Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Корреспондент altapress.ru побывала на акции оппозиции на Лубянке

15 декабря в Москве состоялась первая массовая несогласованная акция оппозиции.

В 14.30 на Лубянскую площадь попасть еще относительно легко. Перекрыты только два выхода из метро. В самом подземном переходе несколько полицейских, некоторые держат в руках защитные шлемы.

У Соловецкого камня пока еще больше бутонов-микрофонов журналистов, чем живых цветов.

Митинг оппозиции на Лубянке. Москва, 15 декабря 2012 года.
Митинг оппозиции на Лубянке. Москва, 15 декабря 2012 года.
Марина Кочнева

— Схлынули протесты, — грустно говорит кто-то рядом, — еще в июне схлынули. Видите, и сейчас больше журналистов среди пришедших.

Но уже через несколько минут площадь заполняется самым разным народом, многие в креативных головных уборах: тут и девушка с шапкой в виде оленя, и молодой человек в белой папахе, и странная бабуля с надписью на ободке «Мне 80 лет» и человек с полутораметровым яйцом на голове и табличкой на груди «Я — человек-яйцо. Я просто гуляю».

— Я хожу на все митинги протеста, потому что мне не нравится как наш президент разговаривает с людьми, меня пугает его речь, — говорит интеллигентная женщина в шляпке. —  Будто помои на тебя выливают: «унитазы», «презервативы», «бороденки».О «Курске» с циничной улыбкой: «Она утонула…».

Кто-то из молодых людей, встав на камень, жестикулирует и беззвучно открывает рот. Полицейские смотрят на него настороженно, но не трогают. Слов-то нет.

— Надеюсь, сегодня все пройдет мирно, в рамках закона, — говорит Николай Сванидзе, — никому не сломают руку, никого не оскорбят, причем не пострадают ни те, кто пришел положить цветы, ни представители правоохранительных органов. Мне непонятны ни позиция мэрии, ни позиция организаторов, которые акцию согласовывали. Почему они были твердокаменными и больше боялись, что их упрекнут в прогибе, чем искали компромисс? Практика согласования митингов показывает, что при самых трудных переговорах можно найти компромисс, если организаторы этого хотят. На этот раз согласия не нашли.

Может быть, именно запрет сделал акцию притягательной. С каждой минутой на площади становится теснее. Полицейские непрерывно повторяют в мегафон требование расходиться, так как мероприятие не согласовано с органами исполнительной власти. В небе над площадью как назойливый шмель кружит полицейский вертолет.

— Хотите сделать хороший снимок, — говорит кто-то и показывает рукой вверх в сторону противоположной улицы. Там на кране чернеет надпись «вертикаль».

— Быков пришел! — восклицают в толпе. Микрофоны перемещаются в сторону известного гостя, гордо несущего букет белых цветов.

Рядом с торжественным Дмитрием пожилая женщина, как выяснится потом, его мама. На вопросы прессы писатель отвечает, что цветы нужно возлагать молча. «Такова русская православная традиция. А православие — выбор России, ведь нашему обществу нужны духовные скрепы», — иронизирует гражданин-поэт, цитируя послание Федеральному собранию Владимира Путина.

Вскоре появляется еще один кудрявый медийный герой — Борис Немцов. Улыбается, говорит «Спасибо, что пришли. Сюда пришли свободные честные люди. Они нас окружают, вертолеты запускают. Они думают что мы рабы. Но мы не рабы. У Соловецкого камня сейчас теплее, чем везде в Москве».

В толчее начинается какой-то ажиотаж. Московская коллега хватает меня за руку, и мы бежим к елкам. Вовремя. Мимо, сбивая с ног мешавшуюся публику полицейские то ли выносят, то ли выводят Сергея Удальцова.

Одна из сбитых женщин, поднимается и тоже подходит поближе к деревьям, чтобы отряхнуться от снега в безопасности.

Николай Сванидзе просит у полиции мегафон и призывает расходиться, напоминая, что акция не санкционирована. Молодые революционеры в ответ свистят, кричат «Позор! Предатель!». Расходиться мало кому хочется, несмотря на холод. Кто-то специально держит в руках букеты, чтобы себя обезопасить. Приносить цветы к камню официально разрешено. Полиция вежливо просит в мегафон: положить цветы и освободить место для других желающих это сделать.

Но народ прыгает, поет, свистит, не уходит, чего-то ожидая. Появившегося Навального в шапке-ушанке тут же окружают поклонники, сообщают что «Удальцова свинтили». После заберут Навального, Собчак, Яшина.

Мы уходим с площади еще до того, как полиция начнет всех с нее выталкивать, и вытаскивать активистов из хороводов и увозить в отделение.

К этому времени в метро всех впускают, а вот тех, кто приехал на митинг к Лубянке уже не выпускают. По периметру площади стоят полицейские в шлемах и валенках.

Соловецкий камень, усыпанный цветами, похож на свежую могилу. Хотя там не только цветы, но и воздушные шарики. И хочется почему-то, чтобы эти легкие шарики дольше не лопались…

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость