Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Кнут без пряника. Глава алтайского союза предпринимателей рассказал, что власть лоббирует крупный капитал

Никакой прорыв в экономике невозможен, если не ограничить интересы крупного капитала и бюрократии, считают в «Алтайском союзе предпринимателей» (АСП). О том, что нужно изменить и почему, нам рассказал председатель правления АСП Юрий Фриц.

Юрий Фриц.
Юрий Фриц.
Анна Зайкова, altapress.ru

«Общения не хватает»

— Как после смены власти в регионе выстраиваются отношения «Алтайского союза предпринимателей» с управлением по поддержке предпринимательства и в целом с новым правительством?

— Взаимодействие с управлением достаточно плотное. Например, вместе с ним мы активное участие принимали в формировании повестки и резолюции конгресса предпринимательских объединений, который проводится ежегодно. Сейчас ситуация с конгрессом не определена, но мы надеемся, что в обозримом будущем он все-таки состоится.

Но в целом общения, на наш взгляд, пока недостаточно. Давно не собирался Общественный совет по предпринимательству. По последней информации, представителя бизнеса в его руководстве не будет, предприниматели просто войдут в правление.

В этом я вижу определенное неудобство. Общественный совет — это одна из дорог на самый высокий уровень исполнительной власти. Если такое решение примут, взаимоотношения с властью могут оказаться неполноценными.

— Когда последний раз собиралась межведомственная комиссия (МВК) по преодолению административных барьеров?

— Последнее заседание было без малого год назад — в 2018-м. На нем, в частности, по предложению АСП принято решение создавать такие же комиссии и в городах, и в районах. И мы очень надеемся, что это решение будет реализовано, а заседания краевой МВК возобновятся. МВК — это действенный инструмент, с ее помощью решено много проблемных вопросов.

Бизнес. Сотрудничество. Контракт.
СС0

Реформа и ее бенефициары

— Я хорошо помню, как АСП бился за создание МВК и буквально вынудил власти это сделать. Но нужна ли она сейчас, когда государство объявило о реформе контрольно-надзорной деятельности и эта реформа вроде бы идет?

— Реформа идет или «вроде бы идет»? Пока у меня создается впечатление, что главным бенефициаром этой реформы будут сами контрольно-надзорные органы. Я до сих пор не слышал, чтобы при соответствующих ведомствах создали комиссии с участием предпринимателей и их объединений, на которых было бы предложено изучить, что мешает реформе.

Это значит, что ведомства будут реформировать сами себя. С опасением представляю, что из этого выйдет.

— Каков подход к этой реформе вашего союза?

— Предпринимателей в свое время очень поддержало решение о надзорных каникулах. И совершенно правильно, что их продлили до 31 декабря 2020 года. Член правления АСП Людмила Ивановна Замышляева говорит по этому поводу: надзорные каникулы продолжались три года, и ничего катастрофичного в среде малого бизнеса за это время не случилось.

Бизнес сегодня вынужден заниматься самоконтролем: если не будешь соответствовать определенным стандартам, потеряешь рынок. Лучший контролер — это покупатель, который голосует рублем. Да, там, где есть прямая угроза жизни и здоровью граждан, надзор должен быть. В остальных сферах он не нужен.

Юрий Фриц.
Анна Зайкова.

Банки и прокуратура

— В 57 регионах России зафиксировано падение численности небольших компаний. И это парадоксальный результат с учетом того, как много говорится о развитии малого и среднего бизнеса.

— В России доля малого и среднего бизнеса в ВВП — на уровне 20−21%. Статистические данные говорят о небольшом приросте, но в рамках погрешности. А в развитых странах этот показатель достигает 60%, и нам до этого еще очень далеко.

Президент на всех уровнях и на всех площадках говорит о необходимости поддержки и развития малого и среднего предпринимательства, о регуляторных гильотинах, улучшении делового климата и так далее. А потом оказывается, что многие решения, которые принимаются, откровенно пролоббированы крупным капиталом.

— Говоря о лоббистах, вы имеете в виду тот бизнес, который зарабатывает на вывозе природных ресурсов?

— Не только. Например, крупные игроки гостиничного бизнеса попытались устроить передел, пролоббировав запрет хостелов в многоквартирных домах. Банки используют доминирующее положение, извлекая доходы всеми доступными способами — это и стоимость и эквайринга, и расчетно-кассового обслуживания, которая растет, и т. д.

Офис.

И самое главное — банки взяли на себя полномочия финансового мониторинга. Они могут закрыть расчетный счет, заморозить средства, подозревая клиента в финансовой неблагонадежности. Это нонсенс.

На Общественном совете при прокуратуре я задал вопрос. Гражданин может ей пожаловаться на предпринимателя за некачественное обслуживание. А может ли предприниматель пожаловаться в прокуратуру на банк, который воспользовался своим доминирующим положением и заморозил деньги на счете? Ответ пока мы не получили.

— На недавней конференции мукомолы говорили о чрезмерных затратах на железнодорожные перевозки. Это тоже общая проблема бизнеса?

— Стоимость железнодорожных перевозок носит запретительный характер. Лет десять назад мне и в голову не могло бы прийти, что мы будем возить автотранспортом щебень — мы все получали железной дорогой.

Сегодня, думаю, более 90% перевозок осуществляется автотранспортом. Одновременно на трассах ввели ограничения по грузоподъемности. Благая цель? Да, благая, нам тоже не нравится, когда «убивают» дороги. Но в зимний период, когда дороги более устойчивые, почему бы не повысить допустимую нагрузку на ось? Это только один пример.

Такими простыми решениями можно было бы добиться многого. А если ограничить интересы монополиста, то и дорожная инфраструктура улучшится. И так везде.

Юрий Фриц.
Анна Зайкова, altapress.ru

Программы и исполнители

— Когда АСП был создан, не существовало почти никаких общественных объединений. Теперь же власти создали десятки структур поддержки бизнеса. Каково в этой ситуации место вашего союза, его задачи?

— Хорошо, что поддержка со стороны государства есть. Но это, как правило, точечная поддержка. Предприниматель вышел с проектом — ему помогли грантом, компенсировали часть процентной ставки. Однако если мы поддерживаем одного игрока отрасли, то создаем ему конкурентные преимущества.

Задача АСП — давать сигналы о системных сбоях, об общих проблемах. Что мы и делаем. Вот передо мной лежит обращение, с которым мы планируем работать в текущем году. Мы сгенерировали комплекс вопросов. При этом решение любого из них по отдельности может существенно изменить предпринимательский климат.

— О том, что надо перестать кошмарить бизнес и ставить препоны для его развития, власти заявили еще 10 лет назад. Означают ли ваши предложения, что мы не сильно продвинулись за это время?

— Определенные вопросы пробить удается. Но развитием предпринимательства не занимаются системно. К примеру, у нас были разработаны дорожные карты развития строительства, упрощения подключения к сетям и т. п. Проделана огромная работа.

Бизнес.
СС0

Но сейчас вся она фактически оказалась невостребованной. На смену дорожным картам пришла программа трансформации делового климата, утвержденная распоряжением правительства РФ от 17 января 2019 года. Писать программы мы научились. Но хорошо было бы научиться их выполнять.

— Вы предполагаете, что эффекта не будет, исходя из своего рода презумпции виновности властей, из того, что все, что они делают, получается плохо?

— У меня нет никакой презумпции виновности. Смущают метания. Если мы действительно заявляем о развитии малого и среднего бизнеса, то как минимум необходимо ввести мораторий на любые нормативные акты, ухудшающие деловой климат. И уже под этим прицелом рассматривать все, что вводится на законодательном уровне.

Пока много примеров противоположных. Трансформацию закона о долевом участии в строительстве обосновали защитой интересов граждан. Но строители говорят: по нему строить невозможно. Только я знаю шесть небольших компаний, которые за последние полгода прекратили деятельность. А за ними стоят коллективы, налоги и так далее.

В целом то, что сделано для предпринимательства, не носит революционного характера. А нам нужен, как сказал президент, прорыв. Если мы хотим добиться развития малого и среднего бизнеса, мы вынуждены ограничить интересы бюрократии и интересы олигархического капитала и монополий.

Офис.
СС0

Правоохранители и баланс

— Каким образом вы предлагаете ограничить бюрократию?

— Абсолютная свобода в государстве невозможна. Вопрос в балансе. Сейчас он сместился в сторону силовых структур, чиновников всех уровней, крупного капитала и монополий. Мы полагаем, что это необходимо исправить.

Ведь в реальности все эти структуры, как правило, не создают продукты повседневного спроса и услуги. Все это делают предприниматели.

И это основополагающий момент. Начать можно было бы с того, чтобы исключить арест за правонарушения, связанные с ведением предпринимательской деятельности, кроме как после вынесения обвинительного приговора суда.

За подобными уголовными делами очень часто стоит либо корпоративный спор, либо передел рынков, либо финансовые ошибки предпринимателя. Редко речь идет об умышленном мошенничестве. Хотя, надо признать, предприниматели — это плоть от плоти нашего коммерциализированного общества, и среди них тоже есть недобросовестные люди.

Бизнес.
СС0

— Поясните свою позицию: вы предлагаете вывести предпринимателей в особую касту? Кто-то украл тележку из магазина, его арестовали, и это нормально. А бизнесмена, укрывшего миллион от налогообложения, нельзя?

— В малом и среднем бизнесе, как правило, все завязано на руководителе. Поэтому, когда в ходе предварительного следствия задерживают предпринимателя, забирают базу данных, изымают оргтехнику, бухгалтерскую документацию, это почти всегда необратимо ведет к краху всего предприятия. Таких примеров множество.

А за этим стоят в том числе интересы работников, их семей, сорванные контракты, выпадающие налоги и т. д. То есть последствия от этого решения зачастую гораздо более негативные, чем от кражи тележки. И даже если доказано налоговое преступление — возмести ущерб и продолжай работать, если ты способен на это.

Вообще, предпринимательская деятельность — это всегда риск. А риск подразумевает и ошибки. Предприниматель обязан принимать решения, подписывать документы, рисковать. Получается, чтобы не попасть под пресс, он этого делать не должен, а так не бывает.

Работа. Женщина.
СС0

Кнут есть. Где пряник?

— Опросы двух-трехлетней давности показали, что «вбелую» платят лишь 57% работодателей. И вот сейчас много признаков того, что власти намерены всерьез бороться с теневыми зарплатами. Что предлагает АСП?

— Мы на протяжении последних пяти лет говорим, что вывод зарплат из тени лежит в снижении налоговой нагрузки на работодателя.

«Надеемся на разворот». Глава союза алтайских предпринимателей — об отношениях бизнеса со старой и новой властью

За это время у нас для этого так и не появились инструменты стимулирующего характера. Сегодня регулярно заседают комиссии по выводу зарплаты из тени. Это кнут. А где пряник?

Мы считаем, что нужна кардинальная реформа налоговой системы для малого и среднего предпринимательства. Но до этого надо найти смелость сделать несколько шагов. И в частности, для субъектов малого бизнеса снизить ставку страховых взносов, которые уплачиваются с зарплаты наемных работников, с 30 до 14%.

Это то, что было пять лет назад. Снизьте налоги, люди будут платить белую зарплату — для большинства это станет стимулом. А вообще, в большинстве стран плательщиком налогов является сам работник. У нас это бремя лежит на работодателе. Отсюда много проблем.

— Как сделать, чтобы предложения регионального союза были услышаны на уровне федеральной власти?

— Мы намерены обсудить наши предложения с коллегами из других предпринимательских объединений (в том числе из других регионов) и, возможно, выработать консолидированный подход. И затем передать их на федеральный уровень.

Что еще предлагает АСП

1. НДС. Необходимо снижение налога на добавленную стоимость для малого предпринимательства до 14%.

2. Уплата НДС. Сегодня НДС платится после отгрузки товара. Нужна альтернатива в виде возможности уплачивать НДС после получения оплаты отгруженной продукции.

3. УСН. На местном уровне есть возможность снизить налоги для тех, кто работает на упрощенной системе налогообложения. Существуют два варианта: 6% с дохода и 15% с разницы между доходами и расходами, но не менее 1% от оборота. По факту по второму варианту платят немногим более 1% от оборота. Если понизить на уровне региона ставку с 6% до 3%, на первый вариант перейдет значительная часть предпринимателей, что приведет к росту поступлений налога.

4. ЕНВД. Возможность применять этот вид налога надо сделать бессрочной.

5. Патент. Патентная система повсеместно в России не заработала, нужна ее модернизация.

6. ККТ. Необходимо освободить тех, кто применяет ЕНВД, от обязательной установки контрольно-кассовой техники.

7. Для поддержки предпринимателей и товаропроизводителей ограничить совокупное присутствие всех федеральных сетей в муниципальном образовании предельной величиной 50% от общего количества торговых площадей. Выпадающие доходы компенсировать введением повышенной ставки НДФЛ на сверхдоходы и сверхзарплаты и сокращением расходов на госаппарат.

Кто такой Юрий Фриц

Юрий Фриц, руководитель группы компаний «Сибирь-Контракт».
Олег Богданов

Юрий Фриц родился в 1969 году в Барнауле. Окончил Алтайский политехнический институт. После института работал на заводе «Трансмаш», в проектно-конструкторском кооперативе. В конце 1990-х годов выкупил «Барнаульский экспериментальный завод крупнопанельного домостроения». Гендиректор группы компаний «Сибирь Контракт», основной бизнес — производство железобетонных изделий.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость