Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

Хороший плохой урожай. Ценовые парадоксы сезона: зерно дешевеет, хлеб дорожает

— Ну как это так? Урожай в этом году намного больше, чем в прошлом, а доходы у крестьян падают…

Уборка урожая.
Уборка урожая.
Олег Богданов

Руководители шести хозяйств из Шипуновского района описывают корреспондентам «СК» происходящее, почти не выбирая выражений. Как зарплату платить и гасить кредиты, если цены на зерно обвалились?

— А булка хлеба подорожала, — возмущается фермер Владимир Жданов.

Остановить падение должны, по идее, закупки в государственный интервенционный фонд, которые спешно, чуть не в режиме чрезвычайной ситуации, готовят в Минсельхозе. Но большого энтузиазма у собеседников госзакупки не вызывают.

Крестьянская доля

— Каждый день отвечаю на звонки от кредиторов: когда заплатишь? — Валерий Кириловский, исполнительный директор хозяйства «Комариха», везет корреспондентов на поля хозяйства. Дорожный наш разговор и вправду часто прерывает «верещание» телефона.

— Вот, послушайте, — говорит он после очередного звонка и протягивает трубку.

Сотрудник хозяйства повторяет то, что сообщил руководителю: если в «Комарихе» не оплатят счет за электроэнергию, энергетики отключат доильный цех.

… День стоит солнечный, комарихинцы спешат: надо успеть выхватить у природы все, что могут. По полю бегают новенькие комбайны «Нью-Холланд» и «Акрос» — технику в хозяйстве обновили в последние два года.

Однако кредиты на покупку брали, когда цена зерна была одна. Теперь же зерно обесценилось: если в начале уборки пшеница третьего класса стоила 7,5 тыс. рублей за тонну, то сейчас цена свалилась до 4 тыс. (в хозяйстве). В прошлом году в это же время пшеницу продавали по 9 тыс. Как при таких колебаниях планировать долгосрочное развитие?

Аграрная пирамида

Цены на зерно поползли вниз в первые же недели уборки. Обвалил их, возможно, прогноз большого урожая в стране (в этом году мы соберем, вероятно, на 20 млн. тонн больше, чем в прошлом году), а также первые данные о намолоте, подтвердившие оценки экспертов.

Правда, по мнению собеседников «СК», этот прогноз завышен (по крайне мере, в крае). Ведь зерно осыпается, а из-за частых дождей убирать его в благоприятные дни многие хозяйства не успевают. Впрочем, зерно нынче идет сырое, и это тоже давит на цены (см. комментарий).

— А овес и ячмень вообще почти не покупают, хотят всю пшеницу из нас выудить, — сердится Петр Денисов, руководитель СПК «Восход».

— Хранить-то есть где этот овес? — интересуемся мы.

— Да, есть хранилища, у меня все под крышей. Сижу на этих мешках… Но нам деньги нужны, — отвечает Петр Захарович и добавляет: — Мы тоже хотели стать «богатыми», взяли кредиты, набрали техники. А сейчас на нас давят платежи, и мы сбрасываем пшеницу.

— Все сельское хозяйство сегодня похоже на пирамиду

«Изумрудной страны», — полагает Кириловский.

Крестьяне предполагают: если цены останутся на прежнем уровне, зарплату придется платить «натурпродукцией», а банкротами могут стать даже сильные хозяйства.

Демпинг по-соседски

Однако и зернопереработчики сегодня в той же ситуации, что и крестьяне: цены на их продукцию тоже упали.

— Мы не можем продать муку уже по 10 рублей за килограмм, ячневую крупу — по восемь, — говорит руководитель компании «Грана-Алтай» Сергей Маслов.

Давят на алтайских крупянщиков и мукомолов и конкуренты из соседних регионов — Омской и Курганской областей. При этом расположены их предприятия выгоднее, чем наши.

— Предприниматель Майер из Омской области построил мощную переработку, находящуюся на Транссибе, — приводит пример Сергей Маслов. — Имея прекрасную логистику как в восточные, так и в западные регионы, он нам полностью отбивает эти рынки. Майер торгует по демпинговым ценам, чтобы вытеснить с рынка алтайских переработчиков: например, ячневую крупу продает по восемь рублей. И мы, чтобы выйти на Транссиб, должны продавать ее по 7,20−7,30 рубля, а покупать зерно по четыре.

Игра на понижение

Так или иначе, в Минсельхозе приняли решение начать закупки в государственный интервенционный фонд уже 8 октября. Об этом сообщил замминистра Илья Шестаков на международной конференции «Мельница-2013», прошедшей в Москве в конце сентября. Утвержденные Минсельхозом пороговые цены на пшеницу, по достижении которых должны начаться закупки, уже в прошлом: 6,25 тыс. рублей за третий класс и 6,05 тыс. за четвертый.

Собеседники из Шипуновского района полагают, что закупки могут приподнять цены. Но вот намного ли? На это как раз надежд мало.

— Стартовая цена интервенционных закупок крестьян устроила. Но огромный недостаток этого механизма в том, что это игра на понижение, — говорит и Александр Вайс, исполнительный директор союза КФХ Алтайского края. — А зерно же еще довезти нужно, обсушить — это дополнительные издержки. В итоге доход крестьянина будет в пределах четырех тысяч за тонну пшеницы.

«Зеленый коридор»

Помочь выравнять цены на зерно в крае может и создание «зеленого коридора» для движения местной продукции на Дальний Восток, в пострадавшие от наводнения регионы.

— По овощам такие меры уже приняты, и действует «нулевой» тариф, — говорит Александр Вайс. — Вагоны предоставляются по заявкам минсельхозов нуждающихся регионов, а все затраты берет на себя государство.

Пока неясно, удастся ли организовать «зеленый коридор» нашему зерну на Дальний Восток. Сложно сказать и о том, будет ли оно там востребовано: Китай может стать более привлекательным поставщиком для пострадавших регионов.

— На интервенциях с рынка «скинутся» небольшие объемы, около 4−5 млн. тонн зерна. Если не уменьшатся объемы экспорта и принимать во внимание падение урожайности, то для внутренних нужд останется оптимальный объем. Цена должна подняться до 7−7, 5 тысячи рублей за тонну, — полагает Александр Вайс.

А тем временем хлеб на хлебозаводах (и, соответственно, в магазинах) вырос в цене.

— Булка стоила 15−16 рублей, сейчас 17−18, — говорит Владимир Жданов. — А пшеница в два раза упала.

Рост цены на хлеб его производители объясняют повышением затрат на производство — с начала года электричество подорожало на 8%, бензин на 6%. Подорожала и солярка.

— А у нас затраты, что ли, не выросли? — задает риторический вопрос Валерий Кириловский.

Сколько зерна уйдет с российского рынка?

2−3 млн. тонн — столько зерна предполагается закупить в государственный интервенционный фонд до конца 2013 года. Общий объем закупок — 5−6 млн. тонн.

Александр Терновой,
председатель совета директоров АПГ «Алтайские закрома»:

Цены упали на некачественную продукцию. Пшеница третьего класса по ГОСТу стоит 7 500 рублей за тонну. Но ее в крае нет. Производитель должен понимать, что требования рынка к его продукту ужесточаются. Переработчик же должен продать продукт, а для этого он должен быть качественным. Беда фермеров в том, что они не видят всю цепочку. Ведь потребитель — не зернопереработчик или хлебопек, а тот, кто покупает продукт в магазине.

Экспорт зерна в 2013—2014 годах составит 23 млн. тонн, в том числе 16 млн. тонн пшеницы (в прошлом году — 11 млн. тонн), по оценкам гендиректора компании «ПроЗерно» Владимира Петриченко. Экспорт муки из России ожидается на уровне прошлого года — около 100 тыс. тонн, что в 2,5 раза уступает экспортным объемам муки из Украины.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость