Читайте нас в соцсетях
17 июля 18°C
Новости
Новости партнеров
22 мар. 2018 07:34
1217

Лидер «Справедливой России» в АКЗС рассказал о перебежчиках, крестном отце и «пинках»

Александр Молотов, лидер фракции «Справедливая Россия» («СР») в краевом парламенте, утверждает, что слухи о смерти его партии сильно преувеличены. «Не дождетесь!» — отвечает он сомневающимся. В интервью altapress.ru депутат рассказал, почему тяжело перенес переход двух человек из фракции в «Единую Россию» («ЕР»), чем юрист-технократ лучше политика-популиста и как партия намерена участвовать в выборах губернатора.

Александр Молотов.
Анна Зайкова

Некрасивая ситуация

— Александр Владимирович, не так давно лидер алтайских коммунистов Мария Прусакова предложила вашему депутату Василию Железовскому перейти в КПРФ. А в 2016-м за счет вашей фракции «поживилась» «ЕР», в которую ушли Павел Шумихин и Алексей Найден. У вас регулярно уводят каких-то людей. Почему это происходит и как вы к этому относитесь?

— На самом деле ситуации все разные. Термин «уводят», наверное, не совсем правильный. «СР» изначально представляла собой в человеческом плане достаточно пестрое образование. Наша фракция в АКЗС существует четвертый созыв подряд. В свое время в нее входил, например, Александр Федорович Лазарев (долгие годы — главврач онкодиспансера. — Прим. altapress.ru), потом он перешел к единороссам. В пятом созыве в нашу фракцию входил Юрий Матвейко, который теперь также в «ЕР». Были и другие подобные ситуации. Но все эти люди ушли честно и открыто, предварительно предупреждая нас о своем решении.

Алтайские «яблочники» отказались признавать результаты выборов в Барнаульскую гордуму

Почему, я думаю, от нас могли уходить бюджетники? Придерживаясь социал-демократических взглядов, они в то же время могли, например, не понимать, насколько оппозиционной окажется партия и как это может сказаться на их профессиональной деятельности.

По бизнесменам ситуация тоже понятная. Скажем, тот же Матвейко пришел и сказал, что ему поступило предложение, от которого он, по сути, не может отказаться. Так же поступил Дмитрий Аганов, который сложил с себя полномочия депутата Барнаульской гордумы от «СР», чтобы участвовать в праймериз «ЕР». В этих историях мы сохранили с людьми хорошие рабочие, дружеские отношения.

Что касается этого созыва, то свою роль сыграло изменение нашего подхода к формированию пула кандидатов. У нас есть команда людей, которые давно представляют партию. Но проблема в том, что они неравномерно рассредоточены по территории региона. Во многих районах существуют проблемы. Вот мы и решили объявить «Справедливый призыв» — взять под эгиду партии людей с социал-демократическими взглядами, авторитетных на своих территориях, желающих участвовать в выборах от «СР».

Тот же Шумихин в свое время был в ЛДПР, его там «не оценили», как он это воспринял, и мы с ним начали сотрудничать.

— Но разве появление Алексея Найдена в вашем списке не стало частью сделки с его отцом Федором Найденом, который во многом благодаря «СР» занял пост главы Каменского района? В рамках этой логики переход Алексея в «ЕР» стал просто частью «торга» между властями края и Найденом-старшим?

СМИ назвали кандидата на пост спикера Бийской гордумы

— История с Федором Найденом — это первоначально история взаимовыгодного сотрудничества. Накануне выборов в Камне мы провели социсследование, которое показало: жители города устали от действующей власти и лидером общественного мнения является именно Найден, несмотря на весь его бэкграунд. У нас в партии в отношении его кандидатуры была большая дискуссия, многие до последнего сомневались. Но в итоге все же решили попробовать. Мы пришли к нему с предложением, и выборы отработали в связке. Это была оглушительная победа.

Но потом оказалось, что это тот случай, когда человек изначально имел иные цели. Известно, что еще до нас он пытался договориться с «ЕР», но не смог, и «СР» стала для него партией «второго выбора». Когда стало понятно, что без поддержки краевых властей Найден не пройдет конкурс на главу, он и пошел с ними на сделку.

Да, история с Алексеем Найденом — пакетная. Он шел как бы «в пристяжку» к своему отцу. Как он пришел к нам вместе с отцом, так и его переход в «ЕР» стал частью сделки.

Как руководитель фракции, переход Найдена и Шумихина я воспринял болезненно. Мы заранее задавали им вопросы напрямую, говорили: «Ребята, мы все поймем, но давайте по-честному». Оба говорили, что никаких переговоров они ни с кем не ведут, и, если что, мы узнаем первыми. Поэтому удар оказался сильным.

Алексей поступил более достойно, сообщив мне о своем решении до того, как о нем стало публично известно. А Шумихин, не предупредив, выступил с открытым обращением, в котором сказал, что во фракции якобы ужасная атмосфера, он не может работать в ней и пойдет туда, где ему работать дадут. Нам он ни о чем таком не говорил, поэтому выглядело все очень некрасиво.

Александр Молотов.
Анна Зайкова

Политик-технократ

— Лично вам поступали предложения о переходе в «ЕР»?

— Со мной таких официальных переговоров не велось. Да, были в конце прошлого созыва некие разговоры, знаете, полушуточные, из разряда «а давай-ка к нам». Но я тоже переводил их в шутку, и этим все заканчивалось.

— А вы бы отнеслись всерьез к такому предложению?

В Бийске и Рубцовске оппозиция дала бой «Единой России»

— Переход в «ЕР» многие рассматривают как «карьерный рост». Но вопрос: нужно ли это мне? Я не воспринимаю свою депутатскую деятельность как некую карьеру. Я и в политику-то попал довольно случайно. Ровно 10 лет назад меня пригласили в «СР» консультантом по юридическим вопросам. В некотором смысле мой «крестный отец» в политике — Сергей Валентинович Землюков (сейчас ректор АлтГУ, — прим. ред.), так как это он меня посоветовал руководству фракции. Я побеседовал с тогдашним ее руководителем Александром Мастининым, мы поняли друг друга, и я занялся законотворчеством.

Потом в 2011 году пришло время выборов, и руководитель реготделения Александр Терентьев предложил мне в них поучаствовать. А вообще, я живу по принципу Воланда: никогда ни у кого ничего не проси, сами предложат и сами все дадут. И в этом смысле я ни от чего не зарекаюсь.

— У вас есть политические амбиции — стать мэром, председателем АКЗС, губернатором?

— В мэры Барнаула я уже ходил. Занял второе место после Дугина, а в неофициальном интернет-голосовании — второе после кота Барсика (улыбается).

Это был взвешенный ход, а не политический пиар. Мы взрослые люди и понимаем, что победить в той ситуации вариантов практически не было. Тем не менее это не была история из анекдота — не догоню, так согреюсь. Это действительно была попытка заглянуть в местную исполнительную власть и поработать там. Тем более у «СР» есть четкая, научно проработанная программа развития Барнаула.

— В такой ситуации обычно говорят: «Конечно, он знал, что не пройдет, ему легко было говорить, критиковать». Насколько вы в действительности готовы брать на себя ответственность?

— Почему я не люблю слово «политик»? Потому что в политике кто-то кем-то себя постоянно мнит. Я же в этом смысле — «технократ» и сосредоточен в большей степени не на политической борьбе, а на решении конкретных вопросов и проблем. Поэтому меня, наверное, и сватают регулярно в «ЕР». Я не люблю делать громкие заявления исключительно ради политического пиара. Меня, кстати, из-за этого регулярно «пинают».

Скажем, когда-то я высказался по делу Савинцева-младшего. Тогда большинство оппозиционеров говорили, что все — нужно Савинцева-старшего «сносить». Я же сказал, что «отец за сына не в ответе»: когда будет вменен состав преступления мэру, только тогда и можно будет о чем-то говорить. Это многим не понравилось и меня стали упрекать, что я «продался» власти.

Меня и сейчас постоянно упрекают, что я якобы «продался» — то «ЕР», то Путину, то еще кому-то. Хочется ответить всем недоброжелателям, что все, что я делаю и говорю, — это моя личная позиция. Для меня неприемлема вот эта дихотомия — деление всего и вся только на черное и белое. Я всегда стараюсь видеть и оценивать всю палитру вводных и исходить из поставленных задач и имеющихся ресурсов. Считаю, что мог бы решать проблемы на местном уровне, и готов взять на себя эту ответственность.

Александр Молотов.
Анна Зайкова

Без популизма в крови

— Считается, что главным помощником «ЕР» на местах, когда ей не хватает своих голосов, становится ЛДПР. В АКЗС этого созыва стали говорить, что партии власти проще договориться с «СР». Последний пример — голосование за бюджет 2018 года. Звучат упреки, что это поведение «ненастоящей оппозиции». Так какие решения лежат в основе ваших действий?

— Это хороший вопрос. Почему мы с коммунистами при родственной идеологии сейчас не можем договориться? В прошлом созыве, кстати, нашим фракциям это хорошо удавалось. Но с приходом новой власти в КПРФ этому сотрудничеству, по сути, пришел конец. Потому что во главу угла встал вопрос — политика или технократия? Мы — конструктивная оппозиция. Кто бы нас в чем ни упрекал, мы все равно гнем именно свою линию. При этом отталкиваемся от нашего внутреннего решения, а не от взаимоотношений с «ЕР» или любой другой фракцией.

Явки, пароли: алтайский вице-премьер отреагировал на заявление лидера «СР» Сергея Миронова

И мне глубоко противна позиция некоторых товарищей из других партий, которые во главу угла ставят вопрос политической конъюнктуры. Они прямо говорят: люди не смотрят, чем вы аргументировали свою позицию, они видят только, кто и как проголосовал. И это, к сожалению, часто так и есть. И коммунисты этим пользуются. Они к выборам агиточки свои готовят, кто и как голосовал. Без объяснения причин, разумеется. И говорят избирателям: смотрите, мы здесь голосовали против — значит, мы оппозиция, а они за — значит, они заодно с властью.

И в этом смысле наша позиция в электоральном плане несколько ущербна. Но это сознательное наше решение. Я считаю, что политик должен быть ответственным за свои решения. Мне, к примеру, претит история с дефолтом 1998 года. Коммунисты сейчас говорят: это либералы его допустили. Но, простите, почему он произошел? В первую очередь, потому что коммунистическая Госдума в угоду популистским соображениям вносила в бюджет правки, не подкрепленные финансово.

Вот сейчас они пишут в краевом законопроекте: нужно увеличить выплаты за питание учащимся. Мы тоже этого постоянно требуем. Но за счет чего? Они предлагают — за счет надбавок лицам, замещающим госдолжности. Но мы-то понимаем, что это чистой воды популизм. Этих денег не хватит, да и юридически так подобные вопросы не решаются. Но зато этот законопроект будет воспринят на ура значительной частью общества. Я не могу идти на поводу этого, не могу уничтожить в себе юриста, профессионала. Популизма и пиара у меня просто в крови нет.

Александр Молотов.
Анна Зайкова

«Бабах — и наш закон уже не наш»

— «СР» регулярно заявляла, что власти края или «ЕР» заимствуют у нее идеи для законопроектов. Вы можете привести конкретные примеры?

— Например, была тема ограничения времени продажи алкогольной продукции. Мы еще в позапрошлом созыве с ней выходили. Нас тогда потоптали, сказали — ерунда, будут серьезные выпадающие доходы бюджета. Но тема была актуальной для края и всей России, и через полгода мы вновь вышли с этой инициативой. И каково же было наше удивление, когда «ЕР» предложила точно такой же законопроект, только часы ограничения времени продажи были другие, и единороссы ничтоже сумняшеся заявили, что у них совершенно иная концепция закона! (Смеется).

Смена мэров, рост тарифов, массовый исход: чем запомнится работа Барнаульской гордумы

Или в прошлом созыве мы выступали с инициативой освобождения от уплаты взносов на капремонт для пожилых граждан. В АКЗС даже была создана рабочая группа для доработки нашего законопроекта. И тут — бабах! — мы узнаем, что с таким же законопроектом выходит администрация края, в документе даже формулировки были наши, слово в слово!

Таких примеров могло бы быть и больше. Но их число сейчас не растет, потому что мы сами пошли по другому пути. Например, у нас была идея закона о парламентском контроле, еще в прошлом созыве. Но мы не стали выходить с ней сами, а пошли договариваться с другими фракциями. И все согласились выйти с ней совместно.

Такая же история была уже в этом созыве, когда именно мы предложили всем партиям вместе выйти с законом о продлении срока бесплатного предоставления в собственность земельных участков отдельным категориям граждан.

Проблема заимствования законопроектов в политическим плане конечно звучит ярко и громко. Но на самом деле для нас важно не то, кто с законопроектом выйдет, а чтобы закон приняли и конкретная проблема была решена.

Цитаты

— Я не люблю делать громкие заявления исключительно ради политического пиара. Меня, кстати, из-за этого регулярно «пинают».

— Для меня неприемлема вот эта дихотомия — деление всего и вся только на черное и белое.

— Мне глубоко противна позиция некоторых товарищей из других партий, которые во главу угла ставят вопрос политической конъюнктуры.

— Все время слышу эту «песню»: еще один созыв — и «СР» не будет. Могу сказать только одно: не дождетесь.

— У нас партия — как корабль с герметичными отсеками: если один пробит, то перемычка срабатывает, и судно все равно остается на плаву.

Александр Молотов.
Анна Зайкова

Специальный вопрос

— Лично слышала разговоры о том, что эсэры работают последний созыв в АКЗС: Молотов потом прекрасно приживется в «ЕР», Железовский — в КПРФ. Как вы оцениваете такие прогнозы?

— Как я могу к этому относиться? Иронично. Люди, которые говорят об этом, не видят, не понимают ситуацию изнутри. Я с партией ровно 10 лет. И все время слышу эту «песню»: еще один созыв — и «СР» не будет. Могу сказать только одно: не дождетесь.

Считаю, что перспективы партии хорошие, позиции крепкие. Да, у нас были проблемы, скажем так, политтехнологического, электорального плана. Порой мы ошибались в своем позиционировании. Почему «СР» выстрелила на выборах в Госдуму в 2011 году? Потому что, среди прочего, сработал призыв «голосуй за любую партию, кроме „ЕР“». И большая часть неопределившегося электората пошла к нам как к партии с самым низким антирейтингом.

У нас есть определенная проблема с «ядерным» электоратом, поскольку как парламентская партия мы сформировались позже остальных. Наши результаты на выборах в большей степени зависят от того, как проведена кампания. К тому же после 2011 года началось определенное «почивание на лаврах». Была «белоленточная» история, когда «СР» сначала поддержала это движение, а потом резко от него открестилась. На выборах 2016 года партия бросила свои силы на тему коммуналки и защиты социальных прав граждан, но они в целом по стране не «выстрелили».

Плюс мы «децентрализованная» партия: наши результаты в большей степени держатся на харизматиках в регионах. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на разрыв в результатах голосования в разных субъектах. Алтайский край всегда входит в пятерку лучших. У нас есть яркий лидер — Александр Терентьев, партийный бюджет, системная работа. В Новосибирске, пока там был Илья Пономарев, партия тоже занимала хорошие позиции, а потом просто «упала».

Но я считаю такую децентрализацию скорее благом. За ней будущее. Возьмем ЛДПР. Все понимают, что это партия одного лидера. Уйдет Жириновский — и дальше пустота. У нас же партия — как корабль с герметичными отсеками: если один пробит, то перемычка срабатывает, и судно все равно остается на плаву.

Александр Молотов.
Анна Зайкова

О чем еще рассказал собеседник

О неучастии в президентской кампании

— Когда сейчас начинаются крики, что «СР» «слилась», я говорю: пардон, но мы в 2008 году тоже поддержали Дмитрия Медведева, сейчас — Путина, так что для нас такая практика не в новинку. Была только одна история, не самая удачная, на мой взгляд, с походом партии на президентские выборы в 2012 году. И лично я рад, что не пошли в этот раз. Возможно, с точки зрения политической конъюнктуры это не очень хорошо, но в человеческом плане, считаю, абсолютно верное решение. Все кандидаты, за исключением Путина, шли с разными целями, но реальной цели победить на выборах не было ни у кого из них. И некоторые этого даже не скрывали. По-моему, в политическом смысле как раз это смерти подобно.

О предстоящих губернаторских выборах

— «СР», безусловно, будет участвовать в них. Партия — это «машина», она должна работать, участвовать в выборах, доносить свою позицию до избирателей. Мы уже обсуждали тему губернаторских выборов и приняли решение, что их мы точно не пропустим. Конкретные фамилии кандидатов пока не обсуждали. Но у нас в крае есть сильные, медийные личности, которым есть что сказать людям и побороться за победу.

Факт

Крестным отцом Молотова в политике является Сергей Землюков, сейчас — ректор АлтГУ, именно он посоветовал фракции «СР» в 2008 году его как юриста-консультанта.

  • Елена Маслова

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter