Андрея — 13 тыс. рублей. Он говорит: «Неврологи прописали витаминов на 5 тыс. Рецепт получили, покупать пока не стали». Специфического лечения мышечной дистрофии Эраба-Рота современная медицина пока не придумала. Но известен итог — полная обездвиженность.

В 2021 году собеседник пытался получить первую группу инвалидности, чтобы рассчитывать на бОльшую материальную поддержку.
Но в поликлинике направление на комиссию никак не давали. Помочь вызывался депутат из Москвы. Поговорил с главврачом, и комиссия собралась прямо дома у Кочановых.

Семья Кочановых.
Предоставлено altapress.ru.

Специалисты решили, что Андрей слишком здоров для первой группы инвалидности. Он может ползать, самостоятельно есть и выполнять легкую бытовую работу.
Елена трудится поваром-сушистом в магазине. Ее зарплата почти равна пособию мужа. Узнав цену на ступенькоход, супруги сразу поняли, что остается только просить помощи.

Прожорливая машина

Обзвонили алтайские благотворительные фонды — везде отказали. «Активнее всего помогают детям и молодежи. А тут взрослый мужчина просит на коляску», — говорят супруги.

Еще к Кочановым в гости приходил депутат. Сказал, выиграет выборы в Гордуму, постарается помочь, а не выиграет — извините.
Знакомая семьи посоветовала обратиться в программу «Поле чудес». Ведь детские желания там исполняют. Ребятишки получают от доброго Якубовича куклы и машинки.

Семья Кочановых.
Предоставлено altapress.ru.

Но письмо от взрослого и беспомощного барнаульца, видимо, так и осталось среди банок с соленьями, которые десятками дарят известному ведущему.
Последней инстанцией был Кремль. Андрей отправил письмо Владимиру Путину. Ответа не было.

Как выяснилось, бумагу отправили в Управление социальной защиты по Алтайскому краю. Вот, как там помогли.

«В соответствии с решением комиссии по оказанию помощи в денежной форме принято решение оказать вам материальную помощь в связи с трудной жизненной ситуацией в размере 3 тыс рублей», — говорится в документе, который семья получила от ведомства.

Семья Кочановых.
Предоставлено altapress.ru.

Кочановы «постучались» в телевидение. Недавно наши коллеги с телеканала «Толк» сняли сюжет об Андрее, Елене и самодельном ступенькоходе.
Неравнодушных зрителей нашлось много, но помогли всего четверо, общей суммой 2,6 тыс. рублей.

Андрей спускается с дивана и ползет на кухню. В семье за кулинарию отвечает он. Лучше всего удаются борщ и блины. Еще иногда случаются роллы — приносит с работы супруга.

Вдруг он меняет привычную улыбку на серьезный вид и произносит: «Система тебя сожрет».

Если вы хотите помочь Андрею Кочанову, напишите в WhatsApp +7 999 400 2485. Мы передадим реквизиты для перевода средств.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость