Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
2092

Павел Черепанов: «Сегодня как раз время для сверхприбылей»

Каждое воскресенье ровно в девять вечера улицы Барнаула заметно пустели — горожане замирали у телевизора. Это был 1989 год, в эфире — первая в СССР независимая телекомпания «Сибирь», по остроте и новизне не уступавшая московским «Взгляду» и «Прожектору перестройки».

Павел Черепанов — один из основателей компании — был одновременно директором, ведущим и корреспондентом того безумно смелого проекта, просуществовавшего до 1993 года. Спустя почти 20 лет Черепанов — крупный бизнесмен, и даже не москов­ский, а скорее западный: управляет российскими активами датского инвестиционного фонда размером в миллиард евро.

Почему закрылось «ТВ-Сибирь»? Кто мог предугадать сегодняшний кризис? Почему в Алтайский край не очень мощно идут инвестиции? Об этом Павел Черепанов согласился рассказать «СК».

НТВ. По образу и подобию

— «ТВ-Сибирь» была некоммерческим проектом, — вспоминает Черепанов. — Это был энтузиазм мой личный и моих товарищей. Но параллельно я зарабатывал деньги — у меня был свой коммерческий проект по производству видеофильмов. Все заработанное вкладывал в телевидение.

«Сибирь» — первая в Совет­ском Союзе независимая телекомпания. По нашим документам потом, к примеру, создавался телеканал НТВ.

К лету 1991 году энтузиазм начал иссякать, денег становилось меньше, а давление все сильнее. Внутри команды нашлись слабые духом, которые стали устраивать собрания и разборки. Можно было еще держаться какое-то время, сопротивляться. Можно было рисковать интересами семьи и собственными, учитывая возможные уголовные преследования. Но рядом уже не было единомышленников, которые могли бы поддержать. Поэтому, чтобы не участвовать в разборках, я плавно переместился в коммерцию.

Скандинавские интересы

— В 1993 году я купил акции «Красного Октября». Тогда же открыл финансовую компанию в Швейцарии и приступил к строительству и развитию «Красного Октября» как первой публичной компании в России. Когда в 2004 году я продал этот проект, компания насчитывала 15 фабрик и 18 тысяч сотрудников. Также я занимался строительными проектами, работал с «Русским стандартом» на водочном направлении.

Сейчас я сосредоточился на инвестициях и возглавляю BPT Arista. Это фонд, где основные инвесторы — правительство Дании и крупнейшие пенсионные фонды Скандинавии. Общий объем фонда — один миллиард евро. Основная сфера интересов — коммерче­ская недвижимость в России. Сейчас мы занимаемся созданием еще одного фонда по развитию инфраструктуры.

Управляемый кризис

— Опыт инвестора подсказывал вам приближение кризиса?

— Если вы видите на горизонте волну, то рано или поздно она к вам придет. Для меня было совершенно очевидно, что ситуация нестандартная, поскольку я подолгу нахожусь на Западе. А там кризис начался весной 2008 года.

Сейчас швейцарские газеты пишут, что рецессия в США началась в конце 2007 года. Американцам уникальным способом удалось это скрыть. Поэтому для меня удивителен не сам кризис, а то, что у нас в России эту информацию спецслужбы и аналитики не отследили.

Поскольку кризис во всем мире, было ясно, что он коснется России. В последние три-четыре года в Россию поступали огромные финансовые потоки из-за рубежа. С одной стороны, правительство совершенно правильно сокращало госдолг. А с другой — никто не препятствовал формированию колоссального корпоративного долга. К концу прошлого года он составлял уже 600 миллиардов долларов!

Все это занималось под огромные проценты и шло прежде всего в недвижимость, ритейл и вульгарные финансовые спекуляции на рынке акций. За исключением строительства, все это непроизводственные отрасли, которые не создают добавочной стоимости.

— Кризис как-то исправит эти дисбалансы?

— Когда мы начнем делать свои чайники и выращивать своих поросят, тогда начнется развитие нормальной живой экономики. Если в 2001 году импорт составлял 25−30 млрд., то на конец 2008 года он стал уже 250−270 млрд. Как страна может развиваться, когда в магазинах 80 процентов товаров — импортные?

Нынешний кризис позитивен для нашей экономики. В свое время я вообще советовал Грефу (экс-министр экономического развития и торговли. — Прим. авт.) каждые три-четыре года формировать мини-кризисы, которые бы реально встряхивали ситуацию внутри страны и стимулировали внутреннего производителя.

То, что происходит сегодня, — это тоже управляемый кризис, только глобальный. Если хотите, это мировая война, которая невоенными способами решает огромное количество проблем.

— Время ли сейчас для инвестирования?

— Сегодня как раз время для извлечения сверхприбылей. Потому что одни теряют деньги в огромном количестве. А другие — кто сумел их сохранить — вкладывают. Важно только найти качественные проекты. А они есть, я вас уверяю.

— Какой основной риск инвестиций в Россию?

— У нашей страны прекрасные возможности для инвестирования и кооперации. Но все это тормозит коррупция. Коррупция — это психология. Извращенная психология конкретного человека, который приходит на определенную должность и не хочет выполнять свою работу профессионально.

Не думаю, что эту проблему можно решить только с помощью законов или милиции. Это скорее вопрос нравственный, этический.

— И как эту проблему решаете вы?

— Приходим и предлагаем выгодные проекты. Например, уже два года хотим построить большой паркинг в Москве и получили все подписи, кроме двух. Нам уже и так намекали, и так. Но, знаете, мы лучше паркинг строить не будем… Но теперь они, наверное, подпишут и без определенного интереса — ситуация другая.

Единственный глобальный инвестор в край — это правительство. Поэтому я считаю, что строительство трубы в Китай — хороший шанс для Алтайского края. Второй важный инвестор — это сами жители края. Могут быть какие-то внутрироссийские инвесторы. А для западного бизнеса край пока неинтересен.

В глобальные проекты вроде «Бирюзовой Катуни» и «Сибирской монеты» я не верю. Всерь­ез поверить в то, что на Алтай кто-то поедет играть в рулетку, может только человек с больным воображением.

Нас почему-то все время тянет к мегапроектам. Потому что… скоммуниздить легче. На Алтае самое важное сегодня — дать возможность людям создавать бизнес, дать им налоговые льготы и инвестиции.

В Европе тоже ощущается кризис. Паники нет, потому что у людей нет дешевых понтов — никто не выбрасывает последние деньги на то, чтобы показать, на какой машине ездит. И потом там эффективно работают социальные институты — забота о человеке стоит во главе угла.

Справка

Павел Дасе­евич Черепанов родился в 1962 году в Барнауле. Окончил истфак БГПУ, кандидат социологических наук, обладатель степени Executive MBA. В 1989 году создал «ТВ-Сибирь». В 1991-м переехал в Москву. В разное время занимал руководящие позиции в компаниях «Красный Октябрь», «Торговый дом „Кристалл“» и др., был президентом Российского союза производителей и продавцов алкогольной продукции. В настоящее время — гендиректор BPT Asset Management Russia. Женат, трое детей.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Расскажи новость