Экономика

Частные московские инвесторы намереваются дать электроэнергию Горному Алтаю

После почти 15-летней тяжбы противников и сторонников Катунской ГЭС гидроэлектростанция в Республике Алтай, похоже, все-таки будет построена. Проект прошел Государственную экологическую экспертизу на стадии обоснования инвестиций. Но ни сама республика, ни ее сосед Алтайский край, ни снабжающее электроэнергией оба этих субъекта Федерации «Алтайэнерго» не являются заказчиками строительства. В роли Прометея, решившего принести свет алтайцам, на сей раз предстает московское ЗАО «Элиттехнострой».

«Алтайэнерго» не нужна катунская энергия?

В новом (меньшем по мощности) варианте гидроэлектростанция на Катуни будет называться Алтайской ГЭС. Для ее сооружения создано ОАО «Горно-Алтайская ГЭС». Московская фирма «Элиттехнострой» является главным инвестором строительства, его доля в уставном капитале ОАО «Горно-Алтайская ГЭС» составляет 90 процентов.

Естественно, москвичи решили взяться за сооружение ГЭС в створе Катуни не из благотворительных побуждений. ГЭС будет принадлежать инвесторам, а Республика Алтай будет получать от московской компании, как стало известно «СК», 25 процентов вырабатываемой электроэнергии в виде платы за аренду земли и пользование природными ресурсами.

Впрочем, на 25, 20, 10 или 5 процентах сойдутся субъект и владелец расположенной на его территории электростанции, покажет время. Знающие люди утверждают, что для нужд республики достаточно трех процентов энергии будущей ГЭС, мощность которой по проекту должна составить 148 мегаватт. Куда пойдет остальная электроэнергия? Кому и как будут продаваться ее излишки «Элиттехностроем» и самой республикой из ее доли, какие энергоемкие производства, запитывающиеся от новой ГЭС, будут созданы в Горном Алтае и соседних регионах? Найти ответы на эти вопросы нам пока не удалось. Но «Алтайэнерго» и РАО «ЕЭС» в целом, как нам сообщили в энергокомпании, пока не собираются приобретать излишки энергии будущей горноалтайской гидроэлектростанции, так как ее производство и перекачка могут оказаться весьма дорогостоящими. При таком раскладе будущая Алтайская ГЭС может интересовать население нашего края только с экологической точки зрения.

Мнение «зеленых»

К экологической стороне строительства гидроэлектростанции в Горном Алтае «СК» обращался за последнее время дважды (в публикациях «Катунская ГЭС возвращается?» — № 37 от 9.09.2004 г. и «Катунская ГЭС может родить цунами» — № 40 от 30.09.2004 г.). Экологическая общественность, как известно, была против сооружения станции с момента рождения проекта Катунской ГЭС, предрекая с ее пуском массу природных и техногенных катаклизмов на территории Республики Алтай, Алтайского края и даже Новосибирской области. Обновленный проект, по мнению противников ГЭС (одна втрое уменьшенная по высоте плотина вместо трех), не снимает, а всего лишь нивелирует остроту проблемы. Он отличается от первоначального по масштабам и мощности, но не принципиально, строить ГЭС на Катуни нельзя, заявили 15 неправительственных экологических организаций южной Сибири в обращении к президенту, председателю правительства и министру природных ресурсов России.

Не будем повторять их доводов (аргументы изложены в двух выше названных материалах), а попробуем выслушать другие стороны: оппонентов, специалистов, жителей республики. Но справедливости ради заметим: правы или нет экологи, но почему-то именно от них, а не от официальных властей средства массовой информации и общественность узнали о готовящемся начале строительства.

Мнение сторонников строительства

Владимир Чернобаев, заслуженный мелиоратор РСФСР, инженер-гидротехник, считает возвращение к проекту Катунской ГЭС в новой редакции важным и своевременным. «С 1986 по 1989 год проект был трижды переработан и доведен до разумного компромисса между удовлетворением насущных потребностей алтайского народа и сохранением уникальной природы региона», — отмечает он в письме в редакцию «СК». И не столько победа «зеленых», считает Владимир Чернобаев, сколько плачевное финансовое состояние страны поставило крест на строительстве, требующем вложения миллиардов рублей.

«Проблему закрыли. Но жизнь-то не остановилась. И проблемы энергоснабжения теперь уже отдельных субъектов Российской Федерации не только не исчезли благодаря стараниям противников строительства Катунской ГЭС, а наоборот, обострились. Осталась потребность в ускоренном развитии Рудно-Алтайского золотополиметаллического района, Холзуно-Белорецкого железнорудного района, а для этого необходимы огромные энергопотоки, которые может дать только Катунская ГЭС.

Что даст промышленное освоение этих месторождений? Во-первых, тысячи новых рабочих мест, во-вторых, многократное увеличение налоговых поступлений в бюджеты субъектов России. Что еще нужно живущему в нищете населению Алтайского края и Республики Алтай? Но вновь идут в наступление рафинированные ученые из Новосибирска и Барнаула, не согласные с реанимацией планов Катунской ГЭС.

Позвольте, господа ученые, разве за последние 10−15 лет ваши жизненные условия ухудшились или сравнялись с условиями жизни на чабанских стоянках, в далеких горных селениях? Уверен, что наоборот. Не понимаю, зачем популярная в Алтайском крае и Республике Алтай газета „Свободный курс“ любезно предоставляет свои страницы для заявлений таких противников строительства Катунской ГЭС. В. Маслова в заметке „Катунская ГЭС может родить цунами“ для объяснения предполагаемого явления использует пример бесштопорного открывания бутылки с вином. Но водохранилище — не бутылка. Для информации: уже на первой стадии разработки проекта плотины даже небольшого пруда выполняется расчет его прорыва в форсмажорных ситуациях и, соответственно, принимаются меры

Не убеждает меня и высказывание директора по корпоративному развитию „Алтайэнерго“ А. Логинова об экономической неэффективности строительства Катунской ГЭС. Действующие тарифы на электроэнергию несомненно, устраивают корпорацию, о чем свидетельствует факт получения ею в 2003 году прибыли в размере 160 млн. рублей. Ну, а рост тарифов позволит и дальше жить безбедно. Зачем же „Алтайэнерго“ головная боль в виде Катунской ГЭС? Что касается ссылки на отсутствие технической возможности „перекачки“ электроэнергии из Республики Алтай в Алтайский край, то это полный абсурд. Конечно, после ввода Катунской ГЭС потребуется реконструкция ныне действующих линий электропередач. Но когда это будет? Через 10 или 20 лет? Тем более что гидроагрегаты любой ГЭС вводятся в эксплуатацию ступенчато в течение двух-трех лет. Исходя из этого экономическую или техническую ситуацию наших дней нельзя переносить один к одному на десяток лет вперед».

Официальная точка зрения на проблему из интервью главы Республики Алтай Михаила Лапшина газете «Свободный курс»: «После долгих раздумий руководство РА приняло решение строить гидроэлектростанцию. Республика испытывает дефицит энергии, а в это время огромное количество ее река уносит на Западно-Сибирскую равнину. ГЭС позволит не сжигать большое количество угля, избегать загрязнения атмосферы. Сейчас активно ведем предпроектные работы. Все будем согласовывать с экологами».

Пусть решит референдум

«Итак, есть два мнения — „за“ и „против“ строительства ГЭС, — резюмирует Чернобаев. — Есть еще закон „Об охране окружающей среды“, согласно которому стройки такого уровня должны обсуждаться общественностью. Нет, правда, критериев обсуждения. Не ясно, что будет весомее: статья профессора в газете или же мнение простого человека, высказанное устно. Очевидно, чтобы выровнять потенциал, нужен базисный показатель. Таким показателем должен быть только голос гражданина России, принявшего участие в региональном референдуме в Республике Алтай и Алтайском крае. Ну, а чтобы референдум состоялся, нужна в первую очередь полная информация о строительстве Катунской ГЭС: от разработчиков проекта, от специалистов Института водных и экологических проблем СО РАН. Наконец, надо сказать о самом главном — кто и на какие деньги возьмется строить Катунскую ГЭС.

Вполне допустима и публичная дискуссия на страницах газет, в передачах местного радио и телевидения. В споре рождается истина. Только спорить нужно корректно».

Справка «СК»

ЗАО «Элиттехнострой» работает в энергетическом секторе с 1998 года и успешно сотрудничает с лидерами отрасли и динамично развивающимися компаниями. Основной сферой деятельности компании является инженерное обеспечение надежной и безопасной эксплуатации тепло- и электротехнического оборудования тепло- и гидроэлектростанций, объектов малой энергетики, муниципальной собственности, их техническое перевооружение. На сегодняшний день партнерами «Элиттехностроя» являются более 100 предприятий и организаций России и зарубежья. В Алтайском крае эта компания участвовала в разработке и вводе в опытно-промышленную эксплуатацию первого российского энергетического котла со стационарным кипящим слоем БКЗ 420−140 КС. Использование нового котла на Барнаульской ТЭЦ-3 позволяет на 90% сократить выбросы в атмосферу окислов серы и на 50% окислов азота и значительно улучшить экологическую обстановку в регионе.

Нужна ли ГЭС в Горном Алтае?

С таким вопросом «СК» обратился к людям различных профессий, специалистам и неспециалистам, жителям и не жителям Республики Алтай.

Людмила ПОПОВА, начальник отдела Государственной экологической экспертизы службы Росприроднадзора МПР России по РА (г. Горно-Алтайск):

— Алтайская ГЭС — объект федерального уровня, так как оказывает влияние на несколько субъектов, поэтому ее проект проходил экспертизу в Министерстве природных ресурсов России. В соответствии с законом МПР могло привлечь представителей субъекта для участия в экологической экспертизе, но оно этого не сделало. Не было проведено и обсуждение с общественностью. То есть на стадии обоснования инвестиций проект, я бы сказала, не был разработан по всем правилам. Эта стадия не дает права на строительство, а лишь позволяет получить деньги на него. Рабочий проект пока ни с кем не согласовывался: ни с нами, ни с МПР, поэтому о скором строительстве речи быть не может.

— А что вы думаете как житель республики: надо строить ГЭС или нет?

— Лично я считаю, что ГЭС нужна республике. Я сама родом из Иркутской области. Там киловатт электроэнергии стоит 30 копеек, у нас — 1 рубль 23 копейки. А энергетический потенциал горных рек очень высокий. Обидно. Надо взвесить все за и против. Мы тут чуть ли не пещерные жители. У меня на квартплату и электроэнергию больше половины зарплаты уходит — в общей сложности больше трех тысяч рублей в месяц. А с января 2005 года, говорят, киловатт будет стоить три рубля. Мне даже страшно. Думаю, не отключить ли горячую воду?

Если проект Катунской ГЭС в уменьшенном виде позволит решить проблемы энергоснабжения республики, не нанося особого вреда экологии, их нужно решать.

— А как вы относитесь к альтернативным источникам энергии?

— В республике планируется строительство малых ГЭС. Но они очень маломощные. Пока запущена одна ГЭС Кайру в Улаганском районе мощностью 250 квт. Но зимой эта гидроэлектростанция может работать только три часа в сутки. У малых ГЭС нет водохранилищ, вот и мощности низкие, а то вообще не работают: замерзла, перемерзла. И оттаивать начинает в мае. Альтернативные источники хороши для чабанской стоянки. Там хватит 12 киловатт. А решить проблемы республики — мало.

Вениамин МОЗЫРСКИЙ, генеральный директор производственного объединения «Железобетон», заслуженный строитель России (г. Бийск):

— Начало строительства ГЭС — вопрос только времени: декабрь нынешнего года или февраль — май следующего. Самое страшное позади — экологическая экспертиза на стадии обоснования инвестиций подписана. А теперь идет экспертиза Госстроя. Сейчас 30 человек оттуда работают над проектом, а главный инженер Гидропроекта Александр Пигалев лично много времени проводит в местах будущего строительства. Техническая экспертиза — дело долгое. Госстрой должен пересчитать все. Высота плотины снижена со 140 до 57 метров, сейсмостойкость увеличена до 10 баллов по шкале Рихтера. Теперь все нормально. Экология от строительства ГЭС только приобретет, а республика начнет развиваться.

— Ваше производственное объединение выступает в качестве подрядчика строительства?

— Не совсем. По предварительной договоренности у нас будет основная база по переработке материалов. Первоначально базу предполагалось с нуля создавать в Чемале. Но я предложил инвестору — «Элиттехнострою» — свои услуги. Его генеральный директор приехал сюда, увидел нашу, не побоюсь показаться нескромным, прекрасную базу, и мы стали сотрудничать. Для нашего коллектива это возможность увеличения объемов, создание новых рабочих мест, получение прибыли, а для «Элиттехностроя» — существенное сокращение затрат. Ведь в базу, которая впоследствии в Чемале была бы не востребована, нужно было бы сделать миллиардные вложения. А мы сделаем 380 тысяч кубометров бетона для ГЭС в Бийске и перевезем туда, что гораздо экономичнее.

Николай ДОБРЕЦОВ, академик РАН, президент Сибирского отделения РАН (г. Новосибирск):

— Я думаю, что решение вопроса, что, где и какого объема строить на территории большого Алтая, должно стать частью трансграничного соглашения четырех стран: России, Китая, Монголии и Казахстана, согласованного с международной общественностью. Но предварительно мое мнение, что, во-первых, проект Катунской ГЭС зря остановили, он бы уже принес огромный социально-экономический эффект. Ну, а во-вторых, сегодня с учетом уже новой ситуации надо посчитать более аккуратно, какого размера и где строить. В принципе строить ГЭС на Алтае необходимо. Это один из немногих источников ее развития.

Юрий ВИНОКУРОВ, доктор географических наук, директор Института водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН (г. Барнаул):

— Катунский проект был достаточно грамотно сделан. Мы заставили проектировщика поработать так, что он стал экологоприемлемым. Но экономическая ситуация в стране в начале 1990-х годов не позволила приступить к строительству. Сегодня за решение проблемы взялся частный капитал. Проект Алтайской ГЭС прошел экологическую, проходит технологическую экспертизу. Плотина на 100 метров ниже, чем у Катунской ГЭС, экологических воздействий будет гораздо меньше. Если не строить ГЭС в Горном Алтае, то где тогда? Мини-ГЭС, ветряки и солнечные батареи проблемы не решат. Их нужно делать на точках, но без достаточно крупной генерирующей ГЭС не обойтись.

Валерий ЗОЛОТУХИН, народный артист России, художественный руководитель Молодежного театра Алтая:

-15 лет назад я был против строительства Катунской ГЭС, но сейчас за, так как надеюсь, что новый проект не противоречит экологическим нормам. Республике нужно развиваться. ГЭС надо строить. Это повысит инвестиционную привлекательность региона, обеспечит приток в него капитала и туристов, что в свою очередь позволит обеспечить население работой, а самое главное — создаст человеческие условия для жизни. В Москве или Барнауле трудно представить, что на берегу Телецкого озера в учреждениях, школах, домах электричество бывает два-три часа в сутки и людям недоступны элементарные для цивилизованного мира вещи — кино, телевизор, холодильник, компьютер.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость