Экономика

Хлеб с молоком, пиво и макароны с сыром

В Поспелихинском районе умеют жить своим трудом. Как уже сообщала наша газета, мы собираемся побывать в гостях в самых разных районах края. На этот раз мы решили приехать в степной район. О его видах на урожай, промышленности, сопутствующих проблемах — сегодняшняя публикация.

Заговор переработчиков?

Не открою секрет, если сообщу, что в этом году для Алтайского края — знатный пшеничный урожай. Вроде, радоваться надо, но, как оказалось, великолепная пшеница — огромная головная боль для выращивающих зерновые. Как нам сообщил начальник управления сельского хозяйства Поспелихинского района Петр Шрейдер, цена на пшеницу нынешней осенью как никогда маленькая. Переработчики предлагают от полутора до двух тысяч рублей за тонну пшеничного золота. Для сравнения: два года назад давали вдвое больше. Поэтому и хватаются за голову фермеры хозяйства, вырастившего отличный урожай, вплоть до эмоционального заявления утопить зерно. Если за бесценок продавать пшеницу (как в этом году), то у крестьян нет никакой возможности расширять производство, обновлять технику. Получается, что люди работают на износ, на выкачку ресурсов из села. Так и происходит обескровливание деревни.

По мнению работников района, это есть определенная политика, причем почему-то, так получается, направленная на уничтожение деревни. В Поспелихе нам даже сказали, что, по неофициальным данным, прошел нелегальный съезд сельхозпереработчиков, которые и диктуют цены на урожай. Так ли это на самом деле, мы решили узнать у главы администрации Поспелихинского района Владимира Краутера. Заметим, что наша беседа с главой состоялась как раз после правительственного заседания в Москве, посвященного нынешнему урожаю и ценам на него.

— В Москве сказали, что цены упали из-за высокого урожая два года подряд. А как же договор переработчиков? Есть он или нет?

— Не думаю… Но здесь есть определенная доля правды. Они никогда не думают о дальнейшем. Яркий пример нашего района — сахар. В 1993—1994 годах я ругался в Алейске с директором сахарного завода. Мы ему сдавали свеклу, получали в расчет лишь 40 процентов выработанной продукции, а 60 завод забирал себе. Я предупреждал, что при таких невыгодных условиях мы забросим выращивание свеклы. Мне отвечали: да куда вы денетесь? И с конца 90-х годов мы не выращивали сахарную свеклу. Сейчас предлагают, чтобы вновь сеяли ее, но… Техники уже нет, люди отвыкли работать с этой культурой… Вот яркий пример того, что переработчики не думают о будущем.

— Какой, на ваш взгляд, выход из критической ситуации?

— Как говорил наш алтайский «генерал»: «Ну, за взаимопонимание!» Никто не победит в этой борьбе за цены и за выживание. Не будут же сюда возить зерно из-за границы! В Кемеровской, Новосибирской областях пшеницы мало. В Омской? Они не отдадут. Так что Алтай — хлебная столица. Но мы слабеем. Уже на сегодняшний день сильным хозяйствам трудно выживать при наших ценах. Цены — несоизмеримые с затратами на технику, горюче-смазочные материалы. А ведь мировая цена зерна за тонну не менее 100 долларов!

Крепкие хозяйства

Несмотря на то что «душат» деревню, все-таки в Поспелихинском районе процветают (даже теперь) как фермерские хозяйства, так и коллективные — бывшие колхозы, нынче кооперативы.

И если по стране (судя по ТВ-передачам) новаторы-фермеры, пережив глубокий кризис, непонимание односельчан, в конце концов бросили «буржуйско-крестьянское» дело, то в Поспелихинском районе местные фермеры довольно крепко стоят на ногах.

Тенденции сокращения количества фермерских хозяйств здесь не наблюдается. Наоборот, за последние пять лет их количество выросло на треть, и сейчас в районе 150 фермерских хозяйств.

Нам удалось встретиться с Владимиром Манном и Валерием Поломашновым — их охарактеризовали как самых «продвинутых» фермеров. Хотя сами фермеры таковыми себя не считают (наверное, скромничают). Владимир так и сказал: «Я не считаю себя лучшим. Просто отношусь нормально к работе». «Однофамильное» хозяйство «Манн» образовалось в 1993 году. За эти годы были и взлеты, и падения. Думаю, если бы Владимир не был упертым (в хорошем смысле) человеком, можно было давно руки опустить. Как сам он говорит: «Есть просто разочарование. Взять то же государство. Обещало фермерам много, а на деле… Кредиты не выколотишь! Вот только второй год со Сбербанком стали сотрудничать более-менее. По лизингам вообще не работали! В этом году по лизингу впервые (!) за десять лет взяли комбайн. И это помощь государства?!»

В хозяйстве «Манн» трудится 25 человек. С мая люди не получают зарплату, это связано с сезонностью работы — пока урожай не продадут, живые деньги не появятся. Но это нормально. Если бы было наоборот, люди ушли бы из хозяйства. «Манн» поддерживает социальную сферу района — асфальтирует и латает дороги, помогают больнице и школе, зимой чистит улицы. Владимир Манн считает, что в хозяйстве многого добились — и по видам на урожай, и по отношению к людям. Работники хозяйства бесплатно отдыхают в санатории «Лазурный» Змеиногорского района. Словом, делу — время, потехе — час.

Все вокруг колхозное?

Помимо навационных фермерских хозяйств, в районе живут и здравствуют колхозы. Теперь, правда, они называются кооперативами.

Люди отсюда, как правило, не уходят — сказывается, вероятно, многолетняя привычка работать сообща да в придачу — плечом к плечу. Потому и кооперативы в Поспелихинском крепко стоят на ногах. Хотя тоже имеются проблемы. Эта форма собственности для работы с банками является самой неудобной. У кооперативов нет залогового обеспечения. Под залог не попадают комбайны, тракторы, стада. А остального имущества не достаточно, чтобы взять кредит в банке. И получается парадокс — кооператив платежеспособен, а ссуду в банке взять не может.

Один из лучших кооперативов района — «Путь Ленина», на его поля мы и поехали. Правда, директор «Пути» Анатолий Дьякин сначала был против — дескать, примета есть такая у механизаторов: не фотографировать уборку урожая. Чтобы не сглазить. Но тем не менее корреспондентам «СК» удалось проехаться на директорском «уазике», да вдобавок (чуть ли не скрытой камерой) сфотографировать заслуженного механизатора России Сергея Ермаша. Механизатор не обратил внимания на «праздношатающуюся публику», продолжал убирать урожай на своем «Доне».

Сейчас на уборке урожая от «Пути Ленина» работают три бригады, в среднем по сто человек в каждой. Как говорит директор: «Люди в колхозе привыкли работать. Может быть, потому мы и пережили голодные годы, не вырезали скот. У нас 15 тысяч гектаров пашни, 900 дойных коров, около 2000 голов молодняка. В колхозе всегда были и есть грамотные руководители — когда начались так называемые голодные годы, стали заниматься подсолнечником. Да не по старинке, а используя новые технологии — в частности, закупили венгерские жатки, которые «снимают» подсолнуховые шляпы практически без потерь. Семечки поставляют на Дальний Восток, в Красноярск, в Среднюю Азию.

Помимо пшеницы, здесь выращивают горох, гречку, но уже не «масштабно» — цены на эти культуры упали. Работают здесь люди, особенно в эти, погожие деньки, только на урожай — с 7.30 до часу, а то и до двух ночи. Между прочим, дважды в день механизаторам на поле привозят сытные завтраки и обеды. Цена этого «комплекса» символическая — всего три рубля. И работников животноводческого комплекса каждое утро встречает «символический» завтрак — чай, булочка (или котлета).

Часто говорят, что профессии механизатор, доярка вымирают — не хочет молодежь жить в деревне, «пахать», как их родители. Оказалось, в «Пути Ленини» — наоборот. Мальчишек по-прежнему влечет романтика — «проплыть» на комбайне по волнам пшеницы. И ребята помогают чинить машины. А девочки (ну так уж традиционно сложилось) ходят на работу к своим мамам, ухаживают за телятами, доят коров. В общем, не вымирают профессии в «ленинском» кооперативе. И название кооператива здесь менять не хотят — какая, мол, разница? Главное — дело делать. И получать за труды деньги: механизаторы — три тысячи триста рублей, доярки — от двух до двух с половиной тысяч плюс натурпродукты.

В «Пути» сохранили всю социальную сферу: есть свой профилакторий, больница. Имеется и Дом ветеранов — для одиноких пожилых людей.

Видеонаблюдение за сыром

Понятное дело, не хлебом единым жив район. Здесь успешно развивается промышленная инфраструктура. Например, в Поспелихе прочно обосновалась славгородская «Столица молока» в виде маслосырзавода. В свое время предприятию грозило банкротство, но его вовремя приобрели. И теперь Поспелихинский маслосырзавод — довольно преуспевающее предприятие. Если два года назад здесь работали 173 человека, то сейчас 240. Конечно, поначалу некоторых не устраивала требовательность директора Виктора Осипчука. Но со временем «ломка» прошла, и люди стали работать с полной отдачей. Уже на сегодня выпущено 1300 тонн сыра (для сравнения — за весь прошлый год «созрело» 800 тонн). А к концу года завод выпустит в общей сложности 1800 тонн сыра трех сортов — «Радонежского», «Буковинского», «Озерного». На «Алтайской ярмарке» в прошлом году масло завода было признано лучшим товаром года Алтайского края, а сыр был удостоен диплома первой степени.

Немаловажную роль в поднятии дисциплины и борьбе с несунами на заводе сыграла служба безопасности. Точнее — видеонаблюдение за наиболее «стратегическими» объектами.

Вовсю в райцентре работают колбасные модули — здесь, помимо копченых деликатесов, выпускается пять видов вареной колбасы, сардельки, сосиски, три вида копченой колбасы, сало, шпики. При на за колбасой приехали из Шипунова. Незадолго до этого — из Курьинского Краснощековского районов.

Известно (в Барнауле в том числе) и поспелихинское пиво. А по центральным каналам вовсю идет реклама диетических макарон «Гранмулино» Поспелихинской макаронной фабрики, входящей в холдинг «Алтан».

Так что и промышленная отрасль в районе не сошла на нет.

«Медведи» и «Сами с усами»

Самым устойчивым показателем того, что район живет и здравствует, является возвращение на малую родину молодых специалистов. А их в этом году приедет работать 15 человек. Плюс через год-два вернутся и целевики.

Образованию в районе уделяют достаточное внимание. Поспелихинский — один из первых районов края, который внедрил у себя дистанционное обучение на базе АГТУ, специальности — «менеджмент», «автомобили и автомобильное производство». Поспелихинские «менеджеры» уже на четвертом курсе.

Работают здесь и с трудными подростками — в частности, создали военно-патриотический клуб «Медведь» (еще до формирования «Единства»), 40 мальчишек (на зависть девчонкам) проходят здесь азы альпинизма, даже на форму себе заработали денег в рамках летней программы занятости детей. Так девчонки требуют сейчас, чтобы сняли «эмбарго» на прием в военно-патриотический клуб женского пола.

В районе изшкольников старших классов создано информационное агентство «Саквояж», которое освещает проблемы школьной жизни на страницах районной газеты «Новый путь». На местном телевидении есть молодежная программа «Сами с усами» (появилась до одноименной московской). Ребята с телеэкранов рассказывают о проблемах наркомании, о взаимоотношениях с родителями, учителями, спорят.

И вообще, жители Поспелихинского района горды, что в лихую годину ни одного учреждения культуры не потеряли. Будем жить! За урожай!

Справка «СК»

Владимир Краутер, глава администрации Поспелихинского района. Родился 6 июля 1946 года. Окончил АСХИ. С 1985 по 1996 год был председателем колхоза «Знамя Родины». С 1996 года — глава администрации Поспелихинского района.

Справка «СК»

Территория Поспелихинского района составляет 2423 квадратных километра. В 21 населенном пункте проживают 28,5 тысячи человек; из них почти половина (13,5 тысячи) — в райцентре.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость