Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Руководитель «Алтай-Фореста» рассказал об особенностях деревообрабатывающего бизнеса

Очередным спикером нашего проекта «Школа успеха» стал Николай Бушков, генеральный директор компании «Алтай-Форест». Он рассказал слушателям о том, как ему удалось организовать в деревне Ларичиха Тальменского района мощнейшее в крае деревообрабатывающее предприятие, работающее по европейским технологиям и ставшее одним из крупнейших экспортеров региона.

Николай Бушков.
Николай Бушков.
Олег Богданов

— Сейчас мне 54 года. В 1979-м я окончил школу в Ларичихе, затем отслужил в армии и получил престижную по тем временам рабочую профессию — водителя. Вернувшись в родную деревню, 12 лет водил лесовоз, но затем понял, что это немного не мое, и параллельно с работой окончил Сибирский технологический институт в Красноярске. После этого я работал на инженерно-технических должностях, прошел путь от мастера до директора ларичихинского лесхоза, который возглавил в 1996 году.

Когда я его принимал, в нем работали 132 человека и было всего 7 единиц техники вместе с неисправным директорским УАЗом. Спустя несколько лет, оценив ситуацию, я решил создать предприятие нового типа.

Через 2,5 года у меня работали 530 человек и имелся серьезный парк современной техники. Это позволило повысить производительность труда, что сегодня является основой экономики любого предприятия. В 2003 году ларичихинский лесхоз признали лучшим лесхозом России.

С 18 июля 2005 года на его базе начало работать частное предприятие — лесхозов новый Лесной кодекс не предусматривал. Мы построили самое современное предприятие, которое позволяло весь добываемый на лесосеках ресурс направить в переработку. Для этого требовалось решать много финансовых вопросов. Остро стояла и проблема кадров. Также нужно было разобраться с технологическими процессами и понять, что именно будет востребовано на рынке. В течение трех лет мы решили все эти вопросы и построили завод древесно-стружечных плит (ДСП). Это наше основное производство. Остальные мы создавали уже вокруг него.

Гостем проекта «Школа успеха» стал гендиректор «Алтай-Фореста» Николай Бушков.
Олег Богданов

Переработка древесины происходит в несколько этапов. Круглое бревно идет на лесопиление. Из него получается несколько продуктов. Во-первых, это пиломатериалы. Из них порядка 45% мы дальше направляем в переработку. Во-вторых, это щепа — она идет в производство ДСП. В-третьих — опилки, их мы направляем на производство пеллет. Плюс наш энергокомплекс работает на неликвидной щепе и коре. Он полностью обеспечивает теплом все предприятие, в том числе цех сушки пиломатериалов. Высушенный пиломатериал мы направляем в более глубокую переработку — производим порядка 30 видов отделочных материалов, строганых погонажей и т. д. Такая конфигурация позволила значительно увеличить производительность труда.

У нас четыре арендованных участка — два в крае и еще по одному в Иркутской и Томской областях. Всю круглую древесину направляем в Ларичиху на переработку. На лесозаготовках мы применяем финские лесозаготовительные машины «Харвестер». Они выполняют несколько операций (валят дерево, обрубают сучья и разрезают ствол). Эти машины позволяют на лесосеке обеспечить условия труда почти как в кабинете. Другая технологичная машина — «Форвардер» — собирает и доставляет бревна к лесовозам.

Занимаясь деревообработкой, нельзя игнорировать развитие технологий лесопользования. Мы выполняем весь комплекс лесохозяйственных работ — лесовосстановление, охрану от нарушений и возгораний. У нас собственных пожарных машин 15 штук — больше, чем у некоторых крупных городов.

Чтобы решить кадровый вопрос, мы ежегодно сдаем 5−10 комфортабельных квартир. Берем на себя другие социальные вопросы. Например, ремонт детсада, школы. Бюджетных ресурсов на это, к сожалению, не хватает, но мы понимаем, что дети наших работников должны расти в достойных условиях.

Гостем проекта «Школа успеха» стал гендиректор «Алтай-Фореста» Николай Бушков.
Олег Богданов

Ответы на вопросы

— Как ваша компания переживает кризис?

— Особого влияния на экономику нашего предприятия он не оказал. Мы достигли высокого уровня переработки и производим товар с качественными потребительскими свойствами — то, что необходимо людям в любом случае, и потому спрос сохраняется. К тому же 64% в структуре нашей реализации занимает экспорт. Несмотря на то что на внешних рынках сегодня ситуация тоже непростая, особенно в Средней Азии, экспортный потенциал предприятия позволяет сохранять нормальные экономические показатели.

Мы экспортируем товар в Китай, Афганистан, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Киргизию и Азербайджан. Рынки Средней Азии не заполнены своей древесиной. А без нее строительный комплекс не может существовать.

— Какую роль в успехе вашего бизнеса сыграл финансово-экономический блок?

— Когда я начинал руководить, понял, что сталинский лозунг «Кадры решают все» не подлежит сомнению. Было время, когда я за счет предприятия обучал в высшей школе до 30 человек. В том числе и специалистов по этой части. На сегодня финансово-экономический блок у нас сформирован неплохой. Его возглавляет моя жена. У нас нет ни теневых зарплат, ни «серого» оборота. После крайней проверки мне начальник инспекции сказал: «По вашему предприятию нужно писать пособие по налоговому учету».

— Что вас не устраивает в лесном хозяйстве?

— Основные проблемы заключены в федеральном законодательстве. Лесной кодекс — достаточно свежий закон, он действует с 2007 года, но уже отстает от требований сегодняшнего дня. Он не целостный: его создавали из фрагментов законодательств разных стран, и поэтому на практике его применение оказывается проблематичным. Но главное — он не позволяет выстраивать серьезной перспективы для леса. Я считаю, он должен быть доработан.

— Чем отличается алтайский опыт лесного хозяйства от опыта других регионов?

— В конце 1990-х — начале нулевых мы имели одну из лучших систем лесного хозяйства среди субъектов России. Край накопил серьезный кадровый потенциал, было много молодых руководителей. Когда меня назначили директором, мне было всего 34 года. В рамках того законодательства нам дали некоторую свободу по развитию предприятий. К 2005 году мы подошли с очень сильными лесхозами. После реформы ситуация не была пущена на самотек, в системе остались преданные люди, и они продолжили свое дело. Плюс использовали новые возможности — например, брать кредит. В прежних условиях невозможно было вести бизнес.

— Каков оборотный капитал вашего предприятия?

— Секрета нет. Он составляет порядка миллиарда руб­лей.

— Влияют ли жуки-короеды на качество леса? Какой от них ущерб?

— Эти вредители представляют для леса очень серьезную угрозу. Массовые очаги могут привести к гибели больших лесных площадей. На данный момент в крае серьезно заражено более 400 тыс. га, особенно в ленточных борах. Сейчас прорабатывается комплекс мер по борьбе с вредителями — вплоть до авиационной обработки. Хотя ресурсов на это не хватает. Собственником леса является государство, и это должен обеспечивать федеральный бюджет. Но пока из необходимых 300 млн выделено лишь 100.

Ситуация по-разному может развиваться. Многое зависит от того, как перезимуют личинки. Возможно, они просто погибнут от каких-то внешних факторов. Хотя при нынешней зиме это маловероятно. Придется, видимо, применять методы химической обработки.

— Какие принципы управления у Бушкова?

— Главный принцип — единоначалия. И второй — я стараюсь доверять своим специалистам. Без этого невозможно управлять большим предприятием.

Гостем проекта «Школа успеха» стал гендиректор «Алтай-Фореста» Николай Бушков.
Олег Богданов

— Что вы мечтаете или планируете изменить в Ларичихе?

— Без планов жизнь неинтересная. За 20 лет наше село изменилось кардинально, но осталось несколько нерешенных вопросов. Например, нашему селу нужна новая школа. Численность населения растет: сейчас в деревне живут 3 тыс. человек, в школе — 270 учеников, а через 5 лет, по прогнозам, их будет 356.

Недавно я спросил молодых людей: «Что еще нужно построить в селе?» Мне сказали: «Ресторан». На ресурсы предприятия мы начали его возводить и планируем строить спортивный комплекс.

— Как вы отдыхаете?

— Рабочий режим у меня достаточно жесткий. Независимо от дня недели я встаю в 5.50. В 8.30 захожу в кабинет и до 19 часов работаю там. Потом еду ужинаю и до 22 часов снова нахожусь на работе. Позволяю себе отдохнуть только во вторую половину дня в воскресенье — обычно хожу в баню. До 2011 года я никогда не ходил в отпуск. Потом достиг определенного рубежа и понял: наверное, я его заработал, и теперь ежегодно езжу на море.

— Какие ошибки допустил Бушков?

— Разумеется, они были. Не ошибается тот, кто не работает. Но каких-то глобальных, стратегических просчетов в развитии бизнеса я не совершил. Мы дали работу людям из 15 поселков. Допустить какую-то ошибку означало бы сломать много судеб.

— Что вы хотите сделать, чтобы укрепить позиции компании?

— Желания хоть отбавляй. Я часто бываю в Европе и вижу, что Россия — молодая страна, рыночные отношения у нас только формируются. Учиться чему-то серьезному мы можем только у европейцев. Лично я учился у немцев и у финнов.

Бывая у них даже лишь время от времени, понимаешь, насколько мы отстаем. В нашей отрасли раз в два года в Ганновере проходит выставка «Лигна». Она очень хорошо показывает непрерывный прогресс технологий. К великому сожалению, находясь в рублевой зоне, покупать технологии за валюту очень сложно. Это не 1990 е, когда некоторые продукты позволяли 200−300% прибыли иметь. Сегодня мы работаем в рамках определенной рентабельности. По итогам 2015 года она у нас составила 23%.

— Что нам нужно взять у тех же финнов и немцев?

— В Финляндии порядка 80% лесов частные. В Германии таких около половины. Там ты имеешь право как собственник взять какую-то часть леса в зависимости от его возраста. Когда ему больше 60 лет, можешь вырубить 100%. Но в течение 5 лет ты обязан провести эффективное лесовосстановление. Неважно, как ты это сделаешь, главное — результат. А мы же связаны жесткими рамками: все регламентировано — и сроки, и даже шаг посадки определен. Получается глупо: важно, что ты посадил, а дальше хоть трава не расти. Результат никого не волнует.

— Какие у вашего предприятия перспективы?

— Мы постоянно модернизируем, расширяем производство, работаем над снижением себестоимости продукции. Также планируем совершенствовать технологический процесс по дальнейшей переработке плиты ДСП и выходить на более широкий потребительский рынок. В конце марта — начале апреля запустим новый цех — в нем будут изготавливать изделия для заборов, детских площадок и бань. Таким образом, номенклатура продукции компании «Алтай-Форест» будет увеличена.

— В чем же ваш личный секрет успеха?

— Никакого секрета нет, все очень просто. Есть пословица: «Без труда не вытянешь и рыбку из пруда». Надо работать. И важен, повторюсь, высокопрофессиональный коллектив, в первую очередь управленцев. Я серьезно подхожу к кадрам. Легко расстаюсь с бесперспективными сотрудниками, а тем, у кого есть потенциал, стараюсь помогать и обеспечивать профессиональный рост.

Цифра

200 тысяч гектаров — такова общая площадь арендованных компанией «Алтай-Форест» лесных участков.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость