Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Главный налоговик края рассказал, почему на Алтае сборы растут быстрее экономики

В Алтайском крае в 2018 году собрали почти на 10% больше налогов и соцплатежей, чем годом ранее. Только на рынке зерна и его переработки налоговой удалось дополнительно «взять» около 1 млрд рублей. Подросли сборы почти всех налогов. О том, почему поступления растут заметно быстрее экономики, altapress.ru рассказал Юрий Куриленко, глава регионального управления ФНС.

Юрий Куриленко.
Юрий Куриленко.
Предоставлено пресс-службой УФНС России по Алтайскому краю.

— Главной налоговой новостью последнего времени стало повышение НДС с 18 до 20%. Этот шаг расценивают как дополнительную нагрузку на бизнес, как импульс к росту цен…

— Минутку. НДС — косвенный налог. Да, уплачивается он предпринимателем, но окончательным его плательщиком является потребитель. Все деньги, которые компания перечисляет в бюджет, она в том или ином виде возьмет у покупателя продукта. Поэтому все разговоры о дополнительной нагрузке на бизнес — лукавство.

Подобного рода переходы — как снижение, так и повышение ставки любого косвенного налога — используются бизнесом в корыстных целях. Это мое личное убеждение. Если ставка НДС выросла на 2%, цены условно на продукты повысятся на куда больший показатель, к гадалке не ходи. Более того, они бы выросли и без повышения ставки НДС.

Рост НДС произошел на основании законодательства, которое утвердили выбранные нами депутаты. Были проделаны расчеты, позволяющие оценить, какую нагрузку на экономику окажет повышение ставки. Она незначительна в объемах текущих платежей.

— Значит ли, что при росте НДС на 2% и поступления этого налога возрастут на столько же?

— Мы закладываем рост НДС в 2019 году в Алтайском крае на 12%. Дело не только в ставке. Экономика растет.

А в этом году начинают платить НДС еще и часть сельхозпроизводителей, тех, кто раньше платил только единый сельхозналог (ЕСХН). Напомню, перейти на уплату НДС в этом году обязательно должны те сельхозпредприятия, выручка которых превышает 100 млн рублей. В Алтайском крае таких не более 100.

У других есть выбор — они могут добровольно перейти на уплату НДС. Из 100% алтайских сельхозпроизводителей работать на общей системе налогообложения согласились не более трети.

— Какие преимущества получат сельхозпроизводители, если перейдут на уплату НДС?

— В прошлом году при обсуждении мнения по этому поводу разделились. Неоспоримый плюс — предприятия смогут предъявлять НДС к вычету. Но работа с НДС предполагает некоторые издержки в части ведения учета плюс ответственность в отношении контрагентов. Если плательщик не может подтвердить вычеты, то будут проблемы — налоговая эти суммы просто доначислит. Тот, кто уверен в своих контрагентах, больше заинтересован работать с НДС.

Юрий Куриленко.
Предоставлено пресс-службой УФНС России по Алтайскому краю.

— Новая система для сельхозпроизводителей вводилась в том числе для того, чтобы избавить рынок от так называемых компаний-прокладок, с помощью которых незаконно возмещали НДС. Эта цель будет достигнута?

— Цель была поставлена подвинуть отрасль к более прозрачным схемам хозяйственных взаимоотношений, с которых исчисляются налоги, в частности НДС.

Эту же цель ставит и «зерновой» проект, запущенный в конце 2017 года. Когда мы его начинали, заинтересантами серых схем нам казались переработчики. Именно между ними и сельхозпроизводителями возникали сомнительные компании, в которых «рисовался» НДС, предъявляемый затем к вычету.

Но мы проанализировали ситуацию и выяснили, что в отдельных случаях такой способ взаимоотношений могли диктовать и сами сельхозпредприятия. То есть выгода, полученная от неуплаты НДС, могла делиться как пропорционально, так и в пользу одной из сторон.

Было принято решение исключить такие ситуации, по крайней мере в крупных хозяйствах. Но стало также ясно, что те предприятия, которые не склонны работать прозрачно, станут воспроизводить эти серые цепочки на уровне ниже. Например, создавая иллюзию, что они не сами производят продукт, а покупают его. Но крупным компаниям это точно невыгодно.

Да и у налоговой службы появились технические возможности — автоматизированная система контроля НДС (АСК НДС-2), которая позволяет щепетильно исследовать все цепи взаиморасчетов.

«Увидели огромные разрывы»

— Еще в 2017 году вы говорили, что «зерновой» проект поможет дополнительно привлечь в крае до 1 млрд рублей. Оправдались ли эти расчеты?

— Полностью. Без лишних потрясений за полтора года мы смогли аккумулировать как раз 1 млрд рублей.

— Без потрясений ли? Переработчики возмущались, что у них из оборота практически изымут дополнительный миллиард.

— У них взяли не дополнительно миллиард. Я объясню. У наших аналитиков есть понятие «модельная налоговая нагрузка». Согласно ей, мы одну треть налогов, положенных по законодательству, в России не собираем. То есть эти деньги где-то находятся, но не там, где должны быть.

Бизнес ведь в свое время привык к огромным процентам рентабельности, к тому, что какие-то суммы можно не платить, используя их по своему разумению.

Когда появился АСК НДС-2, мы получили возможность реально контролировать процесс появления добавленной стоимости. Стали очевидны огромные разрывы между отдельными контр­агентами. Сначала люди были несколько обескуражены. Ведь тогда НДС являлся основным способом, скажем так, скрытого субсидирования отечественного бизнеса из федерального бюджета. Но лавочка закрылась.

Зерно. Элеватор.
СС0

В том числе поэтому состоялся «зерновой» проект. Работу начали с крупнейших предприятий отрасли. У них высокие риски потерь. И когда им дали понять, что они могут пострадать, компании создали Хартию в сфере оборота сельскохозяйственной продукции и призвали к ней присоединиться игроков отрасли. Ведь система очищения может заработать, только если в ней участвуют все.

Плюс крупный бизнес понимал, что в доходности он не потеряет. Она вся заложена в цене продукции.

В итоге мы получили следующие результаты. К хартии в Алтайском крае присоединились 102 плательщика. За полтора года действия проекта выгода бюджета только по этим плательщикам составила 897 млн рублей. Доля сомнительных вычетов по НДС значительно уменьшилась — на 286 млн рублей, а сумма НДС к уплате возросла — на 611 млн.

Но даже по плательщикам, которые не подписали хартию, прослеживается выгода для бюджета на почти 100 млн. Они просто вынуждены пересматривать договорные отношения, которые складываются на рынке.

Да и крупные трейдеры, работающие в регионе, также стали снижать долю сомнительных контрагентов. Выгоду по ним мы оцениваем в 89 млн.

— Можно ли говорить, что основной эффект введения новой системы контроля за НДС достигнут и рост поступлений замедлится?

— Нет, у нас все еще впереди. Мы же работаем с платежами за последние три года — это срок исковой давности. У нас за этот период «подвисло» примерно 2,5 млрд рублей налоговых разрывов, источник которых мы выявляем.

«С чего вы взяли, что экономика не растет?»

— Сегодня считается общим местом, что экономика в стране не растет, реальные доходы населения падают. Однако налоговые поступления показывают стабильный рост в крае. За счет каких источников?

— Вы меня заинтриговали этим вопросом. С чего вы взяли, что экономика не растет?

Давайте посмотрим даже на бытовом уровне. Около моего дома открыли два новых магазина. Некоторое время назад в Барнаул зашли сети «Магнит», «Пятерочка». Они рентабельны, если продолжают работать. А кто там деньги тратит? Кафе-рестораны тоже продолжают работать. А если одни уходят, их место занимают другие.

Но это бытовая сторона. Если посмотреть на более серьезный уровень, то, по данным Росстата, в 2018 году рост ВВП в России составил 2,3%. За последние шесть лет это самый большой показатель.

Юрий Куриленко.
Предоставлено пресс-службой УФНС России по Алтайскому краю.

Теперь о ситуации в крае. В 2018 году поступления налога на прибыль в регионе выросли на 17% к предыдущему году. Да, есть организации, у которых эти отчисления нестабильны. Банки, например: у них в 2016 году был рост, затем падение, а в 2018-м — вновь увеличение.

Но даже если мы не будем учитывать крупных федеральных плательщиков этого налога, чьи подразделения работают в крае, то рост поступлений все равно налицо — примерно 2−4%.

По поступлениям от «упрощенки» рост почти полмиллиарда, на 11% больше, чем годом ранее. Это очень существенно. И это характеристика состояния малого и среднего бизнеса в чистом виде.

Посмотрим на НДФЛ. Мы получили плюс 12% к 2017 году. На столько выросли доходы граждан. Кстати, в течение почти всего года мы собирали чуть больше и НДФЛ, и страховых платежей, чем рос фонд оплаты труда в крае. Во-первых, мы собирали долги. А во-вторых, это значит, что понемногу люди выходили из скрытого сектора экономики.

Новые кассы нашли «гулявшие» деньги

— В этом году — завершающий этап по установке онлайн-касс. Какие итоги работы этой системы вы можете подвести сейчас?

— Переход на онлайн-кассы стал одним из инструментов обеления экономики, я глубоко в этом уверен. Средняя выручка на одну кассу в России увеличилась в два раза. И это, как вы понимаете, выше уровней инфляции и потребительского спроса, вместе взятых.

На 38% возросли поступления НДС в сфере розничной торговли. Это те деньги, которые где-то «гуляли».

Парк машин к дореформенному числу возрос в 1,5 раза. То есть половина из тех, кто был зарегистрирован, просто не «отбивали» выручку.

Ситуация по Алтайскому краю следующая. До перехода, на 1 января 2017 года, на учете в налоговой стояли 14,6 тысячи налогоплательщиков, зарегистрировавших кассовую технику. У них было 24,7 тысячи единиц касс. На ту же дату в 2018 году зарегистрировано 37,7 тысячи машин, которые принадлежат 13 тысячам плательщиков. То есть касс стало в полтора раза больше, а плательщиков меньше. Это значит, что прежде было выгодно дробить точки.

В этом году, мы думаем, установят около 30 тысяч касс.

Касса самообслуживания «Ритейл Сервис».
Анна Зайкова

— Этот этап может стать самым сложным — не каждый человек, самостоятельно оказывающий услуги, решится ставить кассу.

— Это люди, которые очень давно вообще не подвергались никакому контролю и отчетности. Мы, например, такой бизнес не проверяем уже очень давно. В 2018 году мы проверяли в среднем одно ИП из 5 тысяч! А теперь их заставляют что-то делать. Конечно, это будет непросто.

— Сейчас в четырех регионах проводится опыт по введению режима самозанятых. Если опыт распространят на всю Россию, им кассы нужно будет сохранять?

— Нет.

— То есть сейчас мелкий бизнес может подождать, пока можно будет стать самозанятым?

— Мы прогнозируем, что регионы начнут активно лоббировать подключение к этому режиму. Он предполагает 10 лет без изменения ставки: 4% — если сделка была с физлицом, и 6% — если с юрлицом. Чтобы стать самозанятым, нужно просто скачать приложение на телефон и зарегистрироваться, причем удаленно. ИП тоже могут перейти на этот режим и платить с каждой транзакции.

Думаю, режим будет востребован. Ведь в большинстве своем люди законопослушные и не готовы нести сознательные риски во взаимоотношениях с государством. Подводные камни тоже ясны: могут и врать, ведь шансы получить реальный штраф пока не слишком велики.

Но государство готово пойти на это, чтобы в целом понять объем экономики. А то у нас из 140 млн граждан несколько миллионов — невидимки, в экономическом смысле. Это люди, которые вроде бы должны работать, но по отчетности нигде не проходят.

О чем еще рассказал собеседник

О вкладе отраслей в бюджет

— Ведущими отраслями экономики края являются промышленность, сельское хозяйство, торговля, транспорт и связь.

На промышленность приходится 18% ВРП края и 31% налоговых поступлений — 25,7 млрд рублей. Сюда входят переработка и «пищевка».

Доля сельского хозяйства в ВРП — 17%. Она одна из самых высоких в России, где в среднем она составляет 5,2%. Но в налоговых поступлениях доля сельхозпредприятий — лишь 3,3%, или 2,7 млрд рублей. Это связано с льготной системой налогообложения. Самый распространенный вид налога здесь — ЕСХН. А это копейки в масштабах бюджета. А те сельхозпредприятия, которые работают на общей системе налогообложения, имеют нулевую ставку по налогу на прибыль.

Государство пошло на это сознательно — мы решаем проблему продовольственной безопасности страны.

Торговля заплатила 14 млрд руб­лей, это 16,7%.

О динамике числа предпринимателей

— Если проанализировать динамику числа юрлиц и ИП в крае, то может показаться, что она снижается. Но это происходит в основном за счет нашей работы. За три года из 16 тысяч ликвидированных юрлиц 11 тысяч упразднила налоговая служба — мы работаем над актуальностью реестра. Мы вычищаем неработающих длительное время, неотчитывающихся, тех, кто предоставил недостоверную информацию при регистрации и т. д.

По ИП последние три года ситуация устойчивая: сколько снимается с учета, столько примерно и становится на него. Основная проблема, которая не дает произойти какому-то всплеску — в создании инфраструктуры. Причем зачастую не хватает просто знаний и обученного персонала, который бы работал с людьми. А самостоятельно броситься в этот омут не каждый готов.

Но даже при этих условиях мы видим небольшой прирост зарегистрировавшихся ИП над закрывшимися. По юрлицам этот прирост значительно больше.

Юрий Куриленко, руководитель УФНС России по региону.
архив УФНС России по Алтайскому краю

Что известно о Юрии Куриленко

Юрий Александрович Куриленко родился 2 апреля 1975 года. В 1996 году окончил Красноярский государственный университет по специальности «бухгалтерский учет и аудит». Начал работать государственным налоговым инспектором отдела косвенных налогов в Красноярске. В 2002—2007 годах возглавлял районную и межрайонную ИФНС в Красноярске, Межрайонную ИФНС № 22 по Красноярскому краю. В июне 2007 года Куриленко стал замруководителя УФНС по Красноярскому краю. С февраля 2012 года — глава УФНС России по Республике Бурятия. С 4 сентября 2017 года — руководитель УФНС по Алтайскому краю. Государственный советник РФ второго класса.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость