Политика

Как губернатор боролся с «заскорузлостью Ляпкиных-Тяпкиных»

Очередное заседание краевой антикризисной комиссии 30 марта превратилось в тяжелое испытание для трех подчиненных губернатора Александра Карлина. Руководителям управлений досталось за неправильные цифры, отсутствие связи с реальным сектором экономики, ведомственную разобщенность и проигрыш в конкурентной борьбе соседнему региону. «Как мы работаем? — распалялся Карлин. — Когда все напрягаются и действуют, мы расползлись, как желе по тарелке. Все у нас какие-то глубокомысленные рассуждения, все какие-то проработки».

Александр Карлин, губернатор Алтайского края.
Александр Карлин, губернатор Алтайского края.
Олег Богданов

Неблагодарный прогноз

Игорь Бушмин, начальник Управления Алтайского края по труду и занятости населения, попал под горячую руку губернатора за прогнозируемый рост безработицы. В своем докладе он честно признал, что в настоящее время число официально зарегистрированных безработных достигло в крае 57 тыс. человек. Уровень безработицы среди экономически активного населения составляет 4,1%. «По нашим прогнозам, при эффективной реализации программы дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда количество официально зарегистрированных безработных в среднегодовом исчислении не должно превысить 60 тыс. человек», — заявил Игорь Бушмин. Лучше бы он этого не делал.

За прогнозную цифру сразу зацепился не только губернатор, но и руководитель Главного управления экономики и инвестиций Михаил Щетинин. Он указал г-ну Бушмину на то, что в крае планируется создать в этом году 34 тыс. рабочих мест по программе занятости населения и еще 42 тыс. мест — через общественные работы. «А вы нам 60 тыс. безработных в среднем по году прогнозируете. Как это понимать?» — вопрошал Щетинин.

Начальник управления пояснил, что причин множество. В частности, в настоящее время 70% безработных приходится на сельские районы. В каждом пятом селе края нет ни одного работодателя. И еще — в городе около 44 тыс. работников находятся в подвешенном состоянии. У них либо сокращенный рабочий день, либо отпуск за свой счет и т. д. Наиболее высокий риск на рынке труда представляют предприятия обрабатывающих производств, транспорта, строительства, торговли и ЖКХ.

«Мне не понятно, — заявил в ответ губернатор, — вы прогнозируете безработицу из безработицы или исходя из текущей экономической ситуации? Ведь нужно в каждом конкретном случае разбираться, а не просто заниматься мониторингом. Надо знать, почему у нас рост безработицы в сельском хозяйстве, когда отрасль входит в сельхозпроизводственный цикл? Откуда возникла задолженность по зарплате в ЖКХ? Почему строители, имея такие высокие объемы, не могут выплатить людям 16 млн. рублей?» И таких вопросов у Карлина набралось на четверть часа.

На одном столе

Александру Мишустину, начальнику краевого Управление по строительству и архитектуре, досталось за предприятие «Алтайский цемент». Его доклад шел более-менее нормально, но только до определенного момента. «Буквально в пятницу прошел совет директоров на предприятии „Алцем“, — вещал г-н Мишустин. — Они заявили на этот год объем производства в 190 тыс. тонн. Мы с этой цифрой не согласны. Она очень маленькая».

«Правильно! — взорвался Карлин. — А как вы допустили, что предприятие подало заявку на освобождение персонала? Сколько они заявили?» В этот момент все как-то грустно замолчали. «На моей памяти 190 человек, — сурово продолжал Карлин. — И у меня вопрос к вам, Александр Анатольевич, почему вы не занимаетесь стимулированием внутреннего потребления? Ведь сейчас необходимо максимально скреплять хозяйственные связи в рамках одного региона. Я говорю не о включении административного ресурса, а о здравом смысле. Почему все наши строительные организации не работают с „Алцемом“? Опять повезут в край цемент из Топок».

После этого губернатор серьезно предупредил г-на Мишустина и призвал раскрасневшегося подчиненного «предметно разобраться во всех взаимосвязях и заниматься отраслью системно». «Вы в одном ведомстве, на одном столе не можете все свести. Я удивляюсь! Каждый раз ходить ко мне за бюджетной помощью — много ума не надо. Это за вас и лоббисты сделают. А ведомство ваше тогда для чего?»

По Оби молоко потекло

Александр Чеботаев, начальник Главного управления сельского хозяйства (ГУСХ), срезался на первом же предложении. Он бодро начал с того, что индекс производства сельхозпродукции составил за два месяца 101,2%. И тут же был прерван голосом сверху.

«Вы мне объясните, почему у нас 101,2%, а в Новосибирской области — 109%. Что у них там, мясо с неба нападало? Или по Оби молоко потекло? Почему там такой темп, а у нас еле-еле душа в теле». Начальник ГУСХ попытался защищаться, дескать, на то существуют различные объективные и субъективные факторы. Не помогло. «Вот вы поясните мне, Александр Николаевич, у нас в одном только Топчихинском районе животноводческих проектов в прошлом году было столько, сколько во всей Новосибирской области. Так?» — закипал губернатор. «Так!» — согласился бывший замглавы Топчихинского района Чеботаев. «Так! — спародировал губернатор. — Проценты где? Где объемы? Или весь Краснодар переехал в Новосибирскую область, что мы теперь отстаем? Я требую, чтобы у нас были достижения, адекватные тому, что мы вкладываем в сельское хозяйство. А мы какие-то десятые процента рисуем».

Далее Александру Чеботаеву припомнилось многое. И инвестпроекты, и корма, и то, как сложно федеральные деньги в Москве выбиваются. Слово за слово, и в результате губернатор нарисовал душещипательную картину: «А суть процесса в том, Александр Николаевич, что мы сосредоточились на крупных инвестпроектах, строим комплексы, каких нет на востоке страны. Но есть те, кто наступает, и те, кто драпает. И где были ваши заград­отряды, которые должны были принять административные меры, чтобы отступающих не было? Где были вы, когда из Хабарского района в прошлом году вывезли стадо в 700 голов? А вы должны были там первым стоять. Вместе с прокуратурой и милицией. Да еще и крестьян с вилами вывести. Я бы вас в этом поддержал».

После этого Карлин сделал небольшую передышку: «Попробуйте мне только не расписать каждый район за каждым Ляпкиным-Тяпкиным под персональную ответственность. Лично ответите». Отступать Чеботаеву было некуда.

Сказано от души

На какие реплики губернатора, произнесенные на заседании антикризисной комиссии, могут серьезно обидеться его подчиненные.

  • «Мне хотелось бы, чтобы ваши анализы были более содержательными, а не некая фиксация и констатация. Пока вы работаете фотографическим способом» (Игорю Бушмину).
  • «Еще раз говорю вам, что лимит китайских предупреждений небезграничен. Вы не занимайтесь формальным мониторингом! Оказывается, треть обратившихся в службу занятости — это люди, судьба которых никак не связана с экономической ситуацией последних месяцев. Это наши залежные трудовые ресурсы, которые год пролежали на диване. А на что они жили?» (Игорю Бушмину).
  • «У вас, Александр Анатольевич, в кабинете нужно решать эти проблемы. А вы мне про цепочки рассказываете! Цепочка у вас идет глупости и безответственности» (Александру Мишустину).
  • «Ну почему вы заскорузлые такие! Вам мозги нужно перебрасывать, помимо переброски кормов» (Александру Чеботаеву).
  • «Будете так работать, я поголовье чиновников сокращу. Но сначала создам режим бескормицы, потому что объяснять уже бесполезно» (Александру Чеботаеву).
Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость