Экономика

«Претендент на госполномочия в крае один»

Тихо, никому не мешая и не делая громких заявлений, Валерий КАСАТКИН пять лет занимается на Алтае организацией кредитных кооперативов граждан. В прошлом году его, наверное, впервые на весь край обозвали «строителем финансовых пирамид». Однако прозвище к исполнительному директору Ассоциации кредитных союзов Алтая (АКСА) не прижилось. Недавно все так же без помпы Касаткин вошел в экспертный совет Минфина России, который по сути только начал выкладывать фундамент федеральной политики по регулированию кредитной кооперации. Отвечая на вопросы корреспондента «ВД», Валерий Касаткин объяснил, почему на Алтае именно АКСА должна получить от государства все полномочия по контролю над отраслью, актив которой уже превысил 100 млн. рублей и продолжает расти.

— Валерий Александрович, почему, на ваш взгляд, государство наконец обратило внимание на кредитную кооперацию — слишком велики стали риски граждан или она выросла до заметного явления в экономике страны?

— Скорее второе. Ведь в активах кредитных кооперативов России сейчас более 2 млрд. рублей.

Пока Минфин запросил только данные о действующих кредитных кооперативах, чтобы сверить их уставы на предмет соответствия законодательству. Затем будет выстраиваться система, в рамках которой станет ясно, кто и как будет руководить этим процессом в России.

Сейчас есть достаточно веские основания говорить о том, что функцию контроля за деятельностью кредитных кооперативов будут осуществлять Департамент по финансовой политике Минфина и отраслевые саморегулируемые организации. В странах, где уже достаточно хорошо развито движение потребительской кооперации, государство передает все полномочия саморегулируемым организациям, вплоть до аудиторских проверок и права закрывать кооперативы. Один из залогов успеха кредитной кооперации — открытость перед пайщиками. Саморегулируемые организации проверяют и обеспечивают эту открытость.

— На Алтае претендент на такие полномочия один — возглавляемая вами ассоциация?

— Думаю, что да. Но сначала в России будет создан реестр кредитных кооперативов. Саморегулируемые организации должны будут пройти аккредитацию в Минфине, получив полномочия от имени государства регулировать деятельность кредитных кооперативов в конкретном регионе. На мой взгляд, важнее система внутреннего контроля в кооперативе. То есть контроля за тем, чтобы кредитный кооператив был не организацией одного человека, а структурой, в которой функционируют правление, комитеты по займам и т. д., проводятся очередные собрания. Ведь собрание пайщиков до сих пор остается главным источником информации о деятельности кооператива.

— Что вам известно о планах законодателей относительно возможности юридических лиц быть участниками кредитной кооперации?

— По моим данным, рабочая группа Госдумы не рекомендует при нынешнем законодательстве допускать юридические лица в систему кредитной кооперации. Ведь юридические лица — это другие деньги и другая ответственность. Юридическое лицо просто объявляет банкротство, и ничего с него ты уже не возьмешь. С физическими лицами, как вы понимаете, ситуация принципиально иная.

Своих денег не хватает

— Судя по данным статистики, рост количества кредитных кооперативов в крае остановился. Регион уже насытился кооперативами?

— Дело в том, что акцент в последнее время намеренно делался на укрепление уже действующих кооперативов. На увеличение их активов и числа пайщиков. Массированно работу на территории края мы уже не ведем. В настоящее время общее количество кредитных кооперативов-членов АКСА колеблется в районе цифры 40. Это более 11 тыс. пайщиков.

В этом году закончился срок действия международного проекта, в рамках которого осуществлялось финансирование развития инфраструктуры кредитной кооперации на Алтае. Своих денег на расширение сети у ассоциации пока не хватает. Поэтому и было решено заняться укреплением действующих кооперативов. АКСА по числу участников и так является самой крупной в России — четыре десятка кооперативов, работающих на большой территории.

— Почему число действующих кооперативов «колеблется»?

— Одни закрываются, другие открываются. Некоторых мы исключаем из ассоциации. Это кооперативы, которые не осуществляют своей деятельности, не платят членские взносы. Есть руководители кооперативов, которые, скажем так, подросли и желают работать самостоятельно. Правда, получается это не у всех. Но наиболее успешно работают кооперативы, входящие в АКСА. Повод для выхода из ассоциации найти легко, но вот вернуться назад уже непросто.

— Сколько стоит участие в ассоциации? И что, помимо ощущения причастности к этой структуре, получает конкретный кооператив?

— Вступительный взнос для барнаульских кооперативов составляет 5 тыс. рублей. Для кооперативов из других городов — 2 тыс. рублей. Затем согласно положению о членских взносах кооператив выплачивает ежеквартально по 0,25% от размера актива.

Что касается отдачи, то это, в первую очередь, возможность обмениваться опытом. Кроме того, существует фонд развития кредитных кооперативов. Когда в кооперативе выстраивается большая очередь за займами, мы можем помочь ему финансово. В этом году ассоциация вошла в Лигу кредитных кооперативов, зарегистрированную в Москве. Четыре алтайских кооператива получили через нее дополнительные займы. АКСА стала членом кредитного кооператива «Честь» из Волгоградской области. Благодаря этому удалось получить займ в размере 1 млн. рублей, сейчас есть намерение получить еще до 2 млн. рублей. Плюс в крае работает первое в России представительство общества взаимного страхования «Союз». Ищем и другие формы привлечения денежных средств в фонд развития.

«Черный список» пока не создан

— Кредитная кооперация в свое время заявлялась в том числе и как инструмент микрокредитования мелкого бизнеса. Какова в настоящее время доля предпринимателей в этой системе?

— По количеству пайщиков предпринимателей меньше, но они берут больше. В кооперативе «Городской» на предпринимателей приходится до 60% займов. По краю этот показатель тоже превышает 50%. На этом фоне хочу добавить, что сейчас несколько алтайских предпринимателей готовят заявки на конкурс, объявленный ООН. Он проводится в рамках Международного года микрокредитования среди представителей малого бизнеса, наиболее успешно использовавших в 2004 и 2005 годах банковские кредиты или займы кредитных кооперативов. Победители получат премии ООН.

— Насколько актуальна сегодня для ассоциации проблема невозврата кредитов?

— Текущий невозврат по АКСА не превышает 10% от объема выданных займов. Сказать, что это большая проблема, я не могу. Здесь важным этапом является процедура приема того или иного человека в кооператив. Если процедура соблюдается, если займ выдается при наличии поручителей, если руководство кооператива отдает себе отчет в том, что, предоставляя займ, не загоняет конкретного человека в кабалу, вероятность невозврата мала.

Но жизнь показывает, что абсолютно все предусмотреть невозможно. Есть неприятные примеры и с предпринимателями. Ваше издание недавно опубликовало информацию о предпринимательнице из Мамонтовского района, у которой в связи с птичьим гриппом была практически уничтожена птицефабрика. Ведь заем-то на эту птицефабрику она взяла в кредитном кооперативе! Точную сумму назвать не возьмусь, но это сотни тысяч рублей. Она восстановила заброшенный птичник, только завезла кур, и начался птичий грипп. Ей администрация пообещала компенсировать затраты. Но сейчас проценты по кредиту идут, а компенсации, насколько я знаю, так и нет.

Еще есть семейная пара предпринимателей из Шипуновского района. Они тоже взяли заем — на покупку свиней. Потом у этой живности нашли какую-то болезнь. Предприниматели прогорели и сейчас обратились в ассоциацию с просьбой приостановить начисление повышенных процентов.

Разорять этих людей мы не собираемся, будем искать способы, как им помочь. Ведь, как видите, подобные случаи заранее не просчитаешь. Кто из предпринимателей мог предугадать птичий грипп? Наверное, никто.

Хотя нельзя не сказать и о тех, кто ходит из кооператива в кооператив, стремясь получить и не вернуть легкие деньги. Мы с этим пытаемся бороться, но пока это делать довольно сложно.

— Руководители кооперативов еще не составили свой «черный список»?

— Такого списка нет. В основном обмениваемся информацией по телефону.

Село живет на доверии

— В 2002 году в интервью «ВД» вы сетовали на недоверие населения края к кредитной кооперации. Как вы сейчас убеждаете людей в том, что участвовать в кооперативе безопасно и выгодно?

— В городе неплохой эффект приносит реклама. В сельской местности, где банковский кредит как таковой зачастую недоступен, все строится на доверии. На доверии к тем, кто создал кооператив, к тем, кто в него вошел. В этом плане довольно быстро пошло развитие в Бийском, Красногорском, Солтонском, Ельцовском, Ключевском, Родинском, Волчихинском районах. В райцентрах работают кооперативы, в которых пайщиками являются представители практически всех сел. В Бийском районе поручителем является администрация сельского совета.

— Она отвечает за интересы пайщиков финансово?

— Скорее морально. Есть документ, в котором говорится, что администрация несет ответственность, но речь скорее о моральной стороне — местная власть поручается за человека, обратившегося за займом. Значит, с ним можно работать смелее.

— В свое время губернатор Александр Суриков настаивал на том, чтобы кредитный кооператив был создан в каждом районе края. Это в определенной мере стало поддержкой для АКСА. Эта идея сейчас выполнима?

— Думаю, да. Проблема одна — кто этим будет заниматься. В Кулунде администрация поддерживает кооперацию, она была инициатором создания кооператива. Но не может подобрать директора. Этот человек должен знать, что такое финансовая организация. Он должен быть уважаем в районе. Он может организовать людей. Вот таков примерный портрет потенциального руководителя кооператива в сельской местности.

— Если предложить этому человеку достойный оклад?

— А кто его предложит? Первые несколько месяцев, не исключено, придется трудиться без зарплаты. Мы на семинарах показываем: посчитайте, если вы за три месяца наберете активов до 500 тысяч рублей, тогда вы начнете получать какую-то зарплату. Если же не будет активов, не будет и заработка. Хотя сейчас есть кооперативы, которые практически с нуля развили активы до 3 млн. рублей. Они уже организовали для себя приличные офисы, работают на современных компьютерах и т. д.

— Кстати, еще раз кредитная кооперация оказалась в центре внимания, когда год назад Виктор Зуев, председатель краевого комитета по поддержке предпринимательства, назвал эту систему «пирамидой» и потребовал вернуть выделенный АКСА из краевого бюджета 1 млн. рублей. Это в дальнейшем сказалось на деятельности ассоциации?

— Уровень развития ассоциации, достигнутый в том числе и при поддержке Александра Сурикова, Николая Чертова, Владимира Чепеля, таков, что действия Виктора Зуева никак не сказались на ее работе. Хотя он находил любой повод вспомнить про этот миллион.

Кто сейчас будет курировать в краевой администрации тему кредитной кооперации, сказать пока сложно. Но прежний положительный опыт нашего взаимодействия с администрацией края в России хорошо известен. Сейчас лидерство в этом плане перехватил Кузбасс. Но учились кемеровчане у Алтайского края.

Мифы конкурентов

— Администрация края объявила о начале реализации проекта по микрокредитованию владельцев личных подсобных хозяйств. Обещается, что кредиты коммерческого банка до 50 тыс. рублей будут максимально доступными. Например, без обеспечения залога. Таким образом, у кредитной кооперации появится достойный конкурент?

— Проблема микрокредитования — это проблема государства в целом. Минэкономразвития и Минфин думают над тем, как добиться роста малого бизнеса, которому сейчас мешает отсутствие первоначального капитала. Кто занимается предоставлением таких средств? Банки, кредитные кооперативы и фонды. Для банка выдача займа до 10 тыс. долларов — дело нерентабельное. Некоторые банки утверждают, что работают с малым бизнесом себе в убыток. Получается, что в рамках названного вами проекта банк будет просто раздавать деньги?

Практика показывает, что если сельский предприниматель может взять банковский кредит, то он его и берет. Деньги по схемам, предлагаемым администрацией, ему по большому счету не нужны. Возникает вопрос: а кому банк, участвующий в проекте, будет давать деньги? Человек не работает, но у него есть подсобное хозяйство. Станет ли он клиентом банка? Не факт! Не стоит забывать и про отношение людей к бюджетным деньгам, которые многими воспринимаются едва ли не как халява.

— А вот выдержка из объявления, опубликованного в районной газете «Ударник»: «Кредит без первоначального взноса, справок о доходах, поручительств и залога». Указаны контактные телефоны и название компании.

— Согласен, такие структуры имеют право на существование. Но если они занимаются выдачей кредитов, значит, у них должны быть банковские лицензии. Кредитные кооперативы работают в замкнутой структуре — средства берутся и предоставляются только физическим лицам-пайщикам. Если же ты работаешь на открытом рынке, будь добр — получи соответствующую лицензию. Если у таких структур есть выход на банк, по аналогии с потребительским кредитованием, то такая работа тоже возможна.

До купцов далековато

— Валерий Александрович, вы уже пять лет, то есть с момента создания АКСА, бессменно возглавляете эту структуру. Как вы сами можете объяснить сей факт?

— Я профессионально занимаюсь этим делом, имею выходы на специализированные национальные структуры, во многом определяющие политику в сфере кредитной кооперации. Тем не менее совет ассоциации на очередном собрании, посчитав, что дирекция не выполняет свои обязанности, может ее сменить. Эта норма есть, и отменять ее никто не собирается.

— Вы еще не ставили перед собой цель привести кредитную кооперацию края к тем экономическим масштабам, которые достигли алтайские купцы в начале XX века?

— Опыт современного Кузбасса, где сейчас сельские кредитные кооперативы имеют очень мощные активы, показывает, что это возможно. На Алтае же о таких объемах говорить пока преждевременно. Кредитная кооперация в крае — лишь один из ряда финансовых инструментов. Другое дело, как этим инструментом распорядиться.

Как работает АКСА

Займ может получить человек, являющийся членом кредитного потребительcкого кооператива граждан (КПКГ). Вступительный взнос составляет в кооперативах АКСА 200−400 рублей. Дополнительно необходимо заплатить паевой взнос — от 50 до 150 рублей (при выходе из кооператива он возвращается). Далее начинается период ожидания выдачи займа, длительность которого зависит от текущего финансового состояния кооператива. В крупных КПКГ займ иногда предоставляется в течение одного дня. Займ выдается под 4−5% в месяц. Кооперативы, входящие в АКСА, в среднем выдают займов до 15 млн. рублей ежемесячно. В настоящее время КПКГ работают в 33 городах и районах Алтайского края. Лидером является Барнаул, где действует более 20 КПКГ (из них 13 — члены АКСА).

Валерий Александрович Касаткин родился в 1953 году в городе Прокопьевске Кемеровской области. В 1979 году окончил Новокузнецкий педагогический институт по специальности «учитель математики». В 1988 году завершил обучение в Новосибирской высшей партийной школе. Работал в комсомольских и партийных органах Прокопьевска, учителем в школе, с 1992 по 1996 год — в инвестиционной компании и начальником отдела ценных бумаг коммерческого банка. С 1996 года проживает в Барнауле. Возглавлял инвестиционную компанию «Стратегия», в 1997 году создал кредитный кооператив «Городской» и до 2004 года был его директором, после чего занял пост председателя правления этого кооператива. С 2000 года и по сегодняшний день Валерий Касаткин — исполнительный директор Ассоциации кредитных союзов Алтая. Входит в совет общества взаимного страхования «Союз», в президиум Алтайской торгово-промышленной палаты и правление Алтайского союза предпринимателей.

Валерий Касаткин женат, двое детей, внучка.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость