Экономика

Интервенция + биржа = лохотрон для крестьянина и государства?

Кто держит банк на зерновых торгах в России?

«Грандиозным скандалом могут закончиться торги в рамках государственных зерновых интервенций на Сибирской межбанковской валютной бирже. Действующий порядок торгов дает шанс сельхозпроизводителям не только продать зерно по наиболее высокой за весь период интервенций цене, но и сделать это дважды».

Такое сообщение распространило 20 декабря агентство «АгроФакт» со ссылкой на ПолитСибРу и «Континент Сибирь». «СК» попытался найти объяснение этому феномену, а заодно выяснить, насколько охотно играют на бирже алтайские крестьяне, помогли ли им интервенционные государственные закупки зерна поправить финансовое положение.

Цены пропорциональны количеству элеваторных емкостей

С начала проведения интервенций цена на зерно достаточно сильно колебалась. Если в первые дни торгов минимальная цена за пшеницу 4-го класса составляла в среднем 1500 рублей за тонну, то к концу ноября она упала до 1350 рублей. В середине декабря рост цен превысил первоначальный уровень. По данным Центральной Российской универсальной биржи, 19 декабря минимальная цена на пшеницу 4-го класса составила уже 1658 рублей за тонну. Месяцем раньше за такую цену на Сибирской межбанковской валютной бирже можно было купить продовольственную пшеницу 3-го класса.

Причиной ценовых скачков эксперты считают первоначальную нехватку аккредитованных элеваторов, на которых размещается проданное зерно. Вследствие этого ФАПР (Федеральное агентство по регулированию продовольственного рынка при Минсельхозе) начало уменьшать объемы квот на продажи, что повлекло за собой падение цен. Позже количество элеваторов увеличилось. Сейчас цены на бирже превышают стартовые. На первых торгах 2003 года картина сложилась следующая.

Что в алтайских закромах?

Итак, на госзакупки уже потрачено три четверти из 6 млрд. рублей кредита Сбербанка. Но может статься, что последние полтора миллиарда рублей не дойдут до новых продавцов, а осядут в карманах тех, кто выставит зерно на повторную продажу, утверждает «АгроФакт».

Прокомментировать ситуацию «СК» попросил Ивана Лоора, первого заместителя начальника управления сельского хозяйства администрации края. «К сожалению, сегодняшний регламент торгов не исключает такую возможность, — подтвердил наш источник. — Единственно, чем рискует продавец, уже реализовавший продукцию, — это 29 рублями залога за тонну повторно выставляемого на торги зерна».

На замечание, что такой подход ставит под сомнение целесообразность проведения интервенции, Иван Лоор развел руками: «Пока рынок не установит цену, будет крутиться рулетка, — но следом высказал предположение, что повторных продаж по большому счету не произойдет: «Для этого надо дополнительно проплачивать средства. Я сомневаюсь, что у крестьян есть свободные деньги».

Денег у крестьян действительно нет. А вот перекупщикам ситуация на руку. И именно от них, а не от сельхозтоваропроизводителей, как утверждает «АгроФакт», исходит угроза злоупотреблений несовершенством регламента торгов. Многие коммерсанты смоделировали ситуацию заранее и, проходя по первому кругу торгов, продавали воздух.

Из 520 тысяч тонн емкостей 16 алтайских элеваторов, заявленных на торги для размещения интервенционного зерна, по словам Ивана Лоора, товаропроизводителями нашего края заполнено 300 тысяч тонн. Остальные объемы заявили сторонние продавцы: ЗАО «Миллеровское» Ростовской области (66000 тонн), ОАО «Заря» ОГО (52200 тонн), ЗАО «РусьАгроНива» (26400 тонн), хозяйства Новосибирской области (20900 тонн) и другие.

«Заявить заявили, но зерна в наличии нет. Кто стоит за этими организациями, какие московские и немосковские зерновые магнаты, я до конца не знаю», — признался высокопоставленный краевой сельхозчиновник.

Поправка на справку

О том, что сливки на торгах собирают отнюдь не товаропроизводители, а коммерческие структуры, свидетельствует и рассказ Сергея Пожидаева, директора СПК «Быковский» Шипуновского района. Вместе с коллегами, руководителями колхоза им. Кирова, СПК «Победа», АО «Шипуновский», он стал участником торгов на московской бирже.

«Регламент продажи зерна предполагал право на торговлю только товаропроизводителям при наличии справки К-13, удостоверяющей, что зерно находится на элеваторе. Но все сложилось совершенно по-другому, — вспоминает Сергей Георгиевич. — В первый же день торгов наши справки были отметены в сторону и, скажем, такая фирма, как Миллеровская МТС, выставила на торги сразу 200 тыс. тонн зерна. Может ли быть товаропроизводитель с таким объемом зерна? Нет, конечно. За Миллеровской МТС стояли коммерсанты, и торговали они воздухом, а не зерном. Зерна у них не было. В первые два дня Миллеровская МТС продала 22 тыс. тонн и «заложила» их на Шипуновский элеватор. По информации, которой я располагаю, на нашем элеваторе у нее всего 1000 тонн. Она продавала зерно и в Татарии, и в Оренбурге, и в Краснодаре, и т. д. Понятно, что это какая-то маклерская фирма.

На второй день торгов, когда новосибирская биржа стала цены сбивать (мы этот процесс в Москве отслеживали по компьютеру), выплыла еще одна такая же фирма, маскирующаяся под красноярское крестьянское хозяйство «Родник». Она заявила на продажу порядка 100 тыс. тонн.

Для нас это все было, конечно, неожиданно. В первый день зерно мы продали хорошо, а на второй, когда сибирский биржевой центр начал торговать, цена пошла вниз. Система-то одна. И мы были вынуждены на второй день зерно дешевле продать. За два дня Шипуновский элеватор был забит, и больше на него зерно на хранение не выставлялось, поэтому дальше торговать мы уже не могли и уехали домой».

Кому это надо? Никому не надо!

«Вся торговля на бирже была сделана под предпринимателей, которые занимаются не производством, а оборотом зерна», — считает Пожидаев. Вся не вся, а срок поставок проданного зерна — целых 90 дней с момента заключения договора — из того же разряда.

Сельским товаропроизводителям, участвующим в торгах, позарез нужны деньги, чтобы к концу года рассчитаться с долгами и кредитами, заплатить налоги, выдать зарплату рабочим и заткнуть множество других дыр. Проданное на торгах зерно, готовое к отправке, находится на элеваторе, а продавцы вынуждены в течение трех месяцев ждать представителей купившей стороны платить за хранение зерна.

«Нашему предприятию не нужно 90 дней на отправку зерна. Мы вывезли свое зерно на элеватор за 30 дней и готовы были отправить его в начале января, — говорит директор ЗАО «Колыванское» Павловского района Александр Романенко. — Но у элеватора наряд на 30000 тонн, и наше зерно составляет в нем лишь шестую часть. Остальные продавцы продолжают возить зерно и будут это делать, вероятно, до марта. Только после этого можно будет послать покупателю уведомление. Пока приедет комиссия, пока она примет. Вот что такое 90 дней. ЗАО «Колыванское» на этот срок становится заложником нерасторопных предприятий и всей системы торгов. Деньги за свое зерно мы получим только весной».

Но есть участники торгов, у которых иные проблемы. Этим на руку растянутые сроки поставок зерна. Они подсчитывают маржу на прогнозируемой к концу торгов разнице цен от повторной его продажи. Это те, кто не пахал и сеял, а только продает. Люди знающие утверждают, что на интервенционном рынке действуют подставные лица и целые группировки мошенников. Вот они- то, прикрываясь вывесками крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов, «наварят» на каждой перепроданной тонне зерна по 300−400 рублей, несмотря на двойной задаток.

Чтобы этого не было, должны быть жесткие правила игры, сходятся во мнении все сельхозтоваропроизводители. Фермер Юрий Провкин из Крутихинского района предлагает исключить наличие подставных продавцов на торгах, заверяя документы, прилагаемые к заявке, органами статистики, а чтобы покупатель в договоре на поставку не мог произвольно изменять требования, в договоре продажи не ссылаться на ГОСТ, а вписывать в него конкретные показатели. И еще: немедленно проавансировать всех участвующих в торгах сельхозтоваропроизводителей за счет покупателя (государства). Это выбьет козыри и у перекупщиков, и у подставных торговцев, и у недобросовестных элеваторов.

«СК» намерен продолжить тему. Контактный телефон для отзывов и откликов — 8 (22)38−43−91.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость