Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

Одни платят, а другие — нет: министр финансов Алтая о проблемах местных бюджетов и логике оптимизации

Алтайский край уже второй год показывает впечатляющую динамику по налоговым поступлениям и платежам во внебюджетные фонды. Первый квартал 2017 года не стал исключением — только налоговые платежи «прибавили» более 15%, а платежи в бюджетные и внебюджетные фонды возросли на 70%. Доходная база поступательно расширяется. Прибыль региональных компаний увеличивается. Однако на этом фоне регулярно поступает информация об оптимизации соцучреждений, экономии бюджетных средств. О том, почему эти тренды кажутся разнонаправленными, действительно ли тяжело приходится местным бюджетам, altapress.ru поговорил с вице-премьером алтайского правительства, министром финансов Владимиром Притуповым.

Владимир Притупов.
Владимир Притупов.
Олег Богданов

Оптимизация не значит сокращение

— Долгое время под словом «оптимизация» мы понимали сокращение. Но в последнее время речь идет о создании новой, более современной структуры — и самих учреждений, и их расходов.

В подавляющем числе случаев напряжение исходит от сотрудников учреждений, а не от других жителей. Для нас главный ориентир — гражданин. Его интересы — в основе. Мы подошли к оптимизации сети социальных учреждений, опираясь именно на этот приоритет.

Оптимизация не значит, что человек не будет получать какой-то услуги — образовательной, медицинской или какой-либо другой. Но у нас заметно изменились экономическая ситуация, структура населения и населенных пунктов, требования к качеству услуг. И мы сегодня должны приводить систему в соответствие современным форматам.

Мы проводили сравнительный анализ с другими субъектами, где затраты на одного ученика примерно сопоставимы с нашими. В основном это либо сибирские регионы, либо не сибирские, но имеющие схожие с нами условия — большое число муниципальных образований и значительную долю сельского населения. Так вот, у них средняя зарплата в образовании примерно в полтора раза выше, чем у нас.

— Почему?

— Приведу пример. У нас есть район, где проживает менее 10 тыс. человек, в райцентре — около половины из них. То есть район небольшой. Так вот, в райцентре работают три школы. В соседних с ним селах тоже есть школы по 100 человек, и все они — юридические лица. В каждой есть директор, завуч, бухгалтер. После реорганизации здесь может остаться один руководитель, один завуч, меньше бухгалтеров, но их заработная плата станет выше.

Александр Карлин посетил школу № 1 в Залесово
Александр Соколов

При этом мы не отбираем у человека право учиться там, где он проживает. Никто не говорит, что дети не будут здесь учиться. Будут.

Сегодня нагрузка школьных бухгалтеров в этом районе ниже средней нормативной, ниже, чем у их коллег в городах или в крупных селах. Скажем, в райцентрах Тальменского или Первомайского районов бухгалтер за ту же зарплату делает в три раза больше работы. Даже если все три школы райцентра, о котором я говорил, объединятся в одно юрлицо, ни руководитель, ни бухгалтер даже не приблизятся к нормативной нагрузке.

Или берем два района — Шипуновский и Поспелихинский. Расположены в 30 км друг от друга, сопоставимы по численности, величине райцентров. Число бухгалтеров в детских садах отличается в два раза! И к тем, которых меньше, нет никаких нареканий по качеству работы.

То есть мы говорим не о сокращении возможностей для жителей, а об оптимизации управленческого и административного персонала. Поэтому и основное сопротивление идет со стороны коллективов. Да, есть обращения и от жителей сел. Но зачастую они инициированы также коллективами: учителя попросили — жители подписали.

Деньги те же

— При оптимизации сократятся и расходы на содержание учреждений?

— Ни в коем случае. Речи об этом не идет. Как был предусмотрен условно 1 млн рублей на три школы, так он и останется. Но средства будут уже перераспределяться — на заработную плату внутри нового юрлица, на учебные расходы: на учебники, интернет, мел, тряпки. Объем денег не уменьшился. Мы только меняем структуру расходов.

— Даже если не затрагивать тему того, насколько по-разному подошли к этому процессу в районах и какие перекосы возникли в ряде территорий, все равно в школах-филиалах остаются опасения, что их будут финансировать по остаточному принципу, что к ним больше не поступит новое оборудование по госпрограммам. Как будет контролироваться распределение средств?

— Филиалы и раньше никогда не были исключены из системы, но, возможно, прежде это было недостаточно четко отражено в документах. Теперь во все документы, в том числе конкурсные, включен пункт, что филиалы имеют право участвовать в государственных программах.

Деньги. Рубли.
Moscow-Live.ru/Flickr, CC BY-NC-SA

Но и здесь также важно оценивать целесообразность развития того или иного подразделения. Приведу пример. В сельской школе учатся 60 человек. Она даже не основная, средняя, то есть там предусмотрено обучение с 1-го по 11-й класс. Фактически работает семь классов. То есть по восемь-девять человек в классе.

— Не самая маленькая школа для села. Если ее закрыть, встанут вопросы доставки учеников, содержания школьного автобуса, дорог.

— Начальная школа должна быть, безусловно, на месте. Но если мы говорим о качестве образования, то как его обеспечить в такой школе? Это сложно. Ученики 10−11-х классов должны учиться в полноценных крупных школах, если затем они намерены поступить в вуз или среднее специальное учебное заведение.

Другой пример — сегодня в крае порядка 60% ЦРБ, в которых хирург делает операции менее одного раза в неделю. А есть 12 больниц, где не было сделано ни одной операции за год. Хотя в них работают хирурги, анестезиолог, и они получают зарплату. Есть роддома, где роды принимают два раза в месяц. Ведь это тоже неправильно: какова квалификация этих врачей в отсутствие регулярной практики? Но мы ставим вопрос об оптимизации — и в больнице возникает недовольство. При этом сами-то жители говорят, что ездят в другую, более крупную больницу.

— Но есть и те, кто говорит иначе: «Случись у меня экстренный случай — куда я поеду? Пока доедешь до крупной больницы, и умереть можно».

— Во-первых, специалисты на экстренные случаи остаются, но подразделения, где они работали раньше, становятся не основными. Кроме того, для экстренных ситуаций предусмотрена другая служба. Если мы сравним время довоза пациента на скорой помощи от окраины Барнаула до больницы и от села до села, то это будут примерно сопоставимые периоды.

В больнице. В операционной.
Сергей Башлычев

Экономия в миллионы

— Глава администрации одного из районов рассказала, что хотела бы все школы района объединить в одно юрлицо. Школьные бухгалтерии там уже централизованы. Насколько, на ваш взгляд, это конструктивная идея?

— А у нас уже есть районы, где так поступили. Ведь что такое отдельное юрлицо? Это необходимость ежегодно обновлять программное обеспечение для обмена данными с налоговой, с министерством образования, это содержание сайта, то есть как минимум плата за домен, это обновление антивирусных баз, плата за правовые системы, за бухгалтерские программы. В среднем поддержание статуса юрлица только в рамках этих задач обходится примерно в 250−300 тыс. рублей в год. То есть если мы централизуем даже три-четыре юрлица, мы сэкономим 1 млн только на этих издержках.

Кроме того, каждая школа, имеющая статус юрлица, должна выполнять ряд других требований — оформлять комплекты лицензионных документов, составлять учебные планы, программы. Они должны вести электронный документооборот, закупочную деятельность. У них очень небольшой объем закупочных процедур, но каждый это делает сам — с большими затратами, часто с ошибками, поскольку навыка нет.

Мы предлагаем создавать единые, более крупные юрлица, которые бы отвечали за все эти процессы.

— Стоит ли сейчас задача сэкономить средства?

— Первоочередная задача — сделать процесс предоставления социальных услуг современным. Конечно, задачу рационального использования средств тоже никто не отменяет. Но она не является самоцелью.

— Если вернуться к началу нашего разговора — почему при заметном увеличении налоговых поступлений нет ощущения, что и расходы в крае идут по нарастающей?

— Расходы на самом деле возросли. За первый квартал заработные платы в тех же школах увеличились на 9% по сравнению с этим же периодом прошлого года. Просто подросли и цены, и тарифы. Возможно, на этом фоне динамика не так заметна.

За счет изменения структуры расходов мы позволяем себе покупать дополнительное оборудование, программы. То есть ни в объеме предоставления услуг населению, ни во взаимоотношениях с муниципалитетами мы ничего не сократили.

Деньги. Недвижимость.
Moscow-Live.ru/Flickr, CC BY-NC-SA

Районы снижают долги

— Насколько разнится бюджетная политика муниципалитетов? От чего это зависит: от квалификации руководителей, территориальных особенностей?

— По итогам 2016 года кредиторская задолженность снизилась в 31 сельском районе. Они и исполняют свои текущие обязательства, и возвращают долги прошлых лет. Общий объем задолженности местных бюджетов сократился примерно на 40%. При этом разница в доходах на одного жителя у нас между районами очень небольшая. В одних муниципалитетах проблем с бюджетным процессом не возникает — нет долгов по зарплатам, налогам, коммунальным услугам. А другие не справляются.

Если сравнить удельный вес местных бюджетов в структуре консолидированного бюджета края в середине 2000-х годов и сейчас, то он примерно одинаковый — колебание менее 1%. Но при этом полностью на краевой уровень «ушли» здравоохранение, социальная защита, среднее и — частично — дошкольное образование. На муниципальном остались культура, дополнительное образование, вопросы благоустройства, ЖКХ. То есть при заметном снижении полномочий удельный вес муниципальных бюджетов сохранился прежним.

— По каким критериям вы оцениваете качество работы муниципальных властей?

— Их несколько. Это работа по обеспечению доходной части бюджета, полнота нормативной базы, способ сдачи земли в аренду, свое­временное принятие решений, наличие кредиторской задолженности, исполнение бюджетных обязательств.

Специальный вопрос

— 21 марта в крае утвердили программу увеличения доходов и оптимизации расходов консолидированного бюджета на 2017−2019 годы. В связи с чем ее приняли? Много ли внимания в ней уделено увеличению доходной базы?

— Любые бюджетные процессы, мероприятия начинаются с определения доходов. Это основа. Главный принцип работы в этом направлении сейчас — не увеличение нагрузки, а обеспечение добросовестной уплаты всех налогов. Это касается и предпринимателей. То есть ставка делается на усиление администрирования, платежной дисциплины.

Мы, например, в течение многих лет не повышаем транспортный налог, добиваясь уплаты с имеющейся базы. Ведь налог не платят многие владельцы и легковых автомобилей, и катеров, и снегоходов. Сегодня много объектов недвижимости, которые не вовлечены в налоговый оборот: не поставленные на кадастровый учет земельные участки, незарегистрированное жилье и т. д. Так не должно быть, что одни платят, а другие нет.

Сельское хозяйство.

Много недооформленных земель в сельском хозяйстве. В некоторых муниципалитетах их объем достигает половины от общей площади пашни. При этом цена реализации продукции известна, затраты известны. Участники рынка оказываются в неравных условиях. И рождаются вопросы, которые иногда переходят в плоскость интересов правоохранительных органов или в споры между хозяйствующими субъектами.

Кроме того, значительно различаются ставки арендной платы в разных муниципальных образованиях — иногда в разы в соседних районах. Эти вещи тоже нужно выравнивать. Земля в аренду должна предоставляться через конкурсные процедуры. Все положительные примеры лежат именно в этой плоскости. А у нас до сих пор иногда идут путем продления ранее заключенных договоров.

Факт

Задолженность по страховым взносам в Алтайском крае составляет порядка 7,1 млрд рублей. Из этой суммы 80% приходится на платежи в Пенсионный фонд. Более 400 плательщиков в регионе имеют задолженность по взносам более 1 млн рублей.

В этом году, сообщил Владимир Притупов, в крае не планируется повышать ставки налога для предпринимателей. Патентная система, льготные ставки, налоговые каникулы для отдельных видов деятельности сохранятся

Справка

За первый квартал в бюджетную систему и государственные внебюджетные фонды из Алтайского края поступило 26,4 млрд рублей, из них в фонды — почти 8 млрд. Это на 67,1% больше, чем за январь — март 2016 года.

Основной рост поступлений обеспечили налог на прибыль организаций (+1 млрд рублей, или 34,4%), НДС (+494,6 млн рублей, или 12,5%), НДС на товары, ввозимые на территорию РФ (+380,5 млн рублей, или в 2,4 раза), акцизы (+ 331,4 млн, или на 22,3%) и другие.

В федеральный бюджет из Алтайского края за январь — март 2017 года поступило 5,9 млрд рублей (+20%), в консолидированный краевой — 12,6 млрд (+ 16%), в муниципальные — 2,6 млрд (+ 5,5%).

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость