Экономика

Гендиректор ОЭЗ «Бирюзовая Катунь» рассказал о развитии комплекса в период кризиса

В этом году особая экономическая зона (ОЭЗ) «Бирюзовая Катунь» лишилась четырех резидентов, прежнего директора Антона Бенса и серьезного роста турпотока, которому помешало алтайское наводнение. Оставшиеся на территории инвесторы за шесть лет существования ОЭЗ неоднократно сдвигали сроки сдачи своих объектов. Но новый руководитель турзоны Алексей Репин явно любит свою подопечную, хорошо ее знает и верит в нее — даже в период нестабильной экономической обстановки. Он рассказал почему.

Алексей Репин, гендиректор ОЭЗ "Бирюзовая Катунь".
Алексей Репин, гендиректор ОЭЗ "Бирюзовая Катунь".
Анна Зайкова

— Алексей Александрович, какими новыми объектами приросла «Бирюзовая Катунь» в этом году? Какие инвесторы показывают себя наиболее активными?

— Этим летом компания «Галерея Алтая» открыла на нашей территории комплекс с художественной галереей. Собственник осуществил уже 70% запланированных инвестиций (около 40 млн. рублей), на днях выходит на строительство ресторана. Компания «Перекресток миров» сдала комплекс, который объединит заведение общепита и так называемый «Город мастеров», где алтайские мастера на глазах у туристов будут изготавливать предметы народного промысла. К следующему сезону комплекс будет принимать туристов. Компания «Форос» занимается прокладкой внутриплощадочных сетей. Фирма планирует сдать первую очередь комплекса в 2015 году. Активна и фирма «Строительно-монтажное управление 2010». Все эти компании не намерены ограничиваться изначальными планами по инвестициям в турзону. Наши инженерные сети сегодня фактически на стадии запуска, поэтому интерес к проекту повышается. Если общая экономическая ситуация в стране не ухудшится, я думаю, интерес будет только усиливаться.

— Пока эта ситуация не обнадеживает. Падение курса рубля и общие кризисные настроения влияют на настрой ваших нынешних и потенциальных инвесторов?

— Думаю, это больше коснется крупных инвесторов из Москвы. Опасаюсь, что они могут скорректировать свои планы. Те резиденты, которые уже начали работу, пока не сообщают нам об изменении своих намерений. За этот год мы нашли потенциальных инвесторов на сумму примерно 0,5 млрд. рублей, это шесть компаний (московские, алтайские и другие). Сейчас грядет реформа управления особыми экономическими зонами, которая направлена на то, чтобы большинство таких функций передать субъектам РФ. Пока непонятно, кто после нее будет принимать решение по поводу принятия или непринятия новых резидентов в особые зоны: федеральная структура или субъекты Федерации.

Поэтому у субъекта просто пока нет юридического механизма, чтобы сказать: да, мы заключаем с вами соглашение. С этим связано то, что те шесть компаний еще не могут официально быть оформлены как резиденты на нашей территории. Но про них я могу сказать, что они точно оформятся. Помимо них мы также ведем переговоры со многими другими компаниями, но это не минутный процесс, так что о них я пока не говорю. Переговоры могут вестись с 20 фирмами, а соглашение в итоге подпишет одна.

Пристроили четверть

— Как вы отслеживаете работу резидентов, то, как они выполняют свои условия соглашений?

— Пока изменение системы управления ОЭЗ не завершено, это функция Минэкономразвития. Но мы как управляющая компания информируем его о стадиях реализации проектов резидентов.

— Как получилось, что в этом году четыре инвестора покинули зону по причине того, что ничего не построили за 5−6 лет? К ним применялись какие-то меры воздействия до этого? Вы же видели, что резиденты не выполняют условия контрактов.

— Дело в том, что законодательство об особых экономических зонах несколько раз менялось. Резиденты первой волны (включая тех, кто в этом году лишился такого статуса) заключали свои договоры на достаточно либеральных условиях. Они предусматривали многократное вынесение предписаний, проверок и других процедур, которые позволяли тянуть время. Потом законодательство изменилось, и мы просто через суд исключили недобросовестных резидентов.

— Как вы оцениваете реформу управления ОЭЗ России? Есть ли в ней необходимость?

— С моей точки зрения, управлять такими зонами из Москвы сложно. Ведь по факту речь идет о регионе: рабочие места на территории, налоги, курорты — все региональное. У меня ранее был вопрос, почему ныне ликвидированное Минрегионразвития не стало хозяином таких проектов. Я, конечно, не берусь оценивать, правильно это было или нет. Но то, что сегодня наметился вектор на передачу управления регионам, — правильно. Московские эксперты часто не знают о регионе ничего: о том, какие туристы в него приезжают, какой там уровень зарплат.

— Насколько осуществлен проект «Бирюзовой Катуни» сегодня?

— Сегодня чуть менее половины участков переданы резидентам для освоения. Половина из этого количества уже работает на участках. Представьте: по проекту более 400 га подлежит застройке туристическими объектами. Чтобы на 100% реализовать проект, зоне нужно около 50 резидентов, сегодня их 13, и под их освоением, грубо говоря, 25% земли. Естественно, было сразу понятно, что это план не на год, не на два и даже не на 10. Сейчас в первую очередь мы предлагаем инвесторам участки рядом с теми, где уже ведутся строительные работы, в стороне Тавдинских пещер.

— Можно ли в следующем году ожидать переориентации турпотока с внешнего рынка на внутренний (в том числе — алтайский) в связи с нынешним кризисом выездного туризма?

— Туристов, которые хотят побывать везде и все посмотреть, не много. Обычно они делают выбор, и тут что-то либо нравится, либо нет. Отдых в Турции — пассивный отдых. Это лежание и наедание жировых клеток. Но кого-то устраивает такая концепция, и он будет ездить туда постоянно. А кто-то ездит постоянно на Алтай, за его природой, воздухом. У нас, бе­зусловно, есть такие. Многие сибиряки становятся «возвратными» туристами для Алтая. Но если человек зимой предпочитает пляжный отдых, он не приедет зимой на Алтай. А вот если зимой он поедет в Таиланд, а летом на выходные съездит в Горный, то есть шанс, что он может остаться на нашей территории и на неделю, если предоставить ему нужные условия. Наша управляющая компания со своей стороны сделает все, чтобы людям не было скучно. Например, этой зимой мы собираемся залить каток.

Алексей Репин, бывший гендиректор ОЭЗ «Бирюзовая Катунь».
Анна Зайкова

— Но многое продолжает зависеть от погоды, верно?

— Конечно. Если летом поездку можно сместить, то новогодние выходные не передвинешь. Практика последних лет показывает, что, к сожалению, Новый год у нас очень холодный.

Конкуренция — в перспективе

— Как туристы из сибирских городов находят ваши объекты сегодня, благодаря какому продвижению?

— Сегодня найти через поисковую систему в интернете то, что тебе подходит на Алтае, сложно. Некоторые приезжают в Горный из другого региона с распечатанной картинкой, сверяют — похож домик или не похож; заходят внутрь и удивляются. Особенно если раньше никогда здесь не были. Сетевым отелям хорошо: сети продвигаются комплексно, и люди обычно точно знают, на что им рассчитывать по приезде. С этой точки зрения нам могла бы быть полезна работа портала visit. altai, если он начнет прирастать соответствующими функциями. Функцией продвижения турпродукта края в целом занимаются местные органы власти, ведь «Бирюзовая Катунь» — один из крупнейших туристических проектов Алтая.

— Да, конечно, наряду с проектами в Белокурихе, «Сибирской монетой» и другими. Однако на таких территориях работает много компаний. Как они конкурируют за клиентов друг с другом?

— В настоящий момент у нашей территории есть определенный недостаток в местах размещения (их около 600, из них половина круглогодичные). Поэтому те, что имеются, не столько конкурируют, сколько думают, как бы вместить в высокий сезон всех желающих. В дальнейшем, когда предложение увеличится, начнется какая-то конкуренция. Но в наши планы входит заключить соглашения с хозяйствующими субъектами и построить единую систему бронирования. Возможно, через туристско-информационный центр края, а может, этим займется отдельная туристическая компания. Нужен какой-то центр, который объединит информацию, необходимую туристу, поможет ему организовать все путешествие.

— Этот план начнут реализовывать в следующем году?

— Первая задача — сформировать сам турпродукт. Сейчас нам надо вводить новые места для размещения туристов. Пока рано начинать комплексное продвижение нашей территории в том виде, в котором она есть сейчас.

— Каковы преимущества вашей турзоны перед другими алтайскими (вокруг озера Ая, например)?

— У разных мест в крае разные аудитории. Если человек хочет принять радоновые ванны, он, конечно, не поедет на «Бирюзовую Катунь». И Айская турзона — тоже специфичный продукт. Там нет единого управления, так что рядом могут оказаться замок и лубяная избушка с палатками. Это, конечно, приемлемо для отдыха, но только для определенной категории людей. Точно так же не всем нравится пестрота и разнородность в Азии. Не знаю, насколько такой колорит уместен на Алтае. В нашей турзоне мы постарались добиться единства и внешнего облика, и содержания.

— Видите ли вы серьезного соперника в соседней «Долине Алтая»?

— Этот вопрос всегда вводит меня в ступор. У нас с «Долиной» разные концепции, площадь. У них озеро больше и глубже, а на берегах что-то вроде «оте­лей на первой линии», это как бы маленькое алтайское море. А у нас есть и гостиницы, и кемпинги — жилье на любой вкус. У нас озеро поменьше, зато оно прогревается; а наша территория в шесть раз больше, только по ней одной можно долго гулять… Вообще же, в «Долине» пока и туристов-то, строго говоря, нет. Так что пока конкурировать не за кого.

Алексей Репин, гендиректор ОЭЗ «Бирюзовая Катунь».
Анна Зайкова

— Когда краевая власть затевает масштабный туристический проект, она заявляет, что его реализуют в такой-то срок (обычно — невыполнимо короткий). Потом сроки многократно растягиваются. Почему так происходит, по вашему мнению, и не вредит ли это репутации таких проектов?

— Про первые громоздкие компьютеры говорили так: ну, может, штук 10 мы их продадим. Сегодня в каждом доме стоит по многу устройств, которые родились на основе той идеи. Надо понимать, что, когда власть принимает решение о создании объекта, она часто оказывается права. Но это не означает, что все реализуют сегодня. Под каждую идею нужно финансирование. Если сказать, что такой-то проект принесет большую прибыль через 150 лет, чиновники в Москве не скажут: о, отлично, берите ваши миллиарды. Нужно думать на перспективу. Может, наши внуки будут отдыхать на «Бирюзовой Катуни» и думать: какие замечательные были люди, которые придумали это место. Наши резиденты, которые в целом уже потратили около миллиарда рублей, могли бы потратить их на отдых за границей или купить недвижимость в Хорватии. Но они этого не сделали.

О чем еще рассказал собеседник

О летних итогах

— До 12 июня из-за наводнения мы летом не работали. Зато за период с 12 июня по июль наш турпоток показал почти двукратный рост по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. Потому что погода была хорошая. Летний сезон оказался примерно таким же, как в прошлом году, — «Бирюзовая Катунь» приняла более 400 тыс. туристов. В имиджевом отношении алтайское наводнение, конечно, оказало большое влияние на местный туризм. Если бы катаклизма не было, то, возможно, турпоток бы вырос раза в два по сравнению с прошлым летом. Но если какие-то алтайские базы отдыха строятся без серьезных исследований, то у нас на стадии проектирования проводилось множество исследований территории. Поэтому ни один из участков, который планируется к передаче резидентам, под затопление не попал. Подтопило где-то по два квадратных метра тротуара — и все.

О гостях и ценах

— Больше 50% наших туристов — жители других сибирских регионов. Это Кемерово, Томск, Новокузнецк, эпизодически — Омск, Красноярск. В России есть ряд брендовых мест вроде Алтая, Байкала или Камчатки, где человек, интересующийся туризмом, должен побывать хотя бы раз. Но для многих россиян вернуться туда после одного раза, даже если они захотят, может быть трудно только из-за транспортных расходов. Я не могу сказать, что у нас отдых дорогой. Кто-то говорит, Турция или Таиланд дешевле. Но если сопоставить поездки к нам и туда за вычетом расходов на транспорт, цены почти идентичны. Например, стандартный двухместный номер в летний период у нас будет стоить 2−2,5 тыс. рублей в сутки.

Досье

Алексей Александрович Репин родился 27 ноября 1980 года в Барнауле. Окончил юридический факультет АлтГУ в 2003 году. Работал в качестве юриста в Управлении мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Алтайскому краю, в суде и других организациях. В управляющей компании ОЭЗ «Бирюзовая Катунь» — с 2008 года, начинал с должности специалиста юридического отдела. «В определенный момент карьеры я занимался внедрением международных стандартов качества ИСО-2001, после перешел на работу с резидентами», — сообщил Алексей Репин. Увлекается картингом. Женат, воспитывает сына.

Факт

ОЭЗ «Бирюзо­вая Катунь» презентовали в 2008 году.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость