Образование
320

Российским вузам разрешили торговать идеями

Вступил в силу новый федеральный закон, который, по сути, разрешает вузам вести бизнес — создавать хозяйствующие субъекты, быть учредителями или соучредителями новых компаний. На путь предпринимательства их отправляют не с деньгами, а с идеями. Андрей Максименко, проректор по научно-инновационной работе АлтГТУ, уверен: интеллектуальная собственность — самое дорогое, что есть сегодня у нашей высшей школы. «Политех» готов осваивать рынок идей, вот только бы закон чуть-чуть подправить…

Кандидат технических наук, доцент химико-технологического факультета Евгений Кондратюк и фильтр для очистки жидкостей с использованием базальтовых волокон.
Кандидат технических наук, доцент химико-технологического факультета Евгений Кондратюк и фильтр для очистки жидкостей с использованием базальтовых волокон.
Анна Зайкова

Зачем вузам этот закон?

— Все научные идеи, которые зарождаются сегодня на кафедрах и в лабораториях вузов и университетов, хоть и имеют патентую защиту, но не имеют выхода на цивилизованный рынок по их реализации и введению в хозяйственный оборот, — говорит Андрей Максименко. — Они уходят на сторону за очень маленькие деньги или бесплатно. Именно так, чего греха таить, поднялся Китай. Очень много разработок из России ушло туда разными путями — детально и полностью.

Например, в 2002 году группа профессоров нашего вуза, в том числе ваш покорный слуга, стала лауреатами премии правительства в области науки и техники за одну очень интересную разработку, касающуюся средств защиты от перегрузок в электрических сетях. Речь шла о возможности предотвращения любых пожаров от электроустановок. Четыре наших завода начали выпускать эти средства, в том числе барнаульский аппаратурный. Приборы поступили в продажу, а буквально через два месяца наш рынок наводнился такими же товарами, произведенными в Китае.

Демпинговые цены практически полностью уничтожили это производство в России. И таким примерам нет числа. Китай — одна из немногих стран, где царит абсолютный правовой нигилизм в отношении интеллектуальной собственности.

Если бы тогда работал новый закон, мы могли бы создать малое предприятие при университете, передать туда все права на патент и через него, а не через предприятия и заводы провести международное патентование. Тогда у нашей идеи была бы хоть какая-то правовая защита. И китайцы могли бы купить у нас права по цене, которая устроила бы и нас, и их.

Кто определит стоимость патентов?

— Существует пять видов документов на интеллектуальную собственность, которые выдаются Федеральной службой по патентам и товарным знакам, входящей в состав Министерства образования и науки РФ, — рассказывает Максименко. — Она выдает патенты, свидетельства на програм­мный продукт, товарный знак, промышленный образец и «ноу-хау». Первые четыре охраняются государством. «Ноу-хау» — самим предприятием. Оно записывается, но не публикуется и не патентуется, а прячется в сейф. Это самые интересные, самые дорогие идеи.

Все это — интеллектуальная собственность. Сколько она стоит? Пока ровно столько, сколько мы истратили на ее регистрацию, от 1 000 до 10 000 рублей. Какова коммерческая стоимость? Сказать трудно. Есть идеи, которые ничего не стоят, а есть такие, которые стоят миллионы. На цену влияют разные факторы: как откликнется рынок на идею, есть ли свободная ниша для нее, есть ли аналоги, насколько новая идея их превосходит. В принятом законе сказано: если собственник оценивает идею меньше чем в 500 тысяч рублей, то сам устанавливает ее стоимость, а если выше — это делают независимые эксперты. В Барнауле службы по оценке интеллектуальной собственности пока нет, есть несколько юридических лиц в Москве, что-то создается в Новосибирске. Понятно, что идеи в разных областях науки должны оценивать разные специалисты. На Западе существуют так называемые патентные поверенные — юристы очень высокого уровня. России все это только предстоит освоить.

Какими идеями богат «политех»?

— Мы знали, что скоро выйдет этот закон, поэтому провели ревизию своего банка патентов, — продолжает Андрей Максименко. — В год мы регистрируем от 60 до 90 штук, в крае мы самая крупная организация, которая патентует свои разработки. Этим также занимаются другие вузы, академические институты, очень многие предприятия.

У нас есть хорошие идеи и материалы для создания девяти компаний разных направлений: в машиностроении, химической промышленности, в производстве строительных материалов, в пищевом производстве, сельхозмашиностроении, в производстве композиционных материалов. Если подробнее, например, об идеях в пищевом производстве, то речь идет о новых технологиях в консервировании, сыроделии, зернопереработке, а также о совместном с французами предприятии по виноградарству.

Нашими идеями мы можем заинтересовать очень многих потребителей, в том числе готовы предоставить разработки в программу «Алтайское Приобье».

Андрей Максименко,
проректор по научно-инновационной работе АлтГТУ:

Сырье вторично. Самое дорогое — не нефть и не газ, самое дорогое — идея. Если бы не было идей, невозможно бы было ни нефть, ни газ переработать и доставить куда нужно.

У меня есть знакомый математик в МГУ. В 90-е он уехал работать в Силиконовую долину. Трудился семь лет, очень многое создал. Но в итоге вернулся в Россию, в свою лабораторию. Сейчас здесь гораздо интереснее работать. У нас мощный рынок, которого на Западе уже быть не может, — огромное количество свободных ниш.

Справка

Закон, который разрешает вузам создавать малые предприятия, был подписан Дмитрием Медведевым 24 июля 2009 года и вышел в свет под номером 127 ФЗ. Он разрешает вузам привлекать других лиц в качестве учредителей, но доля научного учреждения в уставном капитале акционерного общества должна быть более 25%, а в ООО — более одной трети.

Невнятный первый шажок

— Как заработает закон, пока представляется с трудом, — считает Андрей Максименко. — В документе много неясностей.

Например, как зарегистрировать новую компанию, если нет изменений в уставах университетов? Эта песня может стать длинной, если нас заставят согласовывать их с Минфином. Там категорически против этого закона.

Да и вообще непонятно, как компанию открывать. Возникнут отношения между двумя юридическими лицами, следовательно, встанут вопросы аренды помещений, оборудования, оплаты коммуналки.

А откуда у старт-аповской компании на это деньги? Как объяснить профессору и аспирантам, которые создали идею у себя в лаборатории, что они вдруг должны заплатить за то, что здесь находятся? Еще в законе написано, что денежные средства, оборудование и иное имущество, переданное в управление учреждения, могут быть внесены в качестве вклада в уставной капитал новой компании в порядке, установленном Гражданским кодексом РФ. А Гражданский кодекс запрещает такую передачу…

Чтобы быть интегрированным в мировое экономическое пространство, нужны законы, адекватные к цивилизованным условиям игры. Нынешний — только первый шаг к тем возможностям, которые есть у научных и учебных учреждений Запада.

Смотрите также
Подпишитесь на главные новости нашего сайта через соц-сети

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость