Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Братья Астаховские рассказали о Барнаульской халвичной фабрике и пути в бизнесе

«Барнаульская халвичная фабрика» — крупнейший за Уралом производитель этого восточного лакомства — на рубеже 2013 и 2014 годов переживает достаточно серьезные инфраструктурные изменения. О новом этапе в развитии предприятия нам рассказали собственники этого бизнеса, родные братья Евгений и Вадим Астаховские.

Братья Астаховские.
Братья Астаховские.
Анна Зайкова

— Известно, что в последнее время ваша фабрика интенсивно модернизируется. Насколько масштабны эти изменения и какова их конечная цель?

Вадим Астаховский (В. А.): — В прошлом году мы построили новое здание. Это производственно-складской комплекс площадью более 2 тыс. квадратных метров. Теперь для производства у нас используется три помещения. Закуплено все необходимое на новом этапе оборудование. На сегодняшний день уже запущена линия по переработке ядра подсолнечника. В дальнейшем планируем монтаж немецкого оборудования для производства непосредственно халвы. Это позволит нам увеличить объемы производства в пять раз. Увеличится автоматизированность производства, потребуется меньше рабочих рук, человеческий фактор будет меньше влиять на качество продукта. Будем брать на работу операторов более высокого класса. Количество рабочих, скорее всего, останется тем же самым, а вот объемы производства возрастут.

К модернизации мы приступили весной прошлого года, через пару месяцев планируем основную ее часть завершить. А контракт на покупку оборудования заключили еще в 2012 году на специализированной выставке в Кельне. Оно приобреталось в лизинг, затраты на это составили порядка 75 млн. рублей, а вместе со строительством нового здания объем инвестиций в производство составляет около 140 млн. рублей.

Евгений Астаховский (Е. А.): — Наша цель — стать более конкурентоспособными. На юге России есть крупные халвичные фабрики. У них там сырье дешевле, себестоимость продукции ниже. И мы вынуждены проводить модернизацию, чтобы увеличивать объемы производства, за счет чего снижать себестоимость и увеличивать качество продукции, что позволит нам укрепить позиции на рынке.

— Правда ли, что ваша фабрика — крупнейший производитель восточных сладостей в стране?

Барнаульская халвичная фабрика.
Барнаульская халвичная фабрика.
Анна Зайкова
Е. А.: — Один из крупнейших, во всяком случае. По крайней мере, за Уралом халвы мы делаем больше всех. У нас хорошее качество, но в цене мы пока проигрываем. Потому и вынуждены проводить модернизацию производства.

Сейчас наша продукция представлена по всей России. Много идет в Белоруссию, в Казахстан. Делаем поставки в Германию, были пробные партии в США. Но в основном мы покрываем восток России. Это приоритетное для нас направление.

— Я правильно понимаю, что вы делаете ставку на создание уникальных продуктов, которых нет у конкурентов?

В. А.: — Это было на начальном этапе. Сперва мы начали выпускать воздушную халву, потом конфеты из нее стали делать. Это по-своему уникальный продукт, у него совершенно особые, яркие вкусовые качества. В процессе приготовления халва проходит специальную обработку в вакууме и становится от этого необычайно легкой, рассыпчатой, чем-то даже напоминает сахарную вату. Она буквально тает во рту. Вода на нее попадает — она в самом деле как будто немного тает. Кроме нас, в России ее делает лишь одна фабрика, но и то не из подсолнечника, а из арахиса. А все остальное, что есть на рынке, — это только называется воздушной халвой. Людей обманывают. Внешний вид хороший, а качества нет никакого. Продукт этот трудозатратный, мало кто гонится его делать. Тот же юг России, который выпускает большие объемы халвы, не занимается халвой воздушной, ему это неинтересно.

— Воздушная халва — основной ваш продукт?

В. А.: — Основным нашим продуктом следует все же считать традиционную халву.

Е. А.: — Ее мы, кстати, делаем еще по старым ГОСТам, поэтому многие, кто ее попробовал, признаются, что вспоминают вкус детства. А воздушная халва — второй по объемам производства наш продукт.

В. А.: — Мы делаем также конфеты из халвы, драже, козинаки. Пока этого достаточно. Надо развить эти направления, достигать желаемых объемов производства.

Все решаемо и преодолимо

— Насколько работа вашей фабрики зависит от кредитов?

Е. А.: — Это основной фактор развития. Без заимствованных денег вращаешься на своей четко определенной орбите, и новые горизонты тебе недоступны. Чтобы их достичь, нужно взять средства, провести модернизацию и выйти на новый уровень, на другую себестоимость, на другие объемы. И на этом уровне получаешь совсем другую отдачу. Ты уже можешь рассчитываться с долгами и работать с новым оборотом. А без кредитов сделать это очень сложно.

В. А.: — Кстати, хорошую помощь оказывает краевая администрация. Например, в части субсидирования. Она дает компенсации на переоборудование, возмещается до 50% стоимости машин. Это настоящая, ощутимая помощь, это реальные деньги, которые возвращаются. И хорошо, что в таких программах можно участвовать ежегодно.

— А какие факторы сдерживают развитие фабрики? Например, в прошлом году из-за нового порядка ценообразования электричества для юридических лиц у многих предприятий эта статья расходов увеличилась в разы. Вас это коснулось?

Братья Астаховские.
Братья Астаховские.
Анна Зайкова
Е. А.: — Многие говорят, что одно плохо, другое плохо… Мы не жалуемся. Мы не ощущаем каких-то непреодолимых преград, барьеров.

В. А.: — Часто сетуют на сложность в подключениях к коммуникациям. Мы вот взялись подключить свою подстанцию. Она уже стоит, все согласовано, скоро будет подключение. Написали письмо в «МРСК», нам пришел договор, сумма по оплате за подключение всего порядка 50 тыс. рублей. Сейчас мы платим 3 рубля за киловатт, а со с­воей подстанцией стоимость энергии должна еще снизиться.

Е. А.: — С другими коммуникациями, например по теплу, тоже все вполне решаемо, энергетики часто даже идут навстречу. Поэтому единственное ограничение в развитии — финансовое. Но от этого никуда не денешься.

Из алтайских семечек

— В своем производстве вы используете только местное сырье?

Е. А.: — Когда годы позволяют, мы обходимся только местными производителями. Был год один, когда не было на Алтае семечек. Тогда мы сырье завозили из Оренбургской области, товарные вагоны плотно тогда шли. А вообще, есть местные хозяйства, с которыми мы давно работаем. Раньше работали со многими, но со временем сохранили отношения лишь с самыми крепкими и наиболее лучшим образом себя зарекомендовавшими. Например, с хозяйствами Сергея Бенслера — он сейчас наш основной поставщик.

— А сейчас какая ситуация? Осенью аграрии жаловались на сложности в уборке и низкое качество семян подсолнуха.

Е. А.: — В прошлом году семечек достаточно было, хорошо уродились, хотя год был сырой, и проблемы с уборкой действительно были.

— Свои посевы у вашего предприятия есть?

Е. А.: — Нет. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Кто-то выращивать, кто-то перерабатывать. Однако у нас есть планы по строительству элеватора для хранения и сушки подсолнечника. У нас для этого есть участок земли. Сейчас его пока не осваиваем, потому что деньги ушли на новое строительство и покупку оборудования.

Один большой магазин

— Производители часто жалуются на диктат со стороны розничных сетей. А у вас как складываются отношения с ритейлерами?

Е. А.: — Раз жалуются, значит, на то есть причины. У нас в стране в самом деле установлен диктат сетей, диктат торговли, а производство находится на задворках. И законы поддерживают не тех, кто выпускает продукцию, а тех, кто ее продает. Если у нас и дальше будет такая политика, мы так и останемся сырьевым придатком. Производители не могут развиваться, когда сети их нагибают, вынуждают давать цены на продукцию чуть выше себестоимости, хотя сами зарабатывают на ней достаточно высокие проценты. Производители в таких условиях вынуждены снижать качество, использовать всякие добавки. И большинство дешевых продуктов в наших сетях — с такими вот вредными для здоровья добавками. И пальмовое масло в сгущенку льют, и что только ни делают. Но мы не сторонники таких шагов, поэтому мы слабо представлены в сетях, в той же «Марии-Ра». Мы отвечаем за качество.

Барнаульская халвичная фабрика.
Барнаульская халвичная фабрика.
Анна Зайкова
Хотелось бы, чтобы в магазине у покупателя был выбор, чтобы там были и дешевые товары, и дорогие, качественные. А у нас всех зазывают лозунгами типа «плати меньше— живи лучше». Но так не бывает. Для ритейлеров качество не важно, для них главное — цена. И что люди наши едят? Ведь хорошую продукцию не купишь нигде. Благо, есть магазины «Бахетле». Вот они молодцы! Там есть выбор: ради бога, бери то, бери другое. Там и наша линейка большая. Вот такие должны быть магазины, более демократичные в плане возможности выбора. Ну нельзя по низкой цене купить хороший продукт, ну никак нельзя!

Боюсь, что это все приведет к такой ситуации, что у нас скоро будет все китайское. Потому что китайцы молодцы: развиваются, работают. У них есть производство, а у нас — один большой магазин.

В. А.: —Сейчас на Павловском тракте строят новый торговый центр «Арена». Его бы одного хватило на весь Барнаул. Мы и так вторые в стране по торговым площадям. А производство у нас где?

— А с какими сетями легче работать, с местными или федеральными?

В. А.: — С федеральными тоже бывает непросто. Например, год назад мы заключили договор с X5 Retail Group (магазины «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель», «Копейка». — Прим. редакции). Сертификаты все подписаны, но мы до сих пор им ничего не поставили.

— Почему? Они ставят какие-то жесткие условия?

В. А.: — Они просто молчат. Не выходят на связь. Мы не можем до них даже дозвониться. Такая вот ситуация. Так и живем.

У каждого своя роль

— Как вы в своем родственном и управленческом тандеме распределяете между собой обязанности? У кого какие функции?

Е. А.: — На мне лежит все, что касается внешних вещей. Я занимаюсь снабжением, сбытом, решаю административные вопросы. Вадим сосредоточен на внутренних делах, он ведает бухгалтерией, непосредственно производством. У нас это четко распределяется. Особенно когда я стал депутатом гордумы, эта схема управления еще конкретнее прорисовалась. Если раньше мы вместе многое делали, периодически подменяя друг друга, то на этом этапе я уже в производство не лезу, им руководит Вадим.

— Какое управленческое решение было для вас самым непростым в 2013 году?

Е. А.: — Стройку начать, наверное. Решение это даже не то чтобы непростое, скорее ответственное и в чем-то даже страшное. Потому что суммы кредитов большие, да к тому же у нас висят выплаты по лизингу за оборудование. И это эмоционально очень сильно давит. Стройка ведь дело такое: никогда точно не подсчитаешь, сколько она денег съест в итоге. И я полгода ходил подзагруженный. Часто приходилось собирать подрядчиков, вникать во все, следить, чтобы делали все оперативно, не тянули. Потому что в новый год нам надо было зайти уже с теплом.

В. А.: — Тут надо сказать спасибо «Барнаульским тепловым сетям», которые пошли навстречу и быстро все организовали.

Е. А.: — Но пути обратного не было и нет, поэтому здание стоит, сейчас занимаемся монтажом линий.

О чем еще рассказали собеседники

Об оборудовании

Е. А.: — В этом году мы планируем полноценный запуск всех новых линий. Первая очередь по ядру уже работает, скоро будем запускать линию по халве резной и в брикетах, а также халвичным конфетам. Эта линия у нас немецкая, по ядру — китайская. И там же в цехе стоит английская машина, там и итальянский компрессор, и турецкий чиллер… и опять же все импортное. Где наше российское качественное оборудование? А потому что наша страна — один большой магазин.

О первых годах работы

В. А.: — В 90-е мы занимались розничной торговлей и обратили внимание, что халва у нас в дефиците, и решили попробовать заняться ею, тем более что у нас отец был производственник, работал директором «Гвоздилки».

Е. А.: — Поначалу много работали сами, директорами были только номинально. Сами все прошли: и машины разгружали, когда работников нанимать было не на что, и сами выходили в ночь халву месить, когда нас работало 10 человек на начальном этапе. Вместе по очереди развозили халву по базам на «уазике»: сначала я сажусь за руль, возвращаюсь весь в мыле, потом Вадик перенимает эстафету, едет вторым рейсом. Сами на грузовике ездили по районам за семечками. Так мы начинали свою работу. Нам никто это дело не подарил, не назначил руководителями. Мы не наемные директора, мы — собственники.

О жизненных принципах

Е. А.: — Мы по жизни всегда идем прямо. Если кому-то мы должны, мы всегда возвращаем. Никто нам не скажет в глаза, что мы кому-то задолжали и не отдаем. Мы не подлецы. И нам это помогает по жизни. Нас в городе многие знают, и никто не скажет, что Астаховские где-то поступили нечестно. Поэтому мы смело смотрим всем в глаза.

Досье

Евгений Юрьевич Астаховский родился в июле 1967 года. Почти на отлично окончил барнаульскую школу № 106 (единственная четверка — по физике). Затем в 1984 году поступил в НЭТИ на инженера-электрика, в 1986—1988 годах проходил армейскую службу во Владимире, по возвращении восстановился в институте, окончил его в 1991 году. После учебы остался в Новосибирске и занялся бизнесом, пригонял на продажу машины «АвтоВАЗа». В 1995 году переехал в Барнаул, начал заниматься торговлей. В 2012 году стал депутатом гордумы, член комитета по экономике. Увлекается легкой атлетикой. Женат, две дочки, 5 и 8 лет.

Вадим Юрьевич Астаховский родился в январе 1971 года, окончил ту же 106-ю школу, поступил на экономический факультет Алтайского госуниверситета. После его окончания в 1995 году начал заниматься бизнесом вместе со своим братом. Женат, сыну 7 лет, дочери — 19.

Справка

Кондитерское предприятие «Барнаульская халвичная фабрика» приступило к производству халвы в 2001 году. Ассортимент выпускаемой продукции насчитывает более 80 наименований. Объем производства — 500 тонн продукции в месяц. На предприятии трудятся около 150 человек. Расположена фабрика в Барнауле по адресу: проезд Южный, 31-г.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость