Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Мы снижаем прогноз роста ВВП до 6%"

Президент Альфа-Банка Петр Авен имеет свой взгляд на мировой финансовый кризис. Он считает, что его влияние на экономику России излишне драматизировано отдельными экспертами. Взвешенная политика последних лет позволяет нашей стране иметь определенный запас прочности, но в условиях новой мировой реальности следует готовиться к замедлению темпов роста. Сегодня мы публикуем выступление г-на Авена на конференции «Российский финансовый сектор: ответы на глобальный вызов», прошедшей в начале ноября в Москве. Свой доклад он подготовил совместно с главным экономистом Альфа-Банка Натальей Орловой.

Перспективы доллара сомнительны

— За последние несколько недель были поставлены под вопрос, а в ряде случаев и просто разрушились базовые концепции мировой финансовой инфраструктуры. Глобализация, постоянное расширение спектра финансовых инструментов, доступность кредитных ресурсов — все это осталось в прошлом. Рост недоверия настолько парализовал международные рынки, что проблемы крупнейших банков теперь могут быть решены только путем их национализации, а межбанковские рынки могут восстановиться только в условиях предоставления масштабных государственных гарантий и беспрецедентных финансовых вливаний. Всерьез обсуждаются вопросы ужесточения регулирования, в том числе и необходимость введения ограничений на движение капитала, если ситуация на финансовых рынках продолжит ухудшаться.

Очевидно, что, даже если нынешнюю волну паники удастся стабилизировать, на повестке дня останется еще много нерешенных проблем. Первая и самая важная заключается в том, что объемы производных финансовых инструментов (CDS) существенно превосходят способности развитых стран взять эти обязательства на себя. Например, если ВВП США составляет около $ 13,8 трлн., то объем мировых производных финансовых инструментов оценивается в $ 60 трлн., а весь рынок деривативов в мире — в $ 1500 трлн. Совершенно ясно, что на этом фоне финансовый пакет в $ 700 млрд., одобренный Конгрессом США, является важной психологической, но никак не решающей финансовой помощью. Только 10 октября к погашению было предъявлено CDS банка Lehmann Brothers на сумму
$ 400 млрд.

Другим примером крайней неопределенности является ситуация на валютном рынке. До последнего времени мировые рынки жили с уверенностью, что динамика валютных курсов будет определяться сравнительной привлекательностью нескольких основных резервных валют — доллара, евро, фунта и иены. Но ухудшилась ситуация в финансовом секторе, и выясняется, что ЕС, несмотря на сложную иерархию и большое количество государственных институтов, не дает скоординированного ответа на этот вызов, и страны еврозоны начинают действовать каждая по своему усмотрению. С другой стороны, дефицит бюджета США в 2009 году может составить 10−12% ВВП, что будет рекордом за всю послевоенную историю страны. В таких условиях перспективы доллара сомнительны.

Отказ правительства США поддержать Lehman Brothers привел к существенному ухудшению на финансовых рынках России. Обвал на фондовом рынке перешел в кризис доверия после того, как у одного из участников рынка, банка «КИТ-Финанс», возникли проблемы с исполнением своих обязательств. Работа межбанковского рынка остановилась.

Несколько слов в защиту России

— В целях стабилизации ситуации российские власти предприняли ряд активных мер. Первая группа мер была направлена на предоставление дополнительной ликвидности. В этот список, безусловно, входят снижение отчислений в фонд обязательного резервирования (ФОР) и предоставление депозитов Минфина. В результате снижения норм отчислений в ФОР Центробанк обеспечил приток на уровне 400 млрд. рублей. Через депозиты Минфина банки привлекли еще около 1,6 трлн. рублей.

В отличие от депозитов Минфина, доступ к которым имеют только 30 крупнейших банков страны, снижение нормы отчислений в ФОР обеспечивает доступ к ликвидности всем без исключения банкам пропорционально их доле на рынках привлечения. Можно заметить, что этот инструмент задействован ЦБ полностью — после последнего снижения норм отчислений до 0,5% в фонде обязательных резервов осталось лишь около 50 млрд. рублей.

Вторая группа мер направлена на поддержку экономики. Три главные меры — $ 50 млрд. от Внешэкономбанка на рефинансирование внешнего долга, субординированные кредиты банкам на 950 млрд. рублей и скупка государством акций компаний на сумму 500 млрд. рублей — должны предоставить финансовой системе примерно $110 млрд. Эти меры уже нацелены не столько на помощь банкам, сколько на смягчение негативного эффекта для тех секторов, которые оказались отрезанными от банковского кредитования.

Ухудшение внешней конъюнктуры для России означает более низкие темпы роста экономики, но следует помнить, что сейчас важна относительная, а не абсолютная стабильность. С этой точки зрения Россия чувствует себя неплохо. Во-первых, в отличие от некоторых других стран она последние годы накапливала государственные сбережения. Во-вторых, российская экономика не столь сильно обременена долгами и роль финансового сектора у нас не так высока, как в других экономиках. Наконец, значительная часть внешнего долга России связана с внутрихолдинговыми потоками и поэтому не столь опасна.

В последние годы российское правительство проводило достаточно жесткую фискальную политику. Высокое налогообложение нефтяных компаний, введенное в 2004 году, позволило, по состоянию на сентябрь этого года, сформировать стабилизационный фонд размером $ 190 млрд., что соответствует 11% прогнозного ВВП. Профицит бюджета в I полугодии составил 7,7% ВВП — это один из самых высоких показателей в мире. Более того, резервов ЦБ достаточно для покрытия 23 месяцев импорта — это самый лучший показатель среди развивающихся стран. Замыкает список сильных сторон России низкий суверенный долг страны — всего 2% ВВП.

Не секрет, что стабильность государства была достигнута за счет частного сектора. В то время как нефтяные доходы пополняли стабилизационный фонд, частный сектор наращивал внешний долг. Однако $ 488 млрд. корпоративного внешнего долга России на 114% перекрываются резервами ЦБ. Общий внешний долг России покрывается ее резервами на 106%, что также свидетельствует о стабильности экономики.

Второе важное соображение в пользу России связано со слабым развитием ее финансовых рынков. По международным меркам долговая нагрузка российского корпоративного сектора не является чрезмерной. Общий объем банковских активов составляет всего 60% ВВП, корпоративных кредитов — 30%, розничных — 10%, ипотечных — 3%. Для сравнения: в развитых странах активы банковского сектора к ВВП превышают 150%, а размер рынка ипотечных кредитов равен 40−50% от ВВП. Это наглядно показывает, что хотя Россия не может идти вразрез с ухудшающимися глобальными событиями, но эффект мирового финансового кризиса не будет иметь для нее тяжелых последствий.

Инфляция — 14%

— Тем не менее определенные тревожные сигналы есть. Особую тревогу вызывает замедление в строительном секторе. В настоящее время кредиты строительным компаниям составляют 14% совокупного портфеля корпоративных кредитов, и в последние недели большое количество банков приостановило кредитование строительного сектора. Кроме того, по мировым стандартам российская недвижимость чрезвычайно дорога. Индикатор Global Property Guide, который рассчитывается путем деления стоимости квартиры площадью 100 кв. метров на ВВП на душу населения, для России составляет 156. Это самое большое значение среди стран, входящих в исследование. На втором месте идет Украина с показателем 99. Учитывая, что недавно произошло падение мировых цен на жилье, и в нашей стране можно ожидать существенного сокращения цен на недвижимость.

Еще один минус — инфляция. Инъекции государственных средств в банковский сектор неизбежно приводят к усилению инфляционного давления. Поэтому мы повышаем наш прогноз по инфляции с 13 до 15%. Мы также значительно повышаем наш прогноз по инфляции на 2009 год — с 10,5 до 14%. Очевидно, что высокая инфляция ударит по сбережениям, даже учитывая, что она стимулирует потребление.

Далее — мы снижаем прогноз роста ВВП на этот год с 7,5 до 7%. При этом нами предполагается, что в IV квартале ВВП вырастет на умеренные 5% из-за дефицита ликвидности. На 2009 год мы понижаем наш прогноз роста ВВП до 6%, так как ожидаем, что замедление строительного сектора продолжится, а вместе с ним упадет и темп роста инвестиций. Поскольку цены на жилье вряд ли упадут в I квартале 2009 года, а инфляция останется высокой, уровень потребления должен сохранить хорошие показатели.

Зависимость от нефти

— При всей накопленной макроэкономической стабильности российская экономика остается чрезвычайно зависимой от динамики цен на энергоносители. К сожалению, фундаментальная зависимость страны от цен на нефть продолжает нарастать. За девять месяцев этого года доля выручки от продажи нефти и газа установила новый рекорд, увеличившись с 61 до 67%. Вместе с доходами от экспорта металла это составляет примерно 80% от экспортного объема страны. Чувствительность к нефтяным ценам чрезвычайно высока. К примеру, рост цен на $ 1 за баррель нефти увеличивает годовую экспортную выручку России на $ 3 млрд.

Благодаря росту выручки положительное сальдо торгового баланса в этом году должно составить $ 200 млрд., что намного превышает первоначальный прогноз — $ 160 млрд. Однако значительный рост экспортной выручки маскирует неожиданно высокий рост импорта за девять месяцев этого года — на 42%. В номинальном выражении он составляет $ 94 млрд. в год и по своему эффекту эквивалентен падению стоимости барреля нефти на $ 30. При нынешнем положении дел торговый баланс России будет бездефицитным при цене $ 40 за баррель, а счет текущих операций станет отрицательным, если стоимость нефти опустится ниже $ 60.

Внутреннее недоверие

— Необходимо сказать несколько слов и о появлении панических слухов о девальвации и дальнейшей динамике валютного курса. Ослабление рубля, на наш взгляд, в ближайшем будущем совершенно неоправданно с точки зрения его фундаментальной стоимости и абсолютно нецелесообразно политически. В первую очередь следует обратить внимание, что фундаментальная стоимость рубля, которая определяется соотношением денежной массы и денежной базы к золотовалютным резервам, находилась в пределах 9−27 руб./1$, а это означает, что рубль не переоценен. На текущий момент риск девальвации отсутствует. Самый негативный сценарий развития событий — золотовалютные резервы должны упасть до $ 300−350 млрд., чтобы ослабление рубля можно было хотя бы обсуждать.

Доверие к валюте в России слишком высоко, чтобы можно было поставить его под сомнение. В предыдущие годы в нашей стране активно шел процесс дедолларизации. Доля валютных сбережений в общих объемах банковских депозитов упала с 40% в 2003 году до нынешних 13%. Это дедолларизация помогала сдерживать темп роста цен в стране. По нашим расчетам, в случае обесценения рубля россияне перевели бы из рублей в доллары сбережения на сумму около $ 70 млрд., что полностью дестабилизировало бы базу фондирования российских банков. Такое дополнительное увеличение оттока капитала означает, что у ЦБ нет аргументов для ослабления курса рубля.

Тем не менее самой большой проблемой рубля является рост его внутреннего недоверия. Падение золотовалютных резервов, на наш взгляд, во многом объясняется оттоком российских корпоративных капиталов из рубля в доллар. Доверие населения к рублю еще стабильно и является залогом стабильности всей банковской системы. Тем не менее совершенно неясно, как долго россияне будут оставаться в стороне от финансового кризиса и как себя поведут в ситуации снижения уровня жизни. Рост внутреннего недоверия останется главным фактором риска в ближайшие месяцы.

Кто такой Петр Авен

Петр Олегович Авен родился 16 марта 1955 года в Москве. В 1977 году окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова. В 1980 году защитил кандидатскую диссертацию по эконометрике. После этого работал научным сотрудником в ВНИИ системных исследований Академии наук СССР.

В 1991/1992 годах г-н Авен возглавлял Министерство внешних экономических связей России, одновременно являясь представителем президента РФ по связям со странами G7.
В марте 1993 года создал компанию «Финансы Петра Авена» («ФинПА»). В том же году он избирается депутатом Госдумы, но отказывается от мандата в пользу бизнеса. В Альфа-Банке — с 1994 года.

В настоящий момент является президентом Альфа-Банка, председателем совета директоров компании «Альфа-Страхование», сопредседателем совета директоров «СТС-Медиа». Является профессором Высшей школы экономики, входит в состав совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость