Экономика

Большой куш. Выиграли ли от роста цен на продукты наши сельхозпроизводители?

Цены на продовольствие растут и останавливаться пока, похоже, не собираются. Простые потребители, естественно, не довольны. А как рост цен отразился на сельхозпроизводителях? По идее, в такой ситуации они могут надеяться если не на "золотой дождь", то на дополнительную прибыль. Так ли это на самом деле и кто выиграл от роста цен? Об этом "СК" спросил самих участников агрорынка.

Крестьяне: эффект незначителен

Владимир Зиновьев, председатель СПК "Пролетарский" (Алтайский район):

- Для нас эффект от роста цен незначителен. Литр молока подорожал всего на рубль, мясо, наоборот, в цене упало. А наши издержки растут: дорожают запчасти, электроэнергия… Хорошо, хоть ГСМ "притормозили".

Все хотят, чтобы мы за "спасибо" работали. А мы и так концы с концами сводим. Правильно, что подняли цены. Когда-то эта струна должна была порваться. Рано или поздно мы ожидаем положительного экономического эффекта. Пусть сначала все устаканится у переработчиков, ведь с лета они работали себе в убыток. Если повысятся закупочные цены, то хоть какая-то отдушина будет. Зарплату можно будет людям поднять. Крестьянин - самый обиженный. Согласитесь, три с половиной тысячи - это не зарплата. Даже вечно нищие бюджетники получают около шести тысяч.

Рыночная экономика работает только для нефтяников и газовиков. А на нас опять собираются надавить: хотят заморозить цены. Эта мера может задавить отечественного производителя. А дальше что?

Алексей Денисенко, председатель СПК "Русь" (Баевский район):

- Как было, так все и осталось. На 30 копеек повысилась цена на молоко и на 20 копеек пшеница. А все остальное на прежнем уровне. А солярка и другие затраты - только в гору. Мы думали, что теперь хоть чем-то свои затраты компенсируем, а получилось наоборот. Обещали в начале уборки дать хорошую цену на пшеницу и подсолнечник. Как только мы начали молотить, так сразу цену на рубль сбросили. Когда цена снова поднимется, никто не знает.

Получается, что цены растут, а производители эффекта не получают. Ведь никто не контролирует этот дикий рынок: развелось много перекупщиков. С самим элеватором не можем договориться, с перекупщиком легко - он дает больше.

До конца года мы не рассчитываем на экономический эффект от повышения цен. Нам хотя бы свести концы с концами. Надеемся, что к январю-февралю закупочные цены вырастут. К этому времени запасы кончаются, и спрос на нашу продукцию начинает расти. Если это случится, деньги потратим на все понемногу. В первую очередь - на зарплату. Она у колхозников совсем мизерная. И, конечно, надо коров заменить, технику, производство расширить.

Производители: эффект обратный

Максим Токарев, заместитель директора Салаирского маслосырозавода:

- У нас от роста цен эффект обратный. Мы только проиграли. Существенно сократилось производство, а от этого зависит наша прибыль. Мы, например, производим преимущественно мягкие сыры, которые не входят в основной набор потребительской корзины.

В хорошей ситуации оказались крестьяне. У них сейчас есть шансы получить хорошую цену, они смогут диктовать ее сами. Тем более в крае сейчас дефицит молока: если бы его было много, то ценник не был бы таким высоким. И, конечно, здесь "погрели" руки перекупщики. Особенно те, которые торгуют импортными сырами. Есть очень крупные конторы, которые гоняют сыры в Сибирь составами. Если импортный сыр ими был куплен летом, когда цены были в норме, то представьте, какую они получают сейчас прибыль?

Переработчики: без эффекта

Виктор Фоминых, президент Союза зернопереработчиков Алтая:

- В данной ситуации не выиграет никто. Во всяком случае, я таких пока не вижу.

Переработчиков сейчас пытаются обвинить в сговоре. Невозможно сговориться, ведь на рынке продается не только наша продукция. Такие разговоры только разжигают ажиотаж. Сейчас сложно всем - и производителям, и переработчикам, и продавцам.

Чтобы что-то регулировать, не нужно напрягать бизнес, нужно иметь резервы, например, региональные фонды зерна, как в Кузбассе. Государство должно собирать "круглый стол2 и разбираться в ситуации по цепочке производитель - переработчик - хлебопек - розница. И смотреть, на каком участке кто сколько теряет. Не бывает так, чтобы все выигрывали. Кто-то в любом случае проигрывает. Власть должна это увидеть и компенсировать потери. Надо найти именно слабое звено, а не искать виновных и наказывать.

Мнение независимого эксперта: "Крестьяне прибедняются"

На вопросы "СК" ответил Андрей Сизов, генеральный директор московского центра "СовЭкон" - ведущего аналитика агрорынка России. Он считает, что повышение цен поможет крестьянам.

- Как по-вашему, кто в агропромышленном секторе выигрывает от роста цен на продовольствие?

- От этого точно не проиграют производители зерна, подсолнечника, молока, т. е. сырья, идущего на последующую переработку.

В меньшей степени экономический эффект получат другие участники рынка. Поскольку здесь в игру уже вступает государство, которое стремится приструнить все остальные звенья. А именно - переработку и торговлю. Очень сомнительно, что они выиграют в данных условиях. При том росте цен, который произошел, в силу вступает государственный надзор и контроль в лице антимонопольного комитета и других региональных властей, которые стучат кулаком по столу и кричат: "Не допустим роста цен в своем регионе". Вводят ограничения на розничные цены, договариваются с производителями тех или иных товаров.

- Но крестьяне говорят, что всю разницу в ценах "съедают" посредники.

- Поговорите с любым производителем сырья: он всегда расскажет, какой он бедный. Что у него дряхлая техника, небывалые цены на дизель, на удобрения, и "подайте мне на хлебушек". Я их прекрасно понимаю. Но рост цен произошел в первую очередь на сырье.

Да, в ряде регионов есть такая ситуация: есть реальный монополист, который держит скупку и переработку молока. И от него ты никуда не денешься - он диктует свои цены. Но обобщать ситуацию не стоит - везде по-разному происходит. С ситуацией в Алтайском крае я не знаком, но по другим регионам знаю точно: сырое молоко еще летом серьезно поднялось в цене. Именно летом, когда происходит либо стабилизация, либо даже снижение цен. И уже тогда было понятно, что этот рост на сырье перекинется на переработку и розницу. А когда весной Европа отменяла дотации крестьянам на сухое молоко, тоже было ясно, что это серьезно ударит по России. Нынешний ажиотаж - это просто отсутствие мониторинга и внимания к тому, что происходит на мировых и внутренних рынках.

То же самое происходит и с другим сырьем. Например, с подсолнечником. В начале прошлого сезона цена на подсолнечник выросла на 5-6 рублей. Нынешний же сезон начался с повышения цены на 12-14 рублей. И если сырьевые цены на подсолнечник поднялись в два раза, естественно, выигрывает крестьянин. У зернопереработчика в этой ситуации, наоборот, расходы вырастут - отсюда высокая цена на бутылку масла.

Да, крестьянин может говорить, что мало получил. Но он получил. Даже если в реальном выражении он получит прибавку в рубль за литр молока, то в процентном выражении эта прибавка будет выше, чем рост цен на средства производства.

- Некоторые фермеры говорят, что дела в отрасли наладятся, только если цены вырастут в пять раз…

- А почему в пять, а не в десять, например? Я очень люблю наших сельхозпроизводителей, но они часто жалуются: "Мы такие несчастные и бедные, а нефтяники жируют". Но давайте посмотрим, сколько налогов платят нефтяники и сколько аграрники? Это несопоставимые цифры. Если зерно до самого последнего момента уходило на экспорт без каких-либо ограничений, то на нефть очень высокие пошлины. Бюджет, к сожалению, у нас формируется за счет энергоресурсов. И все те дотации, которые крестьяне получают из бюджета, тоже, по большому счету, идут от нефтяников. Я никого не защищаю. Но давайте смотреть на ситуацию объективно.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии
Новости партнеров
Рассказать новость