Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«На туристической карте России привлекательного Алтая пока нет»

Алтайский турбизнес в ближайшие полгода рискует понести серьезные потери. Грядущая отмена лицензирования (с 1 января 2007 года) и введение системы банковских гарантий, призванных защитить туристов от услуг недобросовестных фирм, может поставить крест на работе многих участников рынка. В условиях легкой напряженности для местных предпринимателей актуальной остается проблема продвижения алтайского туристического продукта. О том, что необходимо для этого сделать и как отрасль будет жить в новых условиях, «ВД» рассказала президент Алтайской региональной ассоциации туризма (АРАТ) Елена ШУШАКОВА.

«Государство не защищает наших туристов за рубежом»

— Елена Викторовна, российская туристическая отрасль активно обсуждает грядущую с 1 января следующего года отмену лицензирования туристической деятельности. Причем говорит об этом больше с негативным оттенком, утверждая, что это приведет к резкому снижению количества операторов на рынке. Вы согласны с этим?

— Отмена лицензирования — вопрос действительно непростой. У меня складывается впечатление, что в России с малым бизнесом поступают по принципу «чем меньше, тем лучше». Я имею в виду варианты альтернативы этому механизму регулирования рынка. Хотя цель, конечно же, другая — создание финансовых гарантий ведения бизнеса. Это само по себе очень важно. Но пока варианты присутствия компаний на российском туристическом рынке, подготовленные Федеральным агентством по туризму и направленные на согласование в правительство, выглядят не очень оптимистично. Один из них подразумевает введение банковских гарантий как необходимого условия работы туроператоров на рынке. На депозите необходимо иметь 1 млн. рублей. Для многих региональных компаний это будет означать конец работы, «выдернуть» такие средства из оборота под силу немногим. Этого себе не смогут позволить турфирмы даже Новосибирска, не говоря уже о Барнауле. И как альтернатива рассматривается только один вариант — защита финансовых рисков туристических компаний через страховые компании. Про другие варианты нам ничего не известно, так как широкого общественного обсуждения этой проблемы нет.

— А такие варианты есть?

— Конечно. Например, гарантами могут выступать общественные фонды или саморегулируемые организации. Можно рассмотреть вариант государственных, правительственных гарантий. Но этого не делается. У нас государство действует таким образом, что за граждан за границей отвечает только отправившая их турфирма, хотя в других странах все совершенно наоборот. Ситуация с туристами, возникшая в этом году на Филиппинах, показала, что российское государство только декларирует защиту своих граждан. Ведь в итоге турфирмы, которые и без того добросовестно выполнили все свои финансовые обязательства перед принимающей стороной, вынуждены были собирать дополнительные деньги и решать вопрос с удерживаемыми представителями турбизнеса самостоятельно. Неоднократные попытки привлечь к этому процессу российские власти по большей части заканчивались одним — переадресацией финансовой стороны вопроса опять к туристическому бизнесу, упреками в несознательности и тому подобное. Это был долгий и очень неприятный процесс. Российские туристы за рубежом абсолютно не защищены. Введение финансовых гарантий может существенным образом исправить данную ситуацию, но если это будет сделано не с «российским уклоном» или «российской спецификой».

— В Алтайском крае большинство турфирм — это агенты, которым не требуется финансовых гарантий деятельности. Более того, отмена лицензирования подразумевает отмену любого контроля за их деятельностью. Как это скажется на рынке?

— Во-первых, для агентств финансовые гарантии тоже необходимы, и речь о них в законе идет. Там только другие суммы — более приемлемые. А контроля за агентствами нет и сейчас. Нас контролируют сами клиенты и рынок. Если ты не умеешь работать, то никакие суммы на счете тебе не помогут. Турфирма может успешно функционировать и без больших денег. Поэтому каких-то принципиальных изменений именно для агентств я не ожидаю.

«Отсутствие выставки — это отражение ситуации на рынке»

— В прошлом году после долгого перерыва была проведена выставка «Алтай-тур. Алтай-курорт». Но в 2006 году ее не будет. Андрей Олишевский, возглавляющий «Алтайскую ярмарку», считает, что она в крае не востребована. Как вы относитесь к этому?

— Наверное, это плохо, что у нас нет своей постоянной туристической выставки. Но это не вина господина Олишевского и «Алтайской ярмарки». Это отражение ситуации на рынке.

— Мало предложений для выставки именно по Алтайскому краю со стороны турфирм?

— Предложений по краю действительно мало. В основном мы предлагаем турпродукт Республики Алтай. Кроме того, в свое время инициатива по проведению такой выставки в Алтайском крае была упущена, и она ушла в Новосибирск. Сегодня все основные туристические мероприятия проходят в Новосибирске. И, несмотря на то, что на Алтае огромные туристические ресурсы, мы не сможем перетянуть к себе потоки, которые идут через Новосибирск. Он привлекательнее и для туристов, и для посетителей выставок даже с точки зрения транспортных развязок.

Но при этом я бы не стала говорить о сильном влиянии перехода туристического центра в Новосибирск на нашу работу. Там активно продавались (и будут продаваться) алтайские туры. Это данность, которую надо принимать. Бороться с ней бесполезно, пока не будет единого понимания рынка.

— Что подразумеваете под «единым пониманием»?

— Это четкое понимание развития туризма на Алтае — куда и зачем мы движемся и что хотим видеть в дальнейшем. Причем это не обособленный туристический потенциал Алтайского края и Республики Алтай. Это единое туристическое пространство. Пока есть разрозненные действия отдельных фирм, которые на самом деле являются патриотами Алтая, работают и хотят работать именно здесь. Но отдельные усилия не приносят желаемого результата, потому что они хаотичны.

— Представители алтайского турбизнеса не раз говорили о том, что отрасли не уделяется должного внимания со стороны властей. В качестве одного из примеров приводился тот факт, что туризмом ведало всего лишь подразделение в краевом комитете по культуре и туризму, где работали всего два человека. Сейчас комитет перевели в состав Главного управления экономики и инвестиций. Как вы оцениваете это?

— Пока трудно сказать, люди еще не обжили свои кабинеты. Есть большой плюс в том, что туризм был переведен из социальной сферы в экономическую. Появилась возможность через это подразделение в ГУЭИ донести до власти какие-то идеи, чтобы принять важные с точки зрения поддержки отрасли экономические решения. И здесь речь идет не только о деньгах, хотя инвестиции тоже важны. Например, под принятое постановление о развитии туризма в Солонешенском районе на нынешний год не заложили денег в бюджет. Оно ничем не подкреплено.

— В постановлении предусматривалось софинансирование — краевой администрацией и администрацией Солонешенского района.

— В связи со 131-м федеральным законом у местной администрации столько денег, что впору стоять с протянутой рукой. Я не верю, что в краевой администрации не понимают положения дел в Солонешенском районе. Ставить условия, что «мы вас профинансируем, если вы тоже примете в этом участие», по крайней мере, нечестно.

«Закон об ОЭЗ писался под определенных людей»

— Не так давно власть вновь заговорила о принятии программы по развитию туризма в Алтайском крае. Эта программа еще остается актуальной?

— Актуальность ее не исчерпана. Но ее необходимо принимать в новом виде, так как прежний проект программы морально устарел и не имел под собой четких источников финансирования, что автоматически превращало его в нерабочий документ. Но, с другой стороны, принятие программы позволяет нам решать проблемы на федеральном уровне. Насколько мне известно, некоторые субъекты получали деньги из федерального бюджета под определенные проекты, утвержденные в подобных региональных программах. Без программы мы лишены возможности участвовать в бюджетных деньгах федерального уровня. По состоянию на сегодняшний день отсутствие краевой программы показатель того, что на туристической карте России Алтая пока нет.

— Как вы думаете, это положение сможет поменять создание туристической ОЭЗ? Этот вопрос уже практически решен…

— На сегодняшний момент члены АРАТ проанализировали закон об ОЭЗ. И у нас сложилось четкое мнение, что турбизнесу там делать нечего. Его интересы при создании ОЭЗ никоим образом не учитываются. Закон больше подразумевает создание новой чиновничьей структуры, которая будет распоряжаться всем. Как будут привлекаться инвестиции, абсолютно непонятно. Земля и ресурсы принадлежат государству, а бизнес имеет право только управлять этими ресурсами. При этом условия оговорены так, что предприниматели на деле не смогут управлять ничем. Такое впечатление, что закон писался под определенных людей, которые уже поделили деньги, которые они получат. Я бы очень хотела ошибиться в этом предположении, но сегодня это выглядит именно так.

— Насколько, на ваш взгляд, реальны шансы создания на Алтае ОЭЗ?

— Вопрос в том, как будет подана сама идея. Если появятся нормальное государственное финансирование и условия для прихода частных инвестиций, то все будет хорошо. Но пока в законе условия несколько другие. Частный бизнес не пойдет туда, где ему ничего не будет принадлежать. Поэтому, если закон останется в том виде, в котором он есть сейчас, то, думаю, Алтаю нет особого смысла биться за создание ОЭЗ. Но мы будем следить за развитием ситуации.

Елена Шушакова представляла Алтай в Госдуме

Елена Викторовна Шушакова родилась в Городке Львовской области. В 1989 году окончила исторический факультет АГУ по специальности «Историк. Преподаватель истории и обществоведения». В 1991 году прошла курсы повышения квалификации Высшей школы бизнеса. В 2003—2004 годах обучалась по президентской программе подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства РФ. Работала в Центральном райкоме комсомола Барнаула, Алтайской высшей школе бизнеса, фирме «Спутник-Алтай».

В 1997 году создала собственную туристическую фирму «Хорст», которая в 1999 году была переименована в «Хорст-тур». Являлась организатором выставки в Госдуме РФ «Алтай уникальный», посвященной 65-летию образования Алтайского края, участвовала в разработке программы по развитию туризма в Алтайском крае, работала в составе комиссии по принятию постановления «О развитии туризма в Солонешенском районе». В 2002—2004 годах возглавляла Алтайскую региональную ассоциацию туризма (АРАТ). Вновь была избрана президентом ассоциации в 2006 году. Является членом Общественного совета по предпринимательству при главе администрации Алтайского края и членом городского совета предпринимателей г. Барнаула.

Замужем. Воспитывает сына 10 лет.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость