Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
551

О грядущих изменениях на рынке электротехнических работ

Представители местной строительной отрасли уже пережили непростой этап создания саморегулируемой организации (СРО). Сейчас перед этой перспективой стоят предприятия электротехнического сектора, который тесно связан со строительной сферой. До 1 января 2010 года им необходимо либо создать свою СРО, либо войти в состав уже действующей организации. В противном случае они лишатся возможности легально работать на рынке.

Алексей Синеев.
Алексей Синеев.
Анна Зайкова

В Алтайском крае создание отраслевой СРО, в которую вошли бы предприятия Сибири, курирует Алексей Синеев, руководитель группы компаний «Тривонт», член «Межрегионального объединения сибирских электротехнических предприятий» («МОСЭП»). В интервью он объяснил, почему этот процесс идет сложно, описал четыре варианта дальнейшего развития событий и дал прогноз по поводу того, как эти изменения отразятся на заказчиках электротехнических работ.

— Алексей Владимирович, по нашим данным, первая попытка создания СРО для электротехнических компаний оказалась неудачной. Это действительно так?

— Прежде чем говорить об этом, надо описать эволюцию законодательства по СРО. Правовую основу составляют Федеральные законы «О саморегулируемых организациях» и «О внесении изменений в Градостроительный кодекс». Кроме того, приказ Минрегионразвития от 9 декабря 2008 года утвердил перечень видов работ, влияющих на безопасность объектов капитального строительства, а также возложил контроль над деятельностью СРО на Ростехнадзор. Так вот, из этого приказа следует, что практически все спецработы в строительстве — устройство систем утопления, вентиляции, кондиционирования, электроснабжения, связи и т. д. — входят в данный перечень и, соответственно, подпадают под действие закона о СРО.

Теперь собственно о попытках создания СРО. Весной прошлого года на общем собрании членов «МОСЭП» было принято решение о перерегистрации в саморегулируемую организацию. В соответствии с нормами, действовавшими на тот момент, мы направили заявление в Мин­юст. Причем все собранные документы предварительно прошли экспертизу в аппарате полпреда президента в СФО.

К сожалению, в Минюсте наша заявка пролежала почти пять месяцев. Затем оттуда пришел отказ в регистрации СРО. Это произошло ровно на следующий день после того, как на законодательном уровне функции по регистрации саморегулируемых организаций были переданы от Минюста в Ростехнадзор. В кулуарах нам сказали, что все это время в Минюсте процесс регистрации намеренно затягивался. Потому что о передаче функций по регистрации СРО другому ведомству в Минюсте было известно заранее.

В этом году нами предпринята вторая попытка. Есть законодательное требование о том, что списочный состав создаваемой СРО должен быть не менее 100 участников. Поэтому сейчас нами ведется работа по привлечению в «МОСЭП» новых членов. На данный момент в объединении состоят около 50 профильных компаний Сибири. После того как количество компаний-участников достигнет 100, мы направим заявку в соответствующие госорганы.

— В крае уже зарегистрирована СРО «Алтайские строители». И местные электротехнические компании теоретически имеют возможность вступить в нее.

— Я думаю, что строительным предприятиям и их СРО не очень интересны электротехнические компании. Дело в том, что в себестоимости возведения любого дома доля специальных работ, обозначенных мною выше, составляет не более 10−15%. Поэтому фирмы, которые производят эти работы, сейчас оказались не у дел. Они и хотели бы примкнуть к строительной СРО, но их здесь не очень ждут, поскольку крупные строительные компании в том числе должны будут нести солидарную ответственность за небольшие монтажные фирмы.

Денег как бы нет

— Как текущие кризисные процессы в экономике повлияли на компании, в том числе на их готовность и способность вступать в СРО?

— Кризис наложил отпечаток на деятельность и крупных, и мелких игроков. Руководители компаний, с которыми я веду переговоры о вступлении в СРО, часто сетуют на то, что у них просто-напросто нет денег на оплату необходимого взноса — 300 тыс. рублей. Это очень серьезная проблема. Но пути выхода есть. Так, у нас в «МОСЭП» принято решение о замораживании до 1 января 2010 года процедуры оплаты компенсационных взносов. Мы честно говорим людям: если будет зарегистрирована СРО, тогда вам придется заплатить. Но это уже будет на следующий год, а сейчас у компаний есть отсрочка по времени и возможность сформировать необходимый объем средств. Есть и второй вариант — финансовая компания, являющаяся партнером «МОСЭП», готова оказать малым предприятиям поддержку в виде целевого кредита на оплату компенсационного взноса в СРО.

— Какие еще возражения вы слышите от руководителей компаний, которые могли бы вступить в отраслевую СРО?

— Возражения сводятся к двум моментам. Первый — это финансовый, о котором я только что сказал. Мол, денег просто нет, и просвет в кризисной ситуации не предвидится. Второй момент связан с российским «авось». Авось все как-то рассосется, авось что-нибудь изменится, ведь впереди еще почти полгода. Кроме того, у некоторой части директорского корпуса присутствует заблуждение, связанное со сроком действия их лицензий. Их кто-то убедил, что пока лицензия является действующей, они смогут беззаботно работать. Эта логика мне понятна, но она не согласовывается с законом о СРО. Он ключевой датой обозначает 1 января 2010 года, когда допуск к осуществлению работ будет выдаваться только саморегулируемой организацией.

Четыре сценария

— Как, по-вашему, будут развиваться события после 1 января 2010 года? И как они отразятся на заказчиках работ?

— Есть несколько вариантов. Вариант первый — нам удастся создать региональную отраслевую СРО на территории Сибири. Для заказчиков, работающих в Алтайском крае, это означает возможность выбора из широкого круга подрядчиков, которые представляют отраслевой цех Сибирского региона. Уровень подготовки и качество выполняемых работ будут выше, чем у местных компаний за счет опыта реализации проектов различной сложности. Лоббирование интересов участников СРО возможно не только на российском, но и международном уровне. Дело в том, что у «МОСЭП» есть соглашения с Сибирской энергетической ассоциацией, Союзом строителей Сибири, международной ассоциацией «Интерэлектро». Плюс соглашения с сетью региональных торгово-промышленных палат.

Что касается минусов данной модели, то для заказчиков я лично отрицательных факторов не вижу.

Второй вариант — электротехнические компании вступают в местное общестроительное СРО. Какие будут плюсы для заказчиков? При выборе подрядчика легко на месте ознакомиться с результатами его деятельности. И в случае применения финансовых взысканий к подрядчику будет проще получить компенсацию. Но есть и отрицательные факторы, которые отразятся на участниках рынка. Так, сложность в разработке отраслевых стандартов и требований применительно к электротехническим работам внутри строительных СРО на местном рынке понижает критерии качества, применяемые к этим работам. А лоббирование профессиональных интересов подрядчиков будет возможно только на местном уровне. Это ограничивает их стратегическое развитие пределами местных территорий.

Следующий сценарий — местные компании вступают в СРО, зарегистрированные в Москве или Санкт-Петербурге. Здесь надо отдавать себе отчет в том, что регистрация СРО в одной из столиц не дает ей статуса федеральной структуры, и организация по сути ничем не отличается от аналогичного объединения, созданного, например, в Барнауле. При этом местные власти вряд ли захотят увидеть на своей территории неуправляемого подрядчика, входящего в СРО, которая зарегистрирована в Москве или Питере. На местах рынок от профессионального регулирования начнет деформироваться в сторону методов административного воздействия. То есть, когда в случае возникновения каких-то коллизий не будет возможности повлиять на ситуацию саморегулируемыми методами, будет подключаться силовое давление в лице определенных госорганов. И все вернется на круги своя. А зачем тогда создавали СРО?

Наконец, четвертый вариант — компания не вступает в СРО и начинает работать по «серым» схемам. Плюсов для цивилизованного бизнеса я не вижу вообще никаких. Компания, не получившая в СРО допуск на производство работ, будет вынуждена уйти на «черные» субподряды. Она будет использовать допуск какого-то легального предприятия — члена СРО, производить для него работы в рамках субдоговорных отношений, но не показывая при этом свою деятельность. При этом я сомневаюсь, что такие «джентльменские соглашения» между держателем разрешения и «черной» субподрядной организацией будут распространены. Потому что за ошибки и недочеты субподрядчика будут рассчитываться не только члены СРО, но и сама саморегулируемая организация. Так что у «серых» фирм нет будущего, их, скорее всего, просто постепенно поглотят вышестоящие партнеры.

Подводя черту под четырьмя сценариями развития ситуации, хочу сказать следующее. Если и заказчики, и сами электротехнические предприятия будут внимательно относиться к действующему законодательству и собственной перспективе развития, то от введения принципа профессионального саморегулирования выиграют все. Закон сейчас дает возможность всем бизнес-сообществам стать наконец-то самостоятельными в вопросах развития того сектора экономики, в котором они работают.

«Сырые» строители

— В СРО «Алтайские строители» недавно обсуждалась целесообразность открытия филиала на Сахалине. По-вашему, это был бы разумный шаг?

— На этапе формирования СРО нужно в первую очередь создать организационную структуру, отработать все нюансы взаимодействия внутри нее. Ведь опыта как такового ни у кого пока нет. Тем более опыта материальной ответственности. А вот когда степень влияния и авторитета СРО распространится на довольно большой сегмент рынка, тогда будет смысл говорить о филиалах в отдаленных регионах.

— По-вашему, «Алтайские строители» на момент обсуждения возможности открытия филиала на Сахалине уже достигли необходимой степени влияния? Или это еще «сырая» организация?

— Она «сырая» уже только по той простой причине, что работает всего несколько месяцев. Но если говорить об авторитете данной организации, то, безусловно, он есть. Потому что инициаторами ее создания были люди, которые проработали в строительстве не один десяток лет. А Михаил Фокин возглавляет Союз строителей Сибири. Как этот авторитет будет поддерживаться в дальнейшем, сейчас зависит только от самих «Алтайских строителей» и строительных компаний, входящих в эту СРО.

 — В Ростехнадзоре, который курирует электротехнические компании и получил функции по регистрации саморегулируемых организаций, идет масштабная административная реформа. Лично вы заметили ее результаты?

— Вопрос неоднозначный. То, что реформирование Ростехнадзора не закончилось, это факт. И я полагаю, что функции данной организации будут расширяться. На данный же момент какие-то позитивные или негативные изменения не ощущаются. Даже сами работники Ростехнадзора, с которыми мне доводится общаться, в ответ на вопрос о том, что изменилось, пока пожимают плечами. Тем не менее можно ожидать, что центр принятия решений в Ростехнадзоре с местного уровня уйдет вверх. Что это значит для электротехнических компаний? Время покажет, будет ли это дополнительным тормозом для тех, кто в процессе своей деятельности обращается в Ростехнадзор. Если процедура взаимодействия усложнится, то это все ляжет на плечи заказчиков. Я имею в виду дополнительные временные и финансовые издержки.

О контактах с властью

— В своей работе по созданию саморегулируемой организации мы имеем поддержку на уровне аппарата полпреда президента в СФО. Что касается региональной власти в Алтайском крае, то контакты с ее представителями у нас есть на уровне руководителей отделов, департаментов и т. д. Их реакция на то, что «МОСЭП», имея штаб-квартиру в Новосибирске, пытается включить в свои ряды алтайские компании, мне не известна. Я думаю, что отношение властей к этому будет адекватное.

Об отраслевом контроле

— Компания «Тривонт» является членом АлтТПП и участвует в работе комитета по энергетике. Члены этого комитета — руководители предприятий, которые на рынке являются прямыми конкурентами. Когда мы касаемся темы механизмов отраслевого контроля, то нам не приходится ничего изобретать. Мы договорились об определенных правилах игры, направленных против недобросовестной конкуренции, демпинга, черного PR и т.д. И самое интересное, что эти правила исполняются. Этот же механизм отраслевого контроля можно перенести и на модель СРО. Конечно, в рамках саморегулирования невозможно на 100% правильно «настроить» рынок. Да, может быть, от СРО это и не требуется. Потому что кроме СРО есть местные администрации, есть заказчики, есть Ростехнадзор. Такой вот получается тройственный внешний контроль.

Кто такой Алексей Синеев

Алексей Владимирович Синеев родился 18 июня 1960 года в Барнауле. В 1977 году окончил в Барнауле среднюю школу № 63. Службу в армии проходил на Дальнем Востоке. После армии в 1986 году окончил Алтайский политехнический институт по специальности «Электроснабжение промышленных предприятий». С 1986 по 1992 год работал инженером-конструктором по электроавтоматике и электроприводу на «Барнаульском заводе механических прессов». С 1992 по 1995 год работал в различных коммерческих фирмах. В 1995 году возглавил компанию «Тривонт», которая специализировалась на электромонтажных работах и оказании инжиниринговых услуг.

В 2002 году получил второе высшее образование, окончив Алтайскую академию экономики и права по специальности «Менеджмент производственного предприятия».

Алексей Синеев женат, воспитал двух сыновей. Увлекается игрой на различных музыкальных инструментах и футболом на снегу.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость