Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Руководитель алтайского Сбербанка рассказал, что происходит на банковском рынке

Максим Волков официально возглавил Алтайское отделение Сбербанка относительно недавно — в мае 2015 года. Но фактически он руководит крупнейшим банком в крае ровно год — с того момента, как его предшественница Татьяна Черникова в сентябре прошлого года вернулась в Новосибирск. В интервью «Свободному курсу» Волков рассказал, как за год изменилась ситуация в сфере кредитования и почему он не возражает, если сотрудники будут спать на работе.

Максим Волков.
Максим Волков.
Олег Богданов

— Максим Анатольевич, что сегодня представляет собой Алтайское головное отделение Сбербанка и какие позиции оно занимает на местном рынке?

— Мы имеем больше 600 филиалов в двух субъектах Федерации (Республика Алтай и Алтайский край). По привлеченным средствам физлиц мы имеем долю на рынке Алтайского края в 68%, по средствам юрлиц — около 50%. По кредитованию физлиц — 42%, по кредитованию юрлиц — 28%. У нас работают 4200 человек, мы с удовольствием принимаем на работу молодых специалистов в обеспечивающие отделы.

— Как вы могли бы описать текущую ситуацию в сфере кредитования? Это кризис, восстановление или что-то еще?

— Острая фаза уже прошла. Но, с другой стороны, есть несколько линий графика выхода из кризиса. В 2008 году график был буквой V — упали и начали расти. Сейчас ситуация напоминает форму буквы L — кризис случился, а моментального восстановления не происходит.

Потому что в России есть два сильных фактора, которые тянут за собой все остальное. Первый — конфликт на Украине. Второй — цена на нефть. Все это напрямую влияет на курс руб­ля и доходы бюджета. Поэтому пока кризис в форме буквы L. Рост начнется в зависимости от движения двух названных факторов.

— Если рассматривать ситуацию конкретно в Алтайском крае — как она изменилась?

— Сейчас, конечно, больше сберегают, чем берут в долг. Это нормальное поведение в кризис.

Жилищное кредитование у нас коррелируется с первым-вторым кварталом прошлого года. Первый квартал получился достаточно неплохим, потому что было много заявок в конце года.

Постепенно возвращается спрос на потребительские кредиты: в первом квартале потребкредиты составляли 31% от общей выдачи, сейчас больше 61%.

— В декабре 2014 года был шоковый рост ставок — местами до 30%. Какова ситуация со стоимостью кредитов сейчас?

— Мы видим тренд по снижению ключевой ставки ЦБ. Однако причин для серьезного снижения нет. Если и будет движение, то незначительно. Сегодня по сегменту «крупный и средний бизнес» ставки составляют примерно 15%. Малый и микробизнес имеет в среднем 19%.

Максим Волков.
Олег Богданов

— В феврале шла речь о повышении ставок по уже выданным кредитам. Сейчас общий уровень ставок снижается. В связи с этим вы пересматриваете ставки в обратную сторону по тем кредитам, по которым в декабре было повышение?

— В апреле-мае пересматривали по нескольким клиентам уровень ставок в сторону понижения. Была продуктивная работа с ГУСХ, когда мы рассматривали денежные потоки ряда клиентов и немного снизили им ставки, не выходя за рамки рыночных условий. Сейчас это штатная работа, и по каждому клиенту мы работаем индивидуально.

— Что касается условий и требований банка. Они смягчаются по сравнению с зимой? Или уровень рисков не снизился?

— Ответ такой: риски, которые мы учитывали, когда проводили переоценку требований к клиентам, сохраняются. Но банк индивидуально работает с каждым клиентом.

— Зимой препятствием для кредитования были не только ставки, но и высокий уровень неопределенности. Вы чувствуете, что бизнес стал смелее и снова приходит за деньгами?

— Я бы хотел надеяться, что бизнес будет активнее кредитоваться. Мы прогнозируем рост по итогам третьего квартала. Но при этом мы не надеемся на серьезный рост портфеля. Сейчас предприятия достаточно осторожно подходят к кредитованию.

— Первые лица Сбербанка заявляли о старте программы по льготному кредитованию малого и среднего бизнеса. Когда она начнется?

— Уже действует льготная ставка для сельхозтоваропроизводителей — она на один процентный пункт ниже, чем для других категорий клиентов.

— Понимает ли Сбербанк, сколько розничных клиентов потеряли платежеспособность и как снизились их доходы?

— Показателем служит уровень просроченной задолженности по потребительским кредитам. В Сбербанке эти показатели традиционно ниже, чем в среднем по рынку. Например, в сегменте жилищных кредитов просроченная задолженность около 0,7%, в потребкредитовании этот показатель традиционно выше — около 5%. Но банк обладает достаточным набором инструментов, чтобы разрешить проблемы клиентов, если возникает риск снижения платежеспособности. Единственное, что для этого надо, — обратиться в Сбербанк и честно обсудить ситуацию. Долги можно и нужно предупреждать.

— Что с просрочкой по корпоративным клиентам?

— Просрочка по юридическим лицам под контролем и соответствует нашим ожиданиям.

— В целом как вы оцениваете доверие населения к банковским услугам — оно изменилось?

— Вопрос в том, как измерить доверие. Для меня измеритель — это доля рынка. С этих позиций, безусловно, можно говорить о высоком уровне доверия к Сбербанку.

— Прошлой зимой резко увеличился объем покупки валюты. Сейчас люди успокоились или по-прежнему бегают из валюты в рубль?

— Однозначно успокоились. Мы это видим по объему валютных операций. Хотя курсы доллара и евро меняются, но паники уже точно нет.

Мое мнение всегда было таким — не надо спекулировать на валютах. Это очень сложная тема. Когда можно было заработать на валютах? Насколько я помню, ровно три раза. В 1998 году, в 2008 и 2014-м. Угадать эту волну роста достаточно трудно.

— Когда ваша предшественница Татьяна Черникова приехала в Барнаул, она сразу сказала, что ее роль — антикризисный менеджер. Какое амплуа сейчас у вас?

— Если формулировать цель, то мне важна эффективность Алтайского головного отделения в целом. По всем параметрам. Для меня главное мерило — операционный доход на одного сотрудника. То есть сколько мы зарабатываем в расчете на одного сотрудника. Мы сейчас анализируем все виды наших расходов: ремонт, командировки, любые затраты. Везде ищем, как повысить эффективность.

Максим Волков, управляющий алтайским отделением Сбербанка.
Анна Зайкова

Специальный вопрос

— Как повлияет на работу банков вступление в силу Закона «О личном банкротстве»?

— Закон усилит индивидуальный подход к каждому клиенту. Пока сложно прогнозировать, сколько потребуется дополнительных ресурсов для такой работы.

О чем еще рассказал собеседник

О реорганизации

— С 1 октября мы проводим реорганизацию отделений. Городские отделения сохранятся в Бийске и Горно-Алтайске. Славгородское, Павловское, Рубцовское и Алейское отделения переходят под управление Барнаула. При этом число офисов, обслуживающих клиентов, не меняется. Наша главная задача — сократить издержки на содержание управленческого аппарата, повысить скорость принимаемых решений и качество услуг для клиентов.

О стрессе

— В банке нервная и стрессовая работа. Поэтому мы должны думать об отдыхе сотрудников. Обязательно предоставлять возможность посещать спортзал. А еще я считаю, что в Сбербанке должно все быть позволено. Если сотрудник захочет поспать 20 минут после обеда, то я только за. Если он хочет в течение дня сходить в спортзал и потягать штангу, я тоже это приветствую. Главное, чтобы давал результат и выполнял объем работы. Поэтому мы за демократию. В конечном счете все это повышает эффективность работы.

Раз в неделю мы с сотрудниками, которые увлекаются бегом, встречаемся в 7.35 перед работой. В 7.40 старт. Каждый бежит столько, сколько считает нужным.

Справка

Максим Волков, заместитель управляющего алтайским отделением Сбербанка.
Максим Волков, заместитель управляющего алтайским отделением Сбербанка.
Анна Зайкова
Максим Анатольевич Волков родился в Ташкенте в 1974 году. «Родители окончили Алтайский политех, их направили работать в Ташкент на тракторный завод. Они там проработали 18 лет, а перед распадом СССР, в 1989 году, вернулись в Алтайский край. Я большую часть своей сознательной жизни здесь», — говорит Волков. Он окончил АлтГТУ по специальности «Экономика и управление в машиностроении». В Сбербанке работает с 1998 года. «Пришел за два дня до кризиса и сразу погрузился в работу. В августе исполнилось 17 лет, как тружусь в Сбербанке, и, кстати, вся моя карьера прошла в одном и том же здании на Комсомольском, 106-а», — говорит Максим Волков.

Женат, трое детей.

Что Максим Волков рассказал молодым предпринимателям

Максим Волков стал спикером «Школы успеха».
Олег Богданов

30 сентября Максим Волков стал очередным гостем «Школы успеха» в ИД «Алтапресс», где встретился с молодыми алтайскими предпринимателями. Приводим наиболее интересные выдержки из рассказа руководителя алтайского Сбербанка.

Об оценках

— В моей биографии только один экзамен сдан на четверку. Это литература в последнем классе школы. Все остальные экзамены сдавал только на пять. Я считаю, если человек готовится к какому-то мероприятию, то обязательно должен показать результат на 100%. Сейчас я живу в той же парадигме. Если идешь на экзамен, то не важно — учишь ли ты или делаешь креативные шпаргалки. Но ты должен сдать на пять. Соответственно в школе получил серебряную медаль, в университете красный диплом со всеми оценками «отлично».

О должностях

— Я сразу начал работать на неплохой должности в головном здании Сбербанка в Барнауле. Моя должность называлась «главный дилер управления ресурсами». В моем удостоверении должность была записана с ошибкой — «диллер».

После этого сменил много должностей в банке. Последние четыре года проработал заместителем управляющего. Но я не отношусь этой должности как заместительской. В Сбербанке это полноценные руководители направлений.

О назначении

— История о том, как становятся управляющим головным отделением, довольно долгая и сложная. Уже больше года в алтайском Сбербанке я являюсь первым лицом. Потому что я исполнял обязанности с сентября прошлого года. И потребовалось целых восемь месяцев для того, чтобы меня назначили без приставки и. о.

Что происходило за эти восемь месяцев? Мою жизнь в ранге и. о. можно разделить на два периода. Сначала была ситуация, когда я обладал правом подписи, но за весь бизнес реально не отвечал. А после 25 февраля все принципиально поменялось. То есть 26 февраля я прилетел в Барнаул и понял, что теперь я первое лицо.

На самом деле я не ждал такого решения. Я был абсолютно уверен, что не стану руководителем алтайского головного отделения. Весь этот период я получал предложения из других регионов — по всей широте России. Я понимал, что стану управляющим головным отделением, но не понимал где. Я жил практически на чемоданах, и семья была морально готова к тому, что мы переезжаем. Поэтому итоговое решение меня удивило. Герман Оскарович Греф тоже удивился: «Что это за новости?» Ведь у нас принято, что специалисты переезжают из одного региона в другой. Но первый зампред Сбербанка Максим Полетаев ответил: «Вы хотели местного — вот вам местный».

Максим Волков стал спикером «Школы успеха».
Олег Богданов

О мотивации

— Мне всегда было очень интересно работать в Сбербанке. Я очень часто менял направления и узнавал много нового. Все время менялся фронт работы. А еще руководство раз в год повышало мой оклад, и для меня это было стимулирующим фактором. В период до 30 лет у меня бывали мысли сорваться и уехать куда-то. Но каждый раз меня что-то мотивировало остаться. Но по большому счету по-настоящему я ни разу не хотел сменить Сбербанк. Потому что всегда видел возможность для роста. Как только занимал одну должность, видел, куда расти дальше.

Когда 25 февраля этого года Греф согласовал мою кандидатуру на должность управляющего ГОСБ, я ждал, что у меня будет эйфория. А случилось обратное — у меня как будто кончился бензин, я подумал: а что дальше? Ведь вроде в Алтайском крае карьерные ступеньки кончились.

О конкурентах

— Сбербанк своими реальными конкурентами считает в первую очередь не коммерческие банки, а IT-компании — вот с кем потенциально мы боремся. ЖКХ, мобильную связь в настоящее время с легкостью можно оплатить с телефона, компьютера, не заходя в здание банка. Более того, уже некоммерческие организации начинают выдавать кредиты. Поэтому отвечу так: выживет тот, кто с этим трендом справится, а это в первую очередь необходимость больших инвестиций в инфраструктуру, IT и прочее. Трудно представить, что небольшие коммерческие региональные банки все это потянут. Выживет только тот, кто будет в тренде.

О мобильных офисах

— Кто в последнее время видел передвижные пункты полиции? Ведь гаишников на дороге стало значительно меньше. Зато появилось больше видеокамер, фиксаторов скорости, а людей почти нет. Я уже и не помню, когда последний раз беседовал с человеком в форме на дороге по поводу штрафа. Сейчас людям просто приходит квитанция о штрафе за превышение скорости — когда на 500 рублей, когда на 1000.

Это ведь тоже новый тренд — операции у нас выходят в интернет. Как вы думаете, потребность в филиальной сети будет расти или падать при таком раскладе? Вроде бы клиентопоток очевидно должен снижаться, но, как ни странно, он пока растет, как и количество операций, проводимых удаленно.

12 передвижных пунктов у Сбербанка существует в Алтайском крае. В этом году добавили к существовавшим довольно давно четырем еще восемь штук. Замечу, что кассовые операции в данном случае ничем не отличаются от стандартного офиса, кроме того, что мобильный офис приезжает в оговоренное время в оговоренное место. Качество сервиса при этом у таких пунктов, на мой взгляд, выше. Там сидит сотрудник, который имеет определенный опыт работы, так как по сути он не оторван от подразделений банка.

О «почтовом» банке

— Я нормально отношусь к идее «почтового» банка. Но когда он появится, то он будет развиваться в мелких селах или крупных населенных пунктах? Ведь так или иначе он должен будет зарабатывать деньги. Но доход выше в городах. А в них и так банков достаточно.

По поводу сотрудничества с почтой. Есть такие проекты на территории Поволжского банка Сбербанка, когда тестируется технология выдачи наличных со счетов Сбербанка в почтовом отделении. Но пока этот опыт не тиражируется.

О рабочем дне

— Сколько длится мой средний рабочий день? Минимум 12, но обычно около 13 часов. Иногда чуть больше, иногда чуть меньше. На самом деле на работе проводишь еще больше времени. Потому что онлайновые продукты найдут тебя и в дороге, и дома. Даже если я поехал домой, то могу отвечать на них, в электронном виде получать документы на подпись.

Какие вопросы задавали участники встречи

Чем нынешний кризис отличается от предыдущих?
Вы занимали одну должность семь лет. Как сохранили мотивацию?
Было ли желание сменить банк?
Что вы думаете о судьбе региональных банков?
Как Сбербанк будет себя позиционировать в области микро­финансирования?

Мнение участника встречи

Оксана Гинатулина,
менеджер по продажам крупным корпоративным клиентам «Билайн»:

Оксана Гинатулина.
Оксана Гинатулина.
Олег Богданов
Тему этой «Школы успеха» я бы назвала «Личностный успех». Тема важная и актуальная во все времена, ведь именно от сотрудников зависит успех компании. Максим Волков рассказывал о том, как важно саморазвитие вне зависимости от занимаемой должности. Стать частью этого мероприятия было не только полезно, но и приятно. Сбербанк — корпоративный клиент нашей компании. Мы рады этому сотрудничеству и тому, что с помощью наших услуг клиент обеспечивает связью офисы, банкоматы и терминалы оплаты по всему Алтайскому краю.

Цифра

68% рынка вкладов физлиц в Алтайском крае занимает Сбербанк.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость