Экономика

Дефицит оптимизма. Почему россияне все меньше уверены в завтрашнем дне?

Почти 85% россиян считают материальное положение своей семьи средним или плохим. Такие данные соцопроса россиян в начале августа опубликовал «Левада-центр». При этом 58% респондентов ответили, что не уверены или скорее не уверены в завтрашнем дне. 9% опрошенных чувствуют такую уверенность, 29% скорее чувствуют. Если сравнивать с аналогичным опросом в июле 2011 года, то количество уверенных в завтрашнем дне снизилось на 7 пунктов, а неуверенных увеличилось на 9 пунктов.

Люди понимают, что могут столкнуться с коррупцией, с необъективностью суда и прочим.
Люди понимают, что могут столкнуться с коррупцией, с необъективностью суда и прочим.
Михаил Хаустов

Подобные настроения вроде бы не вяжутся с некоторыми оптимистичными данными статистики. Например, безработица в России находится на уровне скромных 6% — сравните это с развитой Испанией, где этот показатель достиг 26%. Зарплаты у нас тоже растут: по данным Алтайкрайстата, за год доходы жителей края увеличились на 12,5%. Да что цифры: посмотрите на количество новых недешевых машин в Барнауле и очереди в гипермаркетах. Глядя на это, сложно поверить, что лишь 14% соотечественников считают, что живут в достатке.

Впрочем, есть и другие цифры. По данным Всемирного банка, по уровню доходов на душу населения Россия находится лишь на 59-м месте по соседству с Польшей и Венесуэлой.

Так какие же цифры ближе к реальности? И почему у россиян растет неуверенность в своем завтра, несмотря на кажущуюся стабильность?

Стабильность оказалась хрупкой

Евгений Гонтмахер,
экономист:

Причин тут две. Первая и главная — это, конечно, падение экономики. Все читают новости и знают, что в стране рецессия, темпы роста экономики близки к нулю. Это признает даже Мин­экономразвития. В Москве это еще не так заметно, а в регионах, тем более в малых городах, люди ощущают это на себе: видят, что их градообразующее предприятие, например, простаивает или выпускает меньше продукции.

Общую ситуацию в экономике люди примеряют на себя, свое будущее. Значимого ухудшения материального положения у большинства людей еще нет, но они ожидают, что дальше будет хуже.

Эта неуверенность зависит не только от экономических факторов. Что бы ни говорили наши официальные пропагандисты, но большинство людей видят коррупцию, хаос во власти, мягко говоря, странные судебные решения — и все это тоже вызывает ощущения неуверенности. Люди понимают, что могут столкнуться с коррупцией, с необъективностью суда и прочим. В данном случае результаты опроса и настроения людей достаточно адекватно отражают окружающую реальность. Причем за последние годы эти цифры не очень меняются. Главный обвал ожиданий людей произошел после кризиса 2008 года: экономика рухнула, и люди поняли, насколько хрупкой была стабильность.

Изменить ситуацию может только кардинальная реформа институтов, но на нее надежды мало. И люди это очень хорошо понимают.

Малообеспеченных даже больше

Виктор Нагайцев,
социолог, Алтайский государственный университет:

Отсутствие уверенности в завтрашнем дне вообще характерно для человека постсоветской эпохи, и данные опросов «Левада-центра» это только подтверждают. Это и опасение оказаться без работы, потерять источник дохода, и страх потерять сбережения. В советское время среднестатистический гражданин, как правило, не ощущал страха перед будущим, пенсией, старостью.

Фоновое влияние на настроения людей оказывает и постоянно обсуждаемая информация об экономических кризисах, потрясениях. Большое количество потребительских кредитов тоже повышает уровень тревожности и неуверенности.

В оценке своего материального положения респондентами есть одна парадоксальная вещь: многие, оценивая уровень своего благополучия, завышают его, как бы говоря «мы живем не хуже других». Поэтому в реальности малообеспеченных людей в стране еще больше, чем нам говорят цифры опросов. Если доходы домохозяйств соотнести с потребительской корзиной, картина будет очень печальной. В марте 2012 года социологи Алтайского гос­университета представляли исследование на эту тему, где в том числе констатировали повышение социальной напряженности и ухудшение уровня жизни. Резкого обвала пока нет, снижение уровня жизни идет примерно на уровне официальных показателей инфляции.

Россиянам все равно

Сергей Алексашенко,
директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики:

О чем свидетельствуют такие данные опросов? Откуда я знаю. Что у нас пессимистов больше, чем оптимистов?.. Каждый человек исходя из каких-то своих личных соображений, из положения своих дел отвечает на вопрос об уверенности в завтрашнем дне. Откуда я могу знать, почему он отвечает так, а не иначе. Это социологи должны были, наверное, более корректно задать вопрос: страшно вам за ваше будущее или не страшно и что является причиной вашего страха?

Вообще, у меня такое ощущение, что россиянам совершенно все равно, в каком состоянии находится российская экономика. Примерно 90% людей на эту тему вообще не задумываются и не связывают свое материальное благополучие с состоянием экономики.

Каково сейчас состояние нашей экономики? Стагнация, экономика не растет и вряд ли будет расти в ближайшее время.

Стать «второй Грецией», например, нам не грозит — у нас совершенно другая ситуация. У меня даже нет такого примера, аналога, чтобы сказать: вот, в такой-то стране такая же или похожая ситуация, такие же проблемы. В той же Греции проблема долга. У нас другой кризис, гораздо хуже: предприниматели не хотят инвестировать в экономику, потому что боятся, что бизнес у них отберут. Любая экономика нуждается в инвестициях, а когда бизнес отказывается инвестировать, я не понимаю, как экономика будет расти. В том, что происходит с российской экономикой, гораздо меньше экономических факторов и гораздо больше политических. Как тут можно что-то прогнозировать? У нас через три года будет независимый суд или не будет?.. Я не знаю. Если да, экономике будет лучше, если нет — всем нам будет хуже.

Опрос. Вы уверены в завтрашнем дне?

Антон Мищенков,
руководитель Барнаульского центра высшего водительского мастерства:

Физически я готов вытерпеть любые экономические потрясения. Так что в себе я уверен. А вот в нашем государстве такой уверенности нет. Мало того что экономика ухудшается, так еще и наступают на предпринимателей. Например, нам пришлось закрыть одно ИП, потому что налоговых отчислений стало больше, чем доходов.

Олег Шелудяков,
замгендиректора компании «Полимерпласт»:

Я уверен. Потому что у меня есть опыт и навыки — я всегда найду им применение. Обычно не уверены в завтрашнем дне те, у кого есть маленькие дети, — у таких людей больше рисков, они более зависимы от работодателя. У меня, к счастью, дети уже выросли, так что я спокоен.

Геннадий Шейда,
общественник:

Непростой вопрос. Особенно сейчас, когда в стране налицо признаки стагнации, поэтому сложно быть уверенным в том, что будет завтра. Тем более я работаю в общественной сфере, где кризисы ощущаются довольно остро. В такие моменты люди начинают больше заниматься личными делами, чем общественными инициативами.

Евгений Смирнов,
зампредседателя краевой Федерации автоспорта:

Да, уверен. Кризисы мне не страшны. Нашу страну столько раз трясло, что все это уже мелочи. В тяжелые моменты люди просто начинают меньше потреблять, и это нормально. А на необходимый для жизни минимум можно заработать всегда.

Цифра

60% россиян строят планы на будущее, но в основном — на ближайшие месяцы. Такие данные приводит ВЦИОМ.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость