Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Автоновости

Женились на автогражданке. Черные автоюристы добрались и до Алтайского края

Главным вызовом ОСАГО и всей российской системе страхования игроки рынка называют расцвет мошенничества. К нему страховщики причисляют и работу некоторых автоюристов. Последним удается отбирать у компаний миллиарды рублей. В основном эта практика распространена на юге страны, но актуальна она и для Алтайского края. Наиболее активно «криминальные» (в понимании страховщиков) автоюристы проявляют себя в Рубцовске.

Деньги и страховой полис.
Деньги и страховой полис.
Moscow-Live.ru/Flickr, CC BY-NC-SA

Черно-белые автоавантюристы

Несколько лет подряд риторика представителей страховых компаний в отношении автоюристов звучит все жестче. Их все чаще называют «черными», «серыми», «криминальными», «лже-юристами», «автоавантюристами» и т. д. Правда, не всех.

«Есть юристы, которые действительно помогают гражданам в разрешении сложных спорных ситуаций, но есть те, кто действует исключительно в своих интересах», — говорит директор алтайского филиала компании «ВСК» Дмитрий Неличев.

Гендиректор «Росгосстраха» Дмитрий Маркаров выделяет три типа автоюристов. Первый — добросовестные специалисты, которые помогают обратившимся к ним людям. Второй — откровенные мошенники, которые имитируют ДТП, совершают автоподставы, фальсифицируют документы и таким образом добиваются страховых выплат. И есть третий тип, самый распространенный, — те, кто действует на грани закона. Они выкупают у пострадавшего в ДТП автомобилиста право требования страховой компенсации и используют лазейки в законе для того, чтобы отсудить у страховщиков солидные суммы.

Что же здесь «криминального»?

Ольга Бутковская, генеральный директор компании «Сибирский дом страхования», в ответ на этот вопрос называет два аспекта.

  1. Автовладелец из-за действий таких автоюристов в итоге получает меньше, чем мог бы, а солидные штрафы и пени идут в карман предприимчивым дельцам. А через год автолюбитель и вовсе получает уведомление из налоговой с требованием заплатить НДФЛ с той суммы, что отсудил автоюрист.
  2. Черные автоюристы работают не так «чисто», как может показаться со стороны.

По словам многих страховщиков, схема работы автоавантюристов такова: они стараются максимально оперативно приехать на место ДТП и убеждают потерпевшего продать им право требования страховой выплаты за сумму, которой, в принципе, должно хватить на ремонт автомобиля. Многие водители под влиянием стресса и/или не желая терять время на экспертизы и другие процедуры соглашаются и передают свое право по договору цессии или доверенности.

После обращения за выплатой у страховой компании есть 20 дней на урегулирование убытков. Юристы стараются максимально затянуть этот этап, чтобы у них было право подать на компанию в суд. Среди самых популярных ухищрений — отправить в страховую компанию неполный пакет документов, а в перечне указать, будто в конверте есть все необходимое.

«Также умудряются не предоставить автомобиль на осмотр. Присылают телеграмму с приглашением на осмотр в какую-нибудь СТО, наш специалист приезжает — а машины там нет. Делаем акты, но суды их потом почему-то игнорируют», — говорит Бутковская.

Доведя дело до суда и выиграв его, юрист получает не только страховую выплату, но и штраф в размере 50% этой суммы плюс пени. Часто выплаты превышают заявленную сумму требований в разы.

«Юристы завышают стоимость своих услуг с разумных 3−5 тыс. рублей до 20−40 тыс. и выше. Также переоценены экспертизы, которые они организовывали. В итоге рентабельность этого бизнеса просто зашкаливает, что и привлекает в него криминальные структуры», — констатирует Сергей Ефремов, вице-президент Российского союза автостраховщиков (РСА).

Автомобили.
Михаил Хаустов

«Нас назначили злом»

Наиболее остро проблема такого рода автоюристов стоит в южных регионах.

«Убыточность (соотношение выплат над сборами. — Прим. ред.) страховщиков там зашкаливает за 100%. Именно поэтому компании вынуждены ограничивать или вовсе прекращать продажи О­САГО, уменьшать количество точек продаж», — объясняет Сергей Мороз, представитель РСА в Сибири.

И Мороз, и представители компаний рассказывают немало деталей, характеризующих масштаб проблемы. Например, в Волгограде в муниципальных автобусах висят объявления типа «Увидел ДТП — позвони нам, получишь 300 рублей».

Некоторые факты указывают на то, что автоюристы зачастую работают в спайке с ГИБДД. Страховщикам известны случаи, когда юристы базируются непосредственно в пунктах инспекции, а их рекламу можно найти на обороте справки о ДТП. По информации игроков рынка, в автоюристы часто идут бывшие сотрудники правоохранительных органов. С другой стороны, в рядах автоавантюристов также трудится немало бывших сотрудников страховых компаний, а информацию о потенциальных клиентах им зачастую «сливают» действующие.

По оценке президента РСА Игоря Юргенса, в 2015 году «криминальные» автоюристы вынесли с рынка ОСАГО 10−15 млрд рублей. И это произошло не только на юге. Порядка 4 млрд осело в карманах юристов Сибири, говорит Геннадий Плотников, председатель правления Сибирской межрегиональной ассоциации страховщиков. Целый ряд представителей страховых компаний говорят о том, что особенно заметно это явление в Новосибирске, но не обошло оно и Алтайский край.

«Для региона эта проблема стоит достаточно остро», — говорит Василий Марьин, гендиректор компании «НГС-Росэнерго». По его оценке, автоюристы забирают до 15% выплат. В Рубцовске этот показатель заметно выше.

«У нас есть Рубцовск, где порядка 40% выплат идут не потерпевшим, а в карман посредников, представителей теневого бизнеса. Это в 5,5 раза выше, чем в среднем по Алтайскому краю, — говорит Ольга Бутковская. — Наиболее активны две группы — семь человек, мы их знаем по фамилиям. Передаем материалы в правоохранительные органы».

Также страховщики говорят еще об одном коллективе, который приехал в регион на промысел из Самары в январе 2016 года. По информации редакции, рубцовская полиция после публикаций об этом на altapress.ru проводила проверку, но состава преступления в работе посредников не нашла.

О том, что Рубцовск — действительно проблемный с этой точки зрения город, altapress.ru рассказали и другие страховщики.

«Из Рубцовска к нам приходят с такими полными доверенностями, что просто удивляешься: пострадавшие в ДТП дают этим юристам право не только истребовать возмещение по страховому случаю, но и управлять всем имуществом, счетами в банках и т. д., — говорит Иван Энцель, директор филиала компании „Ингосстрах“ в Алтайском крае. — Я был просто поражен, когда увидел такие доверенности. Ни в коем случае не нужно такие документы после ДТП подписывать».

Активность автоюристов в Рубцовске заставила страховщиков принимать защитные меры.

«Мы стали вскрывать конверты с документами в присутствии сотрудников почты. Если видим подлог с документами, фиксируем, — рассказывает Владимир Мидонов, директор алтайского филиала компании „Согласие“. — Если в 2014 году порядка 30% выплат по ОСАГО в Рубцовске у нас шли через суд, то теперь этот показатель снизился вдвое».

Однако не всегда страховщикам удается отстоять в суде свою позицию.

«У наших служб безопасности узкий инструментарий. Мы не можем проводить дознание, опрашивать потерпевших, запрашивать некоторые документы, — сетует Маркаров. — И то, что мы с трудом добываем, суды часто игнорируют. Они встают на „слабую“ сторону. А мы — демонизируемая структура. Нас назначили злом и борются с нами».

Впрочем, не все так плохо для страховщиков, считает Татьяна Комарова, начальник управления претензионно-исковой работы компании «Ингосстрах». Им лишь нужно активнее участвовать в судебных заседаниях.

«Когда у нас есть явка на суде, мы снижаем сумму иска на 70%, когда пишем отзыв — на 40−45%. Если мы не делаем ничего, с нас высчитывают по полной», — резюмирует она.

Автомобили.
Настасья Коваленко

«Живых» денег скоро не будет

Светлана Никитина, начальник управления регулирования на рынке страхования Центробанка РФ, говорит, что регулятор понимает проблему страховщиков и относится к ней как к приоритетной. Однако она отметила, что точной величины ущерба отрасли пока никто не предоставил — все называемые цифры носят экспертный характер.

На конференции «Барьер-2016», посвященной теме страхового мошенничества (прошла в Москве 9 ноября), Никитина сообщила, что в ЦБ решают, как изменить процедуру обращения клиента таким образом, чтобы у пострадавшего в ДТП или его представителя не было возможности не предоставить авто на осмотр.

Более радикальная мера, которую готовит регулятор вместе с Минфином, — переход от денежного возмещения ущерба по ОСАГО к натуральному, то есть к ремонту. Восстанавливать машины будут на СТО, аккредитованных РСА. В ходе ремонта не будет учитываться процент износа деталей автомобиля. Предполагается, что отсутствие денежных выплат лишит автоюристов возможностей для заработка.

Пока неизвестны все детали нового порядка компенсаций ущерба и дата, с которой он начнет действовать, но страховщики уже ждут изменений.

«ОСАГО — тот продукт, с которым можно работать. Но нужно убрать автоюристов и других посредников. Переход к ремонту должен этому способствовать», — говорит Владимир Мидонов.

Однако не все игроки рынка смотрят на новую перспективу с оптимизмом.

«Для нас это меньшее из двух зол», — заявил Дмитрий Маркаров. Он ждет, что многие воспользуются возможностью отремонтировать «развалюхи» за счет страховой. «Их будут ломать, чтобы мы их восстанавливали. Нас ждет всероссийский федеральный апгрейд старого автопарка», — говорит он.

В то же время гендиректор «Росгосстраха» признает, что переход на натуральное возмещение ущерба оставит немного пространства для посредников.

«Возможно, поэтому мы видим атаку на эту новацию, несмотря на то что подготовить ее поручил Владимир Путин. Автовладельцев пугают, что их хотят обмануть, — продолжает Маркаров. — Как мы отремонтируем машину, никого интересовать не должно. В каско это давно работает, споров нет».

Также страховщики надеются на то, что страховыми мошенниками и черными автоюристами всерьез займутся правоохранительные органы. Пока реальной поддержки на этом фронте они не видят. За 10 месяцев РСА отправил в компетентные органы 3 тыс. заявлений, лишь 14% из них привели к возбуждению уголовных дел.

«Тема сложная, неоднозначная и не всегда перспективная с точки зрения раскрываемости, поэтому глубоко разбираться в теме правоохранители не желают», — сетует Дмитрий Раковщик, гендиректор компании «РЕСО-Гарантия».

В том, что это не так, страховщиков заверил Юрий Кондратьев, представитель Службы экономической безопасности ФСБ.

«Мы активно взаи­модействуем с государственными компаниями на страховом рынке. Понимаем, что уровень угроз очень высок, поэтому расширяем наше присутствие в этом сегменте экономики, — заявил он. — Мы видим системные проблемы этого рынка, связанные с деятельностью организованных преступных сообществ. И мы готовы к кооперации против махинаций. Для нас это важно, потому что это сказывается на налогооблагаемой базе (доход страховых компаний падает. — Прим. ред.) и влияет на социально-политическую обстановку в стране».

Сколько и как платят страховые в Алтайском крае

1 Без суда:

30,8 тыс. оплаченных страховых случаев.

Сумма выплат — 1,287 млрд рублей.

1 По суду:

5,2 тыс. оплаченных судебных решений.

Сумма выплат — 160 млн рублей + 130 млн — сумма накладных расходов.

Источник: РСА, данные за 2015 год

Факт

72 300 рублей — такой была средняя выплата по ОСАГО в октябре 2016 года. Средняя стоимость полиса — 6,1 тыс. рублей.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость