Экономика

Цены на алтайское зерно, скорее всего, не возрастут

На этой неделе в Алтайском крае начинается очередная уборочная кампания. Специалисты предполагают, что урожай зерновых 2002 года будет не меньше предыдущего. Год назад сельхозпредприятия собрали 5,2 млн. тонн и столкнулись с очень сложной проблемой, которая на экономическом языке называется «кризисом перепроизводства».

Пример из учебника

Что ждет селян в этом году? Очевидно, повторение «пройденного материала». В классическом учебнике по экономике нобелевского лауреата Самуэльсона есть хороший пример необычных законов рынка. Звучит он так: «Если все фермеры упорно трудятся, а природа помогает им вырастить небывалый урожай, то общая сумма доходов фермеров может упасть и, вероятно, упадет».

Алтайские сельхозпроизводители трудились в прошлом году очень хорошо и собрали рекордный за последнее время урожай. Однако аналогичные достижения на полях были зарегистрированы и на других сельхозтерриториях страны — на Кубани, в Ростовской области, Ставропольском крае и т.д. В общей сложности российские крестьяне произвели 82 млн. тонн зерновых, но распределить их на рынке оказалось делом гораздо более сложным. Ведь если в каждом магазине вам будут предлагать пакет молока за пять рублей, вряд ли вы его купите на базаре за шесть.

Кризис перепроизводства обернулся медленным, но стабильным снижением цен на зерновую продукцию. В среднем снижение рыночной стоимости зерна составило около 20%. Это подтвердили и наши эксперты. «К сожалению, когда мы говорим о ценах, то затрагиваем самый больной вопрос для сельского хозяйства, — говорит Владимир Казанин, заместитель начальника Главного сельхозуправления администрации края. — Не случайно в Барнауле совсем недавно проводилось выездное заседание коллегии Министерства сельского хозяйства РФ, в котором принимали участие все самые заинтересованные лица».

Такое заседание действительно проходило 25 июня, и в нем участвовали министр сельского хозяйства Алексей Гордеев со своими подчиненными, губернаторы сибирских регионов, сельхозмашиностроители, производители и переработчики зерна. Проблема обсуждалась одна — затоваренность внутреннего рынка. Осенью прошлого года на каждого россиянина в среднем приходилось свыше 500 кг зерна, в то время как он потребляет в год примерно 120 кг хлеба. Цифры явно несопоставимые. И сельхозпредприятия, отбросив мысль о получении сверхприбылей от продажи урожая, начали снижать цены — в среднем с 2600 до 1700 рублей за тонну продукции. Получилось, как в том примере из учебника — «доходы упали».

Вот кампания какая!

По всем прогнозам (кстати, специалисты в области сельского хозяйства называют их неутешительными), в России в этом году вновь соберут хороший урожай, где-то в пределах 75−80 млн. тонн зерна. В Алтайском крае «валовка» составит около 5 млн. И это несмотря на то, что погодные условия были текущим летом не самые лучшие, что напрямую отразится на качестве урожая. Учитывая тот факт, что прошлогодний урожай оказался до конца невостребованным на рынке (только алтайские сельхозпредприятия хранят на складах порядка 700 тысяч тонн хорошего зерна), можно предположить усиление кризиса перепроизводства. Дальнейшее снижение цен тоже легко прогнозируемо.

«Мы следим за всеми изменениями на зерновом рынке, — продолжает Владимир Казанин. — Анализируем сводки о ходе уборочных кампаний в других регионах страны. Например, Краснодарский край уже намолотил 7 млн. тонн продовольственного зерна, цена которого в среднем составляет 2 тысячи рублей за тонну. Можно предположить, что ожидаемый рост цен не состоится». Александр Бедарев, генеральный директор рубцовской компании «Мельник», который специализируется на зернопереработке подтверждает: «В этом году у нас не было никаких проблем с закупкой качественного зерна. Хотя нам нужен достаточно солидный объем — 300 тысяч тонн в год. Не думаю, что у нас будут какие-то сложности и в дальнейшем, никаких предпосылок для этого нет». К слову, крупные перерабатывающие компании предпочитают покупать зерно с уровнем содержания клейковины 25% и выше, а цены на него особо не снижались. Поэтому было бы несправедливо говорить, что крупные переработчики (компании «Алейскзернопродукт», «Мельник», «Грана», «Хлеб Алтая» и другие) рады проблемам производителей. Наоборот, они обеспокоены постепнным снижением качества алтайской зерновой продукции, что заставляет их увеличивать объем закупок в других регионых.

Рост рыночных цен на зерно возможен только в том случае, если правительство на своем уровне решит проблему создания благоприятных условий для экспорта продукции, а местная власть найдет возможность для регулирования регионального рынка и снизит производственные затраты сельхозпредприятий.

Стратегия экспортирования урожая тщательно обсуждалась все на том же заседании коллегии Министерства сельского хозяйства в Барнауле. Алексей Гордеев подчеркнул, что надеется нужно на открытие внешнего рынка. Пока доля отгружаемого за рубеж зерна составляет мизер — 5% от общего объема, а для реализации излишков внутреннего рынка ее надо увеличить до 15−20%. Но для надо, во-первых, создать экономические выгодные условия для транспортировки продукции до портовых терминалов, когда бы высокие железнодородные тарифы не «съедали» предполагаемую прибыль. А во-вторых, необходимо, чтобы наше зерно на Западе было кому-то нужно.

Игра на бирже

Решить главную сельскохозяйственную проблему на местном уровне гораздо сложнее. Часто в качестве возможного средства называется необходимость создания Сибирской зерновой биржи. Эту идею поддерживает и губернатор Алтайского края Александр Суриков. Сибирские регионы вместе производят примерно 25% от общего объема российского зерна. Объединившись, они смогут влиять на изменение рыночной цены.

Механизм действия зерновой биржи нам в упрощенном виде пояснил один из собеседников. Предположим, что сегодня коммерсант приезжает в село закупать пшеницу. В одном хозяйстве ему говорят: «Меньше чем по цене 2400 рублей за тонну продавать не будем». Но коммерсанта эта цена не устраивает, и он едет в соседнее село. Там можно найти хозяйство, которое испытывает финансовые трудности, и тогда директор с радостью продаст пшеницу точно такого же качества по 2 тысячи рублей за тонну. «А это уже сознательный демпинг, который больно ударит по карману многих хозяйств," - пояснил наш собеседник.

Однако есть сомнения, что зерновая биржа поможет крестьянам «разгрести» все проблемы. Ведь любая биржа действует на основе рыночных механизмов, когда цену продукции определяет соотношение спроса и предложения. С другой стороны, эта экономическая формация чутко реагирует на любое публичное выступление власти. А власть, в свою очередь, может прямо или опосредованно (через подконтрольные фирмы) принимать участие в торгах, что тоже является элементом государственного регулирования. Так что вопрос создания Сибирской торговой биржи пока остается открытым.

Максим УГЛОВОЙ

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость