Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Меня называют Антибиотик». Предприниматель Андрей Комяков дал первое развернутое интервью

Он спокойно наб­людает за тем, как федеральные аптеки завоевывают региональный рынок, и постепенно сам наращивает свою сеть. Он готов закрыть производство лекарств, но не идти на поводу у чиновников. Он раздражает барнаульских строителей, которые говорят, что «всякие медики вдруг начали строить дома». Он — Андрей Комяков, владелец сети аптек «Губернский лекарь», ПСК «Строительная перспектива» и Барнаульского завода медпрепаратов. Андрей Комяков пришел в гости в ИД «Алтапресс» и дал свое первое развернутое интервью.

Андрей Комяков.
Андрей Комяков.
Анна Зайкова

Первичное накопление капитала

— Андрей Геннадьевич, как вы пришли в бизнес?

— 1992 год. Усть-Кокса. Доходы молодой семьи стоматологов не успевают за инфляцией. Пришлось в конце 1993 года оставить работу. Так началось фармнаправление — снабжение районных больниц медпрепаратами. Когда другие перепродавали продукцию со складов Барнаула и Новосибирска, мы организовали поставки с заводов. В том числе стали представителями красноярского «Красфарма» по кровезаменителям и антибиотикам.

Заработали репутацию, добрались до хабаровского «Дальхимфарма». Он производил самые дешевые в стране таблетки типа цитрамона, аспирина и т. д. Эта банальщина продавалась миллионами упаковок.

Организовали поставки в Москву, где успешно обменивали ассортимент с крупными оптовиками на продукцию зарубежных заводов, которую потом продавали в Алтайском крае, Республике Алтай, Казахстане, Киргизии.

Потом решили строить первый заводик, ориентированный также на самые дешевые препараты. Директор хабаровского предприятия, как мать, убеждала не делать этого: «Трудно будет». Мы думали, боится конкуренции. Сейчас понимаю, что она была права: в 2002 году, за два месяца до открытия нашего производства, отменили налоговые льготы для вновь построенных фармпредприятий. Бизнес-план рухнул. Не произведя ничего, мы продали завод москвичам.

Андрей Комяков.
Анна Зайкова

— С чего начиналась ваша работа в рознице?

— Первую аптеку я открыл в Усть-Коксе в 1994 году, «убив» ценами районную аптеку: она покупала медикаменты в Горно-Алтайске, где их уже наценили от Барнаула на 50−100%, и еще 50−70% добавляла сама аптека. Например, пенициллин, стоивший на заводе 60 копеек, продавали в Барнауле за 1,5 рубля, в Горном — примерно за 4 рубля. Мы выставили по 1,5.

Через год я вернулся в Барнаул, устал от бесконечных 600-километровых переездов в Усть-Коксу, а еще приходилось ездить на КамАЗах в Челябинск и Красноярск — мерзнуть в дороге, с рэкетом общаться. Кстати, с пониманием ребята были. Когда видели, что везем лекарства в республиканскую больницу, меньше брали и выдавали бумагу «Внимание оказано».

Тогда, в 1990-е годы, перечисленные деньги приходили на предприятия через несколько дней, а иногда и недель. Плюс банки лопались.

Доходило до того, что мы нанимали вневедомственную охрану, брали двух автоматчиков и летели самолетом с мешком денег. Но, конечно, сначала договаривались: «Какой будет цена, если купим вагон цитрамона? А два? А три?». Скидку получали очень приличную.

— Почти сразу после выхода на рынок вы попали в мощный кризис 1998 года. Как удалось его пережить?

— Он нас чуть не подрезал. В обороте была сумма, эквивалентная 1 млн долларов. В связи с тем, что основная масса препаратов у нас была российского производства, то есть рублевая, за несколько дней долларовый эквивалент оборотных средств упал более чем в четыре раза. Я мог перевести деньги в валюту и ждать, когда все успокоится. Подумав два дня, решил работать. Заводам тогда все перестали платить. И я с августа по январь получал у них очень хорошие скидки. За счет активного перемещения по стране отечественных препаратов за четыре-пять месяцев удалось выйти на сумму оборотных средств, значительно превышающую докризисную. Даже в долларовом эквиваленте.

Факт

За последний год сеть «Губернский лекарь» выросла больше чем в два раза. На повестке дня открытие 50-й аптеки.

Андрей Комяков.
Анна Зайкова

Взяли на «Фармагрош»

— Ваши коллеги по аптечной рознице наверняка обвиняли вас в демпинге?

— Обвиняли. Когда вырос из республиканских штанишек и открыл «Губернский лекарь» в Барнауле на улице Северо-Западной, туда люди ездили с Южного. Мне звонила владелица одной из ведущих аптек и интересовалась, когда я сделаю «нормальную» наценку, хотя бы 50%. Я ответил: «Никогда». 7−15% при хорошем ассортименте приносят прибыль.

В Новосибирске и Кемерове на такой низкой наценке никто не работает, поэтому рынок этих городов легко захватили федеральные сети. О нас споткнулись. Даже как-то жалко смотреть, как гибнет «Первая помощь» (в 2016 году ее купила фармгруппа «Катрен», которой принадлежат аптеки «Мелодия здоровья». — Прим. altapress.ru).

«Катрен» является ведущим дистрибьютором в стране, но в рознице успехи скромнее — закрыты десятки купленных аптек «Первая помощь». Я подкалываю новых владельцев: «Зачем купили, много денег заплатили? Чтобы убить сетку?»

Руководитель ИСК «Союз» Владимир Отмашкин — о том, как ему удается управлять всем сразу

— Вы бы продали свой «Губернский лекарь»?

— Я бы с удовольствием продал (улыбается). Даже вел переговоры с федеральными сетями. Но когда владелец «Катрен» увидел мою отчетность, он разнес своих менеджеров: «Как сеть в 20 аптек с такой наценкой может иметь такую прибыль на точку? Вы мне поете, что при наценке в 40% новая точка планово убыточная». В итоге они сказали, что мы слишком хороши для них, и купили «Первую помощь», которую, с моей точки зрения, сейчас губят.

Укрупнение идет, и все больше сетей заходит на рынок Сибири и Дальнего Востока. Но они заточены на то, чтобы получить максимальную прибыль в минимально короткие сроки. У них популярные препараты можно купить дешевле, чем в региональной аптеке, а вот на банальные позиции там заоблачные цены, и страдает ассортимент.

По словам одного из владельцев крупнейшей сети в стране, они не берут на полку товар, который можно наценить только на 10%. Они ищут тот, что наценяют на 100%, а лучше на 500%.

Для этого регистрируют свои торговые марки, например салфетки, витамины, БАДы. Ведь человеку, который зашел за своим препаратом, можно впихнуть еще две-три позиции, которые значительно дороже рыночных аналогов.

Андрей Комяков.
Анна Зайкова

— О вашей конкурентной борьбе с аптекой-дискаунтером «Фармакопейка» ходят легенды. Что происходило на самом деле?

— Когда сеть заходила, то открывала аптеки рядом с нами. Я нашел информацию о самых доходных точках сети, выкупил помещения рядом с ними и открыл там «Фармагрошики» (аптеки «Фармагрош». — Прим. altapress.ru).

Начинал торговать с наценки 0% на весь ассортимент, а в ходе конкурентной борьбы уходил до минус 6%: за рубль купил, за 94 копейки продал. Это длилось месяцами. Я нес убытки, и они теряли доход, причем гораздо больше меня.

Я приглашал их к себе. Первые переговоры прошли безуспешно: меня пытались напугать, я предлагал условия, на которых больше «не трону» их точки в других регионах. После этого нашел их самую «жирную» аптеку в Новосибирске — там очередь до двери была — и дорого купил помещение рядом. В качестве презента оправил в «Фармакопейку» макет вывески «Фармагрош» рядом с ними. Уже через день прилетел один из хозяев сети. Мы провели получасовые переговоры. Он закрыл четыре точки, я две. Еще сдал ему помещение в Новосибирске на условиях краткосрочной аренды. Могу в любое время попросить освободить его, если начнут нарушать договоренность. В общем, дружим.

Интервью с Андреем Комяковым.
Анна Зайкова

Награда за муки расселения

— Как вы оказались на строительном рынке?

— Сразу скажу, что большинство строителей не обрадовались моему приходу.

Один знакомый передал мне слова конкурентов. Из них следовало, что моя подпольная кличка среди строителей — Антибиотик. Не очень-то и обидно.

Сначала помогал сотрудникам своих организаций, покупая для них квартиры оптом с большими скидками у других застройщиков. Когда скидки закончились, начал строить первый дом. Там живет около 30 моих сотрудников, купивших квартиры по льготной цене.

Кстати, узнал, что строи­тели не зарабатывают столько, сколько я думал. И я не заработал запланированного. Был и откровенно убыточный проект на Комсомольском, 44. Я начал выкупать участки, когда один из ведущих городских архитекторов-академиков «посадил» на этой территории 35 тыс. кв. метров жилья. В результате его ошибки (не учел влияние будущего дома на инсоляцию соседних домов) пришлось резко сократить этажность и построить лишь 17 тысяч.

Факт

Андрей Комяков единственный в Алтайском крае получил кредит от Сбербанка в 1,22 млрд рублей в рамках проектного финансирования.

— Ваш проект «Две эпохи» стал предметом жарких обсуждений в строительно-риэлторской среде. В чем его секрет?

— Это подарок судьбы. Цена земли в квадратном метре будущего жилья здесь очень низкая для центра. Господь наградил меня за муки при расселении частного сектора: за нервы, потраченные на хапуг и вымогателей, встречавшихся среди расселяемых. Сейчас одна дама, например, за 12 своих соток с насыпным домом требует 1 млн долларов. Для меня до сих пор загадка, почему место завода БЛВЗ не купили, например, интересовавшийся им Евгений Ракшин (совладелец сети «Мария-Ра». — Прим. altapress.ru), «Селф» или «Жилищная инициатива».

Социалистический/ Гоголя.
ПСК «Строительная перспектива».
Почему в Барнауле заморозили строительство перспективного района рядом с ТРЦ «Галактика»

— Вас не пугало, что на территории БЛВЗ находятся исторические памятники?

— Нет, так как сносить мы ничего не предполагали, в отличие от предыдущих собственников. На тот момент у меня уже был опыт работы с памятниками. Один такой я приобрел, когда строил офис на проспекте Социалистическом, 21.

На момент покупки по нему уже был проект постановления краевых депутатов об исключении из реестра памятников — у дома упала в болото кирпичная противопожарная стена, и он, согласно заключению методического совета при управлении по культуре администрации Алтайского края, утратил свое историко-культурное значение. Накануне сессии депутат от КПРФ Нина Данилова решила осмотреть объекты по ближайшим адресам. В Бийск не поехала, а вот вокруг администрации прокатилась и, не заметив отсутствия одной из четырех стен, вычеркнула купленный мною дом.

Проблема в том, что это было последнее постановление, которое подписывали на местном уровне. Дальше полномочия забрали в Минкульт РФ. Поэтому очень много времени ушло на то, чтобы все исправить. В итоге удалось получить постановление о переносе этого «памятника».

Также на сегодня реализован согласованный Министерством культуры РФ проект переноса объекта культурного наследия регионального значения «Дом жилой», 1926 года постройки, с улицы Интернациональной, 37-а в переулок Некрасова, 18, с последующей безвозмездной передачей его в муниципальную собственность. На охраняемых объектах запланированы работы по реставрации элементов кладки, полная замена кровли, карнизов, капельников, водосточных систем и т. д.

Андрей Комяков.
Анна Зайкова

— Вы очень быстро строите «Две эпохи» — заложили последний дом из четырех запланированных. Почему так «гоните»?

— При стабильном финансировании нет ничего удивительного в такой скорости. Не по четыре-пять же лет строить. Это подрывает доверие покупателей. Стабильность дальнейшего строительства гарантирована заключенным в конце прошлого года соглашением со Сбербанком о проектном финансировании ЖК «Две эпохи». Банк предоставляет кредитную линию на 1,22 млрд рублей. Процент фиксированный. 60% текущих поступлений от продажи квартир в комплексе должно идти в счет погашения задолженности, остальными распоряжается застройщик. Пока ПСК «Строительная перспектива» — единственная компания в крае, заручившаяся доверием ведущего банка страны. Многие застройщики удивляются, почему не они первые.

— А почему?

— Спросите у банка.

Андрей Комяков.
Анна Зайкова

Специальный вопрос

— В конце 2018 года должен заработать закон о маркировке лекарственных препаратов. Некоторые производители уже перешли на эту систему. Как это отразится на рынке и планируете ли вы переоборудовать свой завод?

— Подобные инициативы могут вынудить нас отказаться от выпуска лекарственных средств из-за снижения и так скромной рентабельности и уйти на производство БАДов, до которых еще не дотянулись реформаторы. Не исключаю полного закрытия или продажи завода. Правда, правительство перенесло с 2018 на 2019 год запуск маркировки, и раздаются здравые предложения о целесообразности освободить от маркировки недорогие (до 100 рублей) препараты.

Вообще, на эту законодательную инициативу цензурных слов не хватает. И сейчас у государства достаточно полномочий, чтобы отследить движение каждой упаковки лекарств и выявить подделку. Даже европейцы за голову хватаются: невозможно за такой срок переоснастить все линии.

В Европе далеко не во всех странах действует эта система. Это будет проект, аналогичный «Платону», на котором кто-то заработает деньги, так как оператору системы будут платить и заводы, и оптовики, и аптеки. Только на сканерах для касс, которые уполномочена выпускать одна фирма, миллиарды «поднимут». Причем они не пойдут напрямую в казну государства.

Андрей Комяков.
Анна Зайкова

О чем еще рассказал собеседник

Об отмене долевого строительства

— Банки не стесняясь хлопают в ладоши от нового закона, который отменяет долевки. Они два раза заработают. Первый, когда застройщик размещает на весь срок строительства свои деньги (10% от стоимости реализации проекта). Второй — получая и сохраняя деньги дольщиков. Плюс банк выдаст застройщикам их же деньги в качестве кредита.

Эти нововведения легче будет пережить тем, у кого ниже себестоимость строительства — то есть тем, кто возводит панельные дома. А когда «схлопнется» часть местных застройщиков, вполне возможно, придут федералы. Это сейчас им не нужны дешевые регионы. А когда через два-три года кончится задел, «квадрат» в эконом-жилье может взлететь до 60−70 тыс. рублей. И не в кирпичном доме, а в панельном. Плюс заводы ЖБИ будут на боку — федералы панельки за копейки сляпают. Так вырисовывается вполне приемлемая для них рентабельность.

О школе в центре

— При наличии земельного участка нет ничего невозможного. Я не думаю, что для ведущих активное строительство в центре «Алгоритма», «Адалин-Строя», «Жилищной инициативы», «Регионстроя» будет непосильной дополнительная социальная нагрузка. Я готов в этом участвовать, если администрация определит формы и порядок работы по проекту. Кроме этого, наша компания выступила с инициативой сформировать земельный участок и построить новое здание для школы № 13 (бывшая церковно-приходская школа 1892 года постройки). Не исключено, что если администрация поддержит это предложение, то вышеперечисленные организации подключатся. И насколько я понял, мэрия не исключает выкуп построенного объекта в рамках государственно-частного партнерства.

Об отраслевом союзе

— Когда меня зовут на заседание Союза строителей, я задаю вопрос: «Чего вы хотите? Объяснить Владимиру Владимировичу, что он не прав, когда хочет отменить долевое строительство и обезопасить дольщиков?» Зачем сотрясать воздух, если этот союз даже на местном уровне не слышат?

Беседу вели Юрий Пургин, Олег Копылов, Елена Маслова, Юлия Абрамкина

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость