Жизнь

Зеркало для России

Балбес, Бывалый и Трус. Эта легендарная троица стоит на одной из центральных улиц Еревана. Общая судьба, общие герои.
Балбес, Бывалый и Трус. Эта легендарная троица стоит на одной из центральных улиц Еревана. Общая судьба, общие герои.
Сергей Зюзин

Когда попадаешь в Армению, особенно если это не Ереван, а провинция, то, кажется, что перенесся волшебным образом либо в самый конец эпохи СССР, либо в первые годы всеобщей свободы всех от всего. Фантомами советского пропитан даже воздух, дневной свет.

Древние ЗиЛы и «рафики», «жигулёнки» всех моделей, остовы белорусских тракторов в деревнях. Местные полицейские в форме, которая для нас уже воспринимается как стиль «ретро». Свежеокрашенная символика Олимпиады в Москве на стадионе в Абовяне. Стандартные голубые ели на площади перед бывшим горкомом КПСС. Типовые многоэтажки, мало чем отличимые от барнаульских. Заброшенный ржавый маяк на вершине горы Атис. Высоченная труба заводской котельной с датой «рождения» — 1986. Глянешь на нее и на зияющую мертвыми глазницами окон огромную обувную фабрику и сразу вспомнишь Чернобыль. Люди старшего и среднего возраста неизменно сводят все разговоры к теме «А вот когда был Союз…».

Но с каждым днем во мне росло странное чувство. Как будто смотришь на чужого человека, а видишь себя, со слегка измененными чертами. Вроде и нос не совсем мой, и глаза, и губы, а все равно это я. Зеркало, пусть и несколько странное. Армения — не только наше недавнее прошлое. В чем-то это еще и наше настоящее, а, возможно, и будущее.

Такое же кричащее расслоение на нищих и нуворишей. Загородные коттеджи, огороженные высокими каменными заборами, и «хрущобы» с проржавевшими балконами. Европеизированный центр Еревана, обросший модными бутиками и супермаркетами, и бомжи с попрошайками на фоне всех Гуччи, Версаче и прочих найков. Повсеместное строительство церквей и пустые коробки промышленных зданий. Дикое количество курящих людей. Мусор на обочинах дорог и тротуаров. Желание многих уехать за границу (в том числе и в Россию) в поисках лучшей доли и неверие в то, что на родине что-то можно изменить к лучшему. Скепсис по отношению к власти: «К лучшему ничего не меняется». И такое же напряжение во внешней политике. Россию беспокоит приближение НАТО к нашим границам. В Армении по-прежнему больная тема — Нагорный Карабах: «У Азербайджана армия больше, чем все наше население. Но скорее все умрем, чем отдадим Карабах. Да и Россия нас не бросит, ведь так?».

В центре Еревана недавно построили что-то вроде смеси Арбата и Рублевки — широкий пешеходный Северный проспект, по обеим сторонам которого помпезные новостройки с заоблачными ценами за квадратный метр. Никто в этих многоэтажках не живет, хотя все квартиры проданы. Их владельцы предпочитают жить за границей либо за городом. Вечером Северный проспект превращается в образчик сюрреализма. Яркая иллюминация вдоль дороги и темные громады домов. Зрелище люди получили, их в столице в достатке, но хлеб дорожает. Неподалеку от Северного проспекта на перекрестке двух больших улиц приютилась древняя-предревняя церквушка, чудом уцелевшая в безбожные времена. Стоишь рядом и чувствуешь: «Воистину — намоленное место». Вокруг затеяна большая стройка — решено возвести целый религиозный комплекс. Говорят, не все ереванцы были в восторге от этой идеи: зачем еще один храм, не лучше ли благоустроить окружающую территорию? На перекрестке два трассовых модуля. На одном — изображение будущего религиозного комплекса. На другом — реклама плотских удовольствий, в том числе крепких спиртных напитков.

В Ереване есть «Крепость ласточки» — мемориальный комплекс в память о геноциде армянского народа. Рядом с углубленным в землю музеем, полным страшных свидетельств резни, устроенной турками в 1915 году, возносится в небо величественный шпиль. Кажется, что он вот-вот оторвется от земли и устремится в небесную даль. У шпиля есть имя — «Последняя надежда».

Пару месяцев назад сидели мы на «Трансмаше» после тренировки ветеранов и отмечали день рождения одного из товарищей по футбольным баталиям. Один из армян, мудрый и спокойный, как удав, Сетрак вздохнул: «Впервые я попал сюда еще в советские времена. Когда приехал погостить на родину, сказал: «В России святые люди — там не надо давать взятки!» Сейчас здесь совсем иначе — ничего не решить, пока на лапу не дашь. Дома сказал: «Это мы испортили русских». — «Да нет, Сетрак, — сказал я. —  Мы сами виноваты, одни захотели, другие допустили». И напомнил известную истину про сучку и кобеля. После неловкой паузы поступило предложение поднять тост за детей. Может, у них получится построить более чистое общество. Что в России, что в Армении. Нет, не красота пока спасает наш мир, а надежда. Зачастую призрачная, иллюзорная, но все-таки Надежда.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость