Экономика

Алтайский бизнес призывает власти принять решения, чтобы не допустить стагнации

28 февраля, когда президент России подписал указ о «нашем ответе Западу» (очевидно, только первый), в Барнауле на встречу собрались предприниматели. Было видно: они уже чувствуют «горячее дыхание» антироссийских санкций и с надеждой смотрят на главу государства, пообещавшего бизнесу больше свободы. Они надеются на правильные и оперативные решения властей. Но развивать отечественный бизнес придется на фоне непрекращающегося давлении бюрократии.

Запреты. Санкции.
Запреты. Санкции.
Pixabay.com

«Неправильные шаги приведут к стагнации»

Встреча в барнаульском центре «Мой бизнес» намечалась предельно спокойная и конструктивная: бизнес-омбудсмен Алтайского края Андрей Осипов представил проект своего доклада за 2021 год. Его заслушали.

Но Юрий Фриц, предправления «Алтайского союза предпринимателей», напомнил: мы теперь живем в новой реальности — и надо думать, что делать.

Наверняка у бизнеса появятся новые ниши, открывается поле для импортозамещения, рассуждал он. Но есть и серьезные геополитические риски, а все последствия санкций мы пока даже не можем просчитать.

«И, наверное, от работы региональных и муниципальных властей во многом зависит, как будет разворачиваться ситуация. Неправильные или, может быть, не сделанные шаги властей могут привести к стагнации и экономическим потерям — в первую очередь, для малого и среднего бизнеса», — сказал Фриц.

Юрий Фриц, «Эко Ярмарка».
Анна Зайкова

«Хорошо, что не Люцифер»

Между тем до недавнего времени государство обкладывало бизнес все новыми и новыми — и весьма обременительными — требованиями. Подробнее об этом сообщил Александр Балаков, крупнейший алтайский фермер и предправления Союза фермеров.

«Кое-как, с горем пополам, мы внедрили систему «Меркурий» (для отслеживания движения товаров животного происхождения. — Прим. Altapress.ru). А сейчас приходит следующая программа — «Зерно». Надо вести ежедневный учет поступающего зерна, которое продается, по классам. И следующая программа — по средствам защиты растений. «Цербер» ее название — слава богу, что не «Люцифер. В нее надо ежедневно вносить сведения ежедневно — на каком поле использовали, в каком количестве», — рассказывает Балаков.

Александр Балаков, председатель Союза крестьянских (фермерских) формированй Алтайского края.
Дмитрий Лямзин

Вроде бы все эти программы созданы из благих побуждений — чтобы сделать прозрачным все движение товаров и исключить попадание на рынок контрафакта. Но Балаков говорит: «Скоро некогда будет пахать».

«Ладно если это большое хозяйство, а если это мелкий фермер, который только будет сеять и пахать? Он нанимает компанию, которая использует у него на полях эти средства защиты растений. Как ему отчитываться? Мы не находим ответа на эти вопросы, и я считаю, что это очень серьезное давление», — продолжает фермер.

Приемка зерно нового урожая.
Сергей Бутин

«Ведомству будет хорошо»

В 2021 году по Алтаю (как и другим территориям) прошла очередная волна маркировки изделий — от бизнеса, к примеру, потребовали наносить «метки» на каждую единицу молочной продукции, включая сырки, йогурты и мороженое.

О том, что тем самым государство заставило раскошелиться производителей на крупные суммы, altapress.ru уже рассказывал. И вот в 2022 году маркировка охватит и рестораны — с 1 сентября их обязали «кодировать» и вносить в систему все продукты, которые используют.

«Повар вместо того, чтобы готовить, должен этикетки считывать сканером… И я не знаю, что это — диверсионная деятельность или просто лоббирование ведомственных интересов? Давайте ведомству будет хорошо, а всем остальным плохо. На мой взгляд, это антипредпринимательские действия», — считает Антон Свириденко, эксперт аппарата уполномоченного при президенте РФ, директор Института экономики роста имени Столыпина (он участвовал во встрече дистанционно — по Zoom).

Как в Алтайской академии гостеприимства учат на повара.
Юлия Сёмочкина

Но главное — зачем? Аппарат бизнес-омбудсмена при президенте РФ провел опрос тех, кто уже внедрил у себя маркировку. Результаты, мягко говоря, удивляют.

«Маркировка вроде как должна принести рост конкурентоспособности легального бизнеса по сравнению с теневым. Но опрос показал: только 2−5% чувствуют, что маркировка им помогла усилить позиции в конкуренции с теневым бизнесом. Для 51% это привело просто к повышению цен. Около 35% ответили, что на них это никак не сказалось», — приводит результаты Свириденко.

Свириденко, вообще, не раз возвращался к теме масштабных санкций — их он называл «форс-мажором». Он говорил, что государству больше не на чем строить экономику, кроме как на развитии бизнеса — в том числе, малого и среднего.

Но пока взаимодействие государства с предпринимательством строилось так: «Шаг вперед — два шага назад».

«Мясная продукция потеряла контроль»

Двое участников вспомнили нашумевший запрет на подворовой забой скота — в случае, если мясо идет на продажу. Власти тогда сослались на регламент Таможенного союза. Однако выгоды от его регламентов пока не получил никто. А вот проблемы есть уже сегодня.

ЛПХ. Подсобное хозяйство.
Pixabay.com

«Потребкооперация заготавливала 20 тысяч тонн мяса, которое забивала на подворье у крестьян. Заготавливали, торговали и не было проблем. Таможенный союз опять создали, проблема на пустом месте. Зачем?» — возмущался Виктор Красилов, председатель совета Алтайкрайпотребсоюза.

Судя по тому, что рассказывает Юрий Фриц, результаты получили противоположные тому, чего хотели. Хотели-то, чтобы все мясо было под контролем.

«Торговля мясной продукцией процветает в Интернете, существуют суррогатные схемы, поддельные сертификаты. Все это ведет к тому, что мясная продукция потеряла контроль по ранее налаженной схеме», — рассказывает Юрий Фриц.

Мясо и нож.
СС0

«Вынуждены будем закрыть»

Трудные вопросы у бизнеса есть не только к государству. Виктор Красилов много лет борется за то, чтобы известный банк снизил ему процент за эквайринг (прием платежей по безналу). У Алтайкрайпотребсоюза около 200 магазинов в крае — в селах, где никакой другой торговли, как правило, нет.

«От продажи табачных изделий магазинам достается 6%. Ставка по эквайрингу — 3%. Нам остается 3% - на доставку, электроэнергию, отопление, зарплату, налоги и сборы», — говорит Красилов.

Тем временем Минпромторг, Минсельхоз и Федеральная антимонопольная служба вышли с инициативой ограничить наценку на социально значимые продукты на уровне не более 5%.

«Этих товаров у нас ни много ни мало — 24% в обороте. А я уже называл — 3% эквайринг. На зарплату и все остальное — 2%. Как выживать малому бизнесу? Мы просто вынуждены будем закрыть магазины в середине этого года», — объясняет Виктор Красилов.

Банковская карта. Терминал.
СС0

«Задействованы крупные суммы»

Александр Балаков также рассказал, что многие сельхозтоваропроизводители Алтая заключили договора с импортными компаниями на поставку техники и запчастей и в полном объеме за нее расплатились — поставки предусматривали предоплату.

«Очень серьезные суммы были задействованы. И сегодня поступают вопросы — будут поставки или нет? Компании не могут ничего сегодня ответить. Хотелось бы понимание. Я думаю, эта тема сегодня по всей России», — полагает фермер.

Cвязаны ли эти трудности с военной спецоперацией в Украине и санкциями или нет, точно сказать пока трудно — Балаков об этом не говорил.

Что предлагают предприниматели

  • Уменьшить ставки налога на имущество с кадастровой стоимости для малого бизнеса.
  • Использовать мер поддержки малого и среднего бизнеса, отнесенных к пострадавшим отраслям, аналогичные мерам 2020 года.
  • Возобновить программу льготного кредитования аналогичную ФОТ 2.0, введенную в 2020 году, — на поддержку занятости, по итогам которого кредиты были списаны.

Предложения, вероятно, войдут в ежегодный доклад уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ за 2021 год.

ТОП-5 трудностей алтайских предпринимателей в 2021 году

  • Рост издержек в связи с ростом закупочных цен
  • Спрос в 2021 году так и не восстановился
  • Нестабильность режима ограничений
  • Неплатежи контрагентов по уже отгруженным товарам и оказанным услугам
  • Невозможность платить зарплату и налоги с фонда оплаты труда.

Из проекта доклада уполномоченного по защите прав предпринимателей Алтайского края А.Г. Осипова за 2021 год.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость