Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Образование

Возвращайся, человек в футляре! Зачем учителям федеральный кодекс школьной чести?

За реформами системы образования в последние годы мы едва успеваем следить: не успели депутаты принять после двухлетних дискуссий новый системный закон — возникла потребность в профессиональных стандартах педагога. Представили к обсуждению проект стандарта — с энтузиазмом взялись за очередное предприятие. На этот раз речь пошла о федеральном кодексе школьной чести, разработкой которого занялись сразу два комитета Госдумы: по вопросам семьи, женщин и детей, а также по вопросам образования. В новом документе планируют выработать свод требований к одежде и поведению участников образовательного процесса. Ожидается, что нормы кодекса будут носить рекомендательный характер, однако за нарушения уже предусмотрены санкции.

Школа.
Школа.
Михаил Хаустов

Необходимость появления такого свода правил Елена Сенаторова, один из его авторов, мотивировала так: «Педагоги позволяют себе одеваться с неприкрытой сексуальностью и в свободное от уроков время подрабатывать в стрип-клубах и рекламировать услуги сексуального характера в Интернете. Это недопустимо при том, что детям мы вводим школьную форму…»

Насколько насущна и актуальна тема внедрения кодекса чести педагогов и что на самом деле нужно менять в системе школьного образования.

Кодекс не помешает

Марина Дюбенкова,
заместитель начальника краевого управления по образованию и молодежной политике:

Действительно, сразу два комитета Госдумы приступили к разработке федерального кодекса школьной чести, в котором планируется прописать правила поведения и нормы внешнего вида не только для детей, но и для педагогов. Пока данная инициатива только обсуждается, но, я думаю, все-таки целесообразно, чтобы каждый педагогический коллектив самостоятельно принял решение о форме или определенном дресс-коде для учителей.

На мой взгляд, более важным сегодня является то, что в со­здаваемой депутатами доктрине содержатся не только рекомендации к внешнему виду, но и правила общения участников образовательного процесса. Депутаты планируют закрепить, что демонстрация неуважения, грубости, несдержанности недопустима ни со стороны ученика, ни со стороны учителя.

То, что проблемы во взаимоотношениях иной раз возникают, увы, факт. Мы в Алтайском крае особое внимание уделяем школьным службам примирения, где задействованы учителя, родители, психологи.

Хотя, признаться, я сама долгое время работала в школе и острой необходимости в подобном нормативном документе не вижу. Но если он появится — почему нет? Не помешает. Можно будет опираться на его содержание и характер в спорных ситуациях.

Не надо усложнять

Ольга Ланговая,
мама четверых детей:

Все хорошо в меру. С одной стороны, то, что у учителей должен быть дресс-код, — нормально, обоснованно и правильно. Человек, который выполняет определенные функции, должен придерживаться определенных правил. Почему мы не можем школу рассматривать как учреждение, которое должно иметь свои традиции и правила, в том числе касающиеся одежды? Ведь если детям о правилах внешнего вида будет рассказывать человек с декольте, в обуви на платформе и с обнаженным животом, это будет как минимум странно.

Вместе с тем в школах, где учатся мои дети, я, конечно, таких креативных педагогов не замечала. Мне кажется, законотворцы иногда склонны к преувеличению. Ограничения в дресс-коде у учителей всегда были, просто скорее внутреннего плана.

Ведь человек, который работает в школе, по определению должен обладать умеренностью.

Однако все эти разговоры связаны в первую очередь с тем, что предъявлены требования к школьной форме. Что ж… справедливо. Но к данному вопросу нужно подходить без фанатизма. Например, мне приходилось сталкиваться с перебором в определенных школах. Когда учителям строжайше запрещали приходить на работу в джинсах. А почему? Это такие же брюки. Просто джинсы джинсам рознь, и это надо понимать.

Простые истины

Елена Жилинская,
член ассоциации молодых педагогов Алтайского края:

Мне кажется, кодекс школьной чести будет дублировать другие подобные документы. Отношения между учителем и учеником прописаны и в Законе «Об образовании», и в уставе школы, и в проекте профессионального стандарта педагога. Зачем повторять?

Что касается внешнего вида, мне кажется, учитель, когда идет в школу, понимает, где он работает и как должен выглядеть. Когда мы идем в театр с моими ребятами — сейчас они у меня уже в восьмой класс пойдут, — они на кого смотрят? На классного руководителя. Если я иду в платье и переобуваюсь, то и они несут вторую обувь, даже несмотря на то что рядом идет класс в джинсах и кроссовках.

Это простые истины. Конечно, все зависит от культуры учителя, но внешний вид — это такой вопрос, который вовсе не нужно выносить в отдельную норму. Все можно решить на педсовете. В конце концов директор может подойти и сказать тихонько… Но так, чтобы прописывать длину юбки и высоту каблука… Не знаю, зачем это?

Мне кажется, такое множество документов только усложняет жизнь. Например, некоторые положения профстандарта противоречат Закону «Об образовании». Есть нестыковки, которые мне никто не может разъяснить.

Так, в законе прописано, что учителя, окончившие педагогический колледж и вуз, имеют одинаковые шансы и права на устройство. Однако в стандарте говорится, что учитель должен иметь именно высшее образование. Первый вопрос: зачем тогда выпускнику идти в колледж, если он знает, что, получив высшее образование, он будет более востребован? Правильно — незачем. Второй вопрос: что будет в таком случае с колледжами? Они же просто вымрут. Я этот вопрос задала на Селигере в этом году, мне не ответили. Сказали только, что все будет хорошо. Ну, не знаю…

Много также говорится и пишется о том, что учитель должен большое внимание уделять и воспитательной работе. А ведь в университете никто не преподает, как проводить родительские собрания, внеклассную работу и так далее. Причем это общая для России беда — я уточняла у коллег в других регионах. Все говорят: да, нас этому не учат.

Между тем это очень востребовано сегодня. Поэтому я считаю, прежде чем что-то требовать, нужно научить. И прежде чем вводить стандарты и кодексы, стоит пересмотреть подготовку в вузах.

Опрос. Нужны ли дополнительные требования к одежде преподавателей?

Светлана Дюбенко:

Я работаю преподавателем, поэтому могу выразить мнение и свое, и всего нашего коллектива: мы однозначно против. У нас работают люди интеллигентные, знающие, как одеваться. Нам эта проблема кажется надуманной.

Татьяна Луковская:

Совершенно этого не понимаю. Считаю, что учителя и так придерживаются правил приличия в одежде, сама профессия обязывает. А черный низ и белый верх, как у банковских служащих, — я, конечно, против. В системе образования достаточно проблем, но не уверена, что подобная унификация решит хотя бы одну из них.

Николай Бахмутский:

Думаю, что большинство учителей и так одевается соответственно профессии. И более строгие рамки им не нужны. Я никогда не видел, чтобы преподаватели ходили на занятия в спортивных брюках. Эта мера просто унизительна для них.

Ирина Макушина:

Я категорически против этого нововведения. Надо учитывать индивидуальные и личные особенности человека. Кто-то в силу некоторых обстоятельств, например, не может носить юбки, ходит только в брючных костюмах. А вдруг по новому дресс-коду и это будет запрещено?

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость