Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Ясен Засурский: «Алтай? Есть у вас что посмотреть»

В номере, посвященном 40-летию АлтГУ, университетская газета «За науку» опубликовала интервью с легендарным Ясеном Засурским, работавшим многие годы деканом факультета журналистики МГУ. Это интервью — своего рода подарок газете и университету от спецкора «Российской газеты» Сергея Зюзина, выпускника АГУ и бывшего замредактора «ЗН». К сожалению, в печатную версию многотиражки полностью интервью не вошло, и Сергей Анатольевич любезно поделился с altappress.ru полной версией.

Вообще-то для юбилейного номера «ЗН» про просьбе «лично дорогого редактора В.Ф. Клименко» я должен был написать другой материал. Совершить двойной экскурс в прошлое: студенческую пору и период работы в АГУ. И я его совершил, оставалось точку поставить — в буквальном смысле слова! Но в этот момент немалый по объему текст «грохнулся». Без объявления войны (подлые «железяки» в этом плане мало отличаются от «вероломных немецко-фашистских войск»). Безвозвратно и безнадежно. Что привело меня в изрядное расстройство. Но, как любит повторять один из авторов гениального до сумасшествия журналистского расследования «Тайны Воланда» Сергей Бузиновский, случайностей не бывает. Раз такое ни с того ни с сего случилось, значит, «тот, кому надлежит ведать моей судьбой», дал понять: рано тебе, дядя, мемуары тискать, не дорос еще, делай свою работу. И на следующий день — надо полагать, совершенно не случайно! — нарисовалась замечательная тема. Оказывается, живой символ факультета журналистики МГУ Ясен Засурский в военные годы жил в Барнауле, учился, заготавливал дрова, бегал в эвакуированный театр Таирова. Связаться с Ясеном Николаевичем помогли наши земляки — братья Игорь и Александр Сорокины, за что им огромное спасибо.

Набирал московский номер и вспоминал любимую шутку выпускников столичного журфака: «Я спросил у Ясена…». Необычное имя дала мама — в честь ясных глаз отца, с которым познакомилась в Польше на совместной работе в советском посольстве.

Барнаул оказался оазисом

— Алтай? — задумчиво переспросил Ясен Николаевич. — Есть у вас что посмотреть. Люди интересные. История великолепная, полностью не раскрытая.

— Вот и давайте поговорим об одной ее малоизвестной страничке. Как и когда вы попали в Барнаул?

— С началом Великой Отечественной отца перевели на работу в Государственный комитет стандартов, мер и измерительных приборов. В июле 41-го эту организацию эвакуировали в Барнаул, и мы семьей отправились в Сибирь в теплушках. Ехали через Казань, Новосибирск. В Москву вернулись через два года, в мае 43-го. Потом я посещал Барнаул в составе делегации Союза журналистов, но все на ходу делалось, ничего не успел посмотреть толком.

— Какие эпизоды из барнаульского детства запомнились больше всего?

— Барнаул оказался оазисом на том пути, который мы проехали. Здесь много сохранилось от мирной жизни. Поначалу я учился в школе, располагавшейся недалеко от Соборной площади. А потом, когда с фронта стали поступать раненые, нас перевели в деревянное здание, если не ошибаюсь, на углу улицы Анатолия и проспекта Красноармейского. А жили мы на улице Гоголя, в деревянной школе для глухонемых. В Барнаул я приехал учеником 5 класса. Класс у нас получился смешанный — половина местных, половина эвакуированных, но никаких ссор и разделения не было. Училось несколько ребят из Ленинграда и Одессы. Ленинградцы рассказывали незабываемые истории про блокадную жизнь. Очень хорошие учителя вели предметы, многие из них тоже были эвакуированными. Одна из них, если не память не подводит, Анна Александровна Валова из Сталинграда. Она приехала в Барнаул уже в разгар Сталинградской битвы, подавленной увиденным и пережитым. Очень мне нравилась местная учительница математики — Юдалевич Вера Иосифовна. Ее брат, по-моему, был поэтом.

— Марк Иосифович? Так он жив.

— Прекрасно! Передавайте большой привет. Вера Иосифовна запомнилась симпатичной, замечательной женщиной, очень приятной в общении, ребятишкам эвакуированным помогала. Сильный педагог… Кругом все что-то делали для фронта. Нам иногда давали огромный сосновый ствол, который надо было распилить и нарубить дров. Однажды я один двуручной пилой управился чуть ли не с целой сосной. На лыжах мы бегали, военным делом в школе занимались — готовили себя к службе. Но главное, что с нас требовали, — хорошо учиться.

— Вас, столичного мальчишку, какие-то сибирские реалии удивили?

— Одевались все, что в Москве, что в Барнауле, более-менее одинаково — война же. С продовольствием на Алтае было, конечно, получше. Взрослые что-то меняли, молоко покупали в замороженных кругах, другую снедь. Знаете, что мне особенно запомнилось? Ваши библиотеки. Детская располагалась, по-моему, по улице Интернациональная, напротив почты. Я там много книг перечитал. А еще вместе с отцом ходил в кабинет партийного просвещения — читать журналы и историческую литературу. В «Вопросах истории» печатали много материалов о войне, откуда мы узнавали о тяжелых боях под Москвой. Там я прочитал сообщение о том, как немцы прорвались через канал Москва — Волга на окраины города и были все перебиты. Всю жизнь потом искал этот номер, но так и не нашел его.

Климат еще понравился — очень четкие переходы времен года. Жаркое, даже очень жаркое лето. Когда шел босиком по деревянным тротуарам, ноги обжигало. Осень короткая, но приятная. Зимой морозы стояли сильные, однако вполне терпимые из-за сухого воздуха — это не московская влажность. Один раз я немного руки обморозил, но это мелочи! А весна дружная.

Мне повезло и с тем, что в Барнаул работал эвакуированный из Москвы театр Таирова. Там играла Алиса Коонен, другие блестящие артисты! В Барнауле выступал Леонид Утесов.

Польза сомнений

— Вы больше 40 лет руководили факультетом журналистики в МГУ. Был ли негласный свод правил Ясена Засурского?

— Самое главное правило — создание творческой, доброжелательной обстановки. Я старался дать людям спокойно работать и реализовывать свои идеи, если, разумеется, они были конструктивными. Для преподавателя очень важен момент творческой самореализации. Конечно, нужно иметь хорошую техническую базу, которой, правда, всегда не хватает. Сейчас на факультете есть приличный мультимедийный центр, хотя не это главное. Необходима занятость студентов в газетах, сайтах, радио, телевидении. Для журналиста всегда требуется быть в ритме жизни. Чему должен учиться начинающий журналист в университете? Много читать, знать литературу и историю, развивать кругозор, по театрам, выставкам и концертам ходить. А заучивать какие-то теоретические моменты… Это не очень помогает. Конечно, их нужно знать, но они не заменят ни талант, ни знание окружающего мира. Самое главное для студента — быстрее уйти от детской, школьной жизни. Детский взгляд на мир иногда очень красив, но это не для журналиста.

— На Востоке родилась истина: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен». Как вам живется в эту эпоху?

— Тяжело, но интересно. Куда идет человечество — разве не интересно? Раньше считалось, что в основе могущества страны лежит тяжелая промышленность. Вспомните знаменитый спор Сталина и Бухарина. Мы делали много танков и были уверены: нас все боятся! Ныне Китай подмял под себя весь мир, в том числе Америку, легкой промышленностью. Потому что современный человек не может жить без лифчиков, трусов, кроссовок и прочих тряпок. А китайцы тем временем потихоньку улучшают свои автомобили, развивают электронную промышленность, осваивают космос.

— Известен емкий образ чекиста: «Чистые руки, горячее сердце, холодная голова». Каким должен быть настоящий журналист?

— Любопытным! Он должен всем интересоваться, стремиться узнать, как можно больше. И в то же время, он должен уметь сомневаться! Нам надо видеть мир каким он есть, без всяких цветовых фильтров. Здесь очень важен сократовский принцип. «Сомнение стимулирует сознание. Сомневаюсь, значит, счастлив», — говорил древний мудрец. Мои друзья даже подарили мне бюст Сократа, зная мое отношение к его философии. Сомневаться — не значит все время сообщать о своих сомнениях, но значит внимательно всматриваться в жизнь и не принимать все на веру — это самая большая ошибка.

Сейчас в моде слово «позитивный». Но чтобы быть таковым, нужно, в том числе, сомневаться. Иначе впадешь в ложный пафос. В журналистике фальшь — самое опасное и отвратительное явление. У окружающих она вызывает неприятие, отвращение к нашей профессии. Для отечественной журналистики эта болезнь до сих пор не преодолена. Хотя в сравнении с тем, что было раньше, ситуация несколько улучшилась.

Не знаю, чего не хватает алтайским СМИ, но вижу, чего не хватает столичным. У них небрежный подход к людям. Они важничают. Но их амбиции не хватает амуниции.

— Какие, на ваш взгляд, времена настали для российской журналистики? Что ей нужно более всего?

— Научиться думать. Россия переживает своеобразное время. Нефть и газ принесли в бюджет страны большие деньги, но нельзя замечать тех сложностей и проблем, которые есть. Проблем нерешенных и не решаемых. Журналистам надо быть более внимательными и вдумчивыми. Думать самим и учить этому других. Да, сложно, но другого пути нет. Одна из бед современной России в том, что у нас осталось не так много думающих людей.

Мало молодому журналисту овладеть профессиональными навыками, нужно еще научиться копать вглубь. Думать нужно еще и потому, что мир стремительно меняется. Старые парадигмы, привычные стереотипы и штампы не действуют. Ну, к примеру, где теперь свет знаний — на Западе или Востоке? Запад долгое время считался Миром Просвещения. Там и сейчас немало просвещенных людей, но было бы неверным утверждать, что просвещение идет с Запада. Точно так же глупо говорить о загнанном и бедном Юге. Даже американцы примирились с тем, что в современном мире не осталось сверхдержав. Идет смена вех. Возникают новые траектории, и нужно понять, куда они направлены.

Но при всех переменах нам следует помнить о вечных человеческих ценностях, о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Специальный вопрос

— 18 мая Алтайский госуниверситет отметит 40-летний юбилей. Что пожелаете, посоветуете коллегам с факультета журналистики АлтГУ?

— Чаще давать возможности студентам бывать в редакциях, «на производстве». Насколько мне известно, у вас есть хороший медиа-холдинг «Алтапресс», есть богатая традициями «Алтайская правда», другие профессионально работающие СМИ. Ваш журфак недавно возглавил новый человек. Я бы посоветовал Сергею Анатольевичу Манскову поговорить со студентами, опытными преподавателями, выяснить, что их волнует и беспокоит, найти общий язык. Обязательно сесть за один стол и обстоятельно побеседовать с местными думающими журналистами. А на основе всех этих диалогов выстроить новую, современную учебную программу.

Справка

Ясен Николаевич Засурский родился 29 октября 1929 года в Москве. В 1948 году окончил факультет английского языка Московского государственного педагогического института иностранных языков. В 1951—1953 годах работал научным редактором в Издательстве иностранной литературы. С 1953 года начал работать на недавно созданном факультете журналистики МГУ. С 1957 года — заведующий кафедрой зарубежной журналистики и литературы. С 1965 по 2007 год занимал должность декана, а с 2007 года — президент факультета журналистики МГУ. Доктор филологических наук.

Награжден двумя орденами «Знак Почета», орденом Трудового Красного Знамени, орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Золотой медалью ЮНЕСКО имени Махатмы Ганди. Два раза становился лауреатом Ломоносовской премии. Женат, имеет сына и двоих внуков, один из которых, Иван Засурский, возглавляет кафедру новых медиа и теории коммуникации на факультете журналистики МГУ.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость