Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Политика

Михаил Евдокимов отвечает на вопросы депутатов

Как мы и обещали, публикуем стенографический отчет той части сессии крайсовета, во время которой губернатор отвечал на вопросы депутатов, касающиеся его кадровой политики.

Боговиз: Когда будет определен председатель комитета по социально защите населения?

Евдокимов: Ну, когда? Когда, видимо, срастутся желания и возможности. Как еще, когда? Все зависит от того, когда человек окажется на правильном месте. И, между прочим, до Нового года мы по монетизации очень серьезно работали, и Сергей Иннокентьевич свои, как говорится, все наработки… Они были оглашены и, в общем-то, освещены на телевидении, в средствах массовой информации. И не знаю, почему многие сделали вид, что об этом не знают, не слышат. Это все было сделано еще до Нового года.

Шабалин: Михаил Сергеевич, я правильно понял, что вы сейчас предлагаете краевому Законодательному собранию, вернее, Совету народных депутатов выдвинуть свою кандидатуру на пост заместителя главы по сельскому хозяйству?

Евдокимов: Ну, что значит я предлагаю… Сергей Алексеевич, вы прекрасно слышали, что я сказал…

Шабалин: Я просто уточняю.

Евдокимов: …что я буду рад, что Законодательное собрание примет непосредственное участие в этом. Что в этом плохого я не пойму? Мы что, живем на разных планетах? Проблема в чем? У вас есть предложения?

Шамков: Уважаемый Михаил Сергеевич, назовите, пожалуйста, пару критериев, под каким вы подбираете себе кадры основных работников. Хотя бы пару назовите основных.

Евдокимов: Ну, скорее всего, по результатам, которые человек показывает на протяжении какого-то времени. Вот, в общем-то, и все. Если нет, то какой смысл?

Шамков: Тогда еще вопрос. На каком месте по вашей внутренней градации, ну, так скажем, однокашник, оселянин стоит? То есть, критерий достаточно высоко оценивается вами?

Евдокимов: Думаю, что нет, но, еще раз говорю, что если однокашник, односелянин не будет справляться с обязанностями, естественно, мы расстанемся, это однозначно совершенно. Василий Владимирович (Василий Борматов, первый зам. главы администрации края) тому, как говорится, пример. Потому что, ну, как сказать, человек он хороший, все равно сверхинициативы, вот, между нами с Александром Григорьевичем (Александр Назарчук — председатель крайсовета) возникали непонятные совершенно проблемы, о которых я и не мечтал всю свою жизнь. Понятия не имел, что они могут быть в жизни такими. Понимаете? Я считаю, что так работать нельзя, потому что нужно именно работать, а не заниматься какими-то интригами, какими-то там разборками вот этими. Совершенно меня они не волнующие с детства. Я всегда был открыт, всю жизнь свою, поэтому я не понимаю, почему я должен с уважаемыми людьми иметь какие-то проблемы. Кому они нужны? Они народу, прежде всего, не нужны. Потому что это, действительно, влияет отрицательно на атмосферу на здоровую, как говорится.

Шамков: Михаил Сергеевич, что у нас улучшилось с предпринимательством в крае, когда Чепеля заменили на Зуева?

Евдокимов: Кого на кого?

Шамков: Чепеля на Зуева.

Евдокимов: Ну, я сейчас не могу сказать, что там изменилось…

Шамков: Хорошо, следующий вопрос. Чем было обусловлено, что на две недели функции управления промышленностью передали от одного зама к другому, потом вернули назад?

Евдокимов: Была ситуация такая. Была такая ситуация, которая требовала этого.

Шамков: Понятно, хорошо. Тогда, что у нас должно улучшиться в предпринимательстве? Функции предпринимательства отдали Зиброву. Что должно улучшиться? Что у нас недостает в предпринимательстве в крае, что выделили это направление на отдельного зама, человека пригласили из другого региона, из Новосибирска? Что вы ждете в этой области?

Евдокимов: Человек из Новосибирска работал все время на территории края.

Шамков: Нет вопросов. Что вы ждете, Михаил Сергеевич?

Евдокимов: Он знает край, он знает людей, он знаком лично с многими, и он очень и очень порядочный, извините, конечно. Если это никого не беспокоит, то меня это очень беспокоит. Эта фраза, которую кто-то кому-то сказал когда-то, что хороший человек — не профессия, это очень неправильная фраза, поверьте. Есть хорошо обученные люди, но без души, как говорится, и непорядочные, так скажем. А есть не менее обученные, но порядочные люди. Вот и все. И я считаю, что второе меня больше устраивает, чем первое. Вот и все.

Людмила Ивановна: Уважаемый Михаил Сергеевич, скажите, пожалуйста, какие шаги в кадровой политике, в принятии управленческих решений на сегодняшний день вы могли бы дать себе оценку как отрицательные?

Евдокимов: Я всего, к сожалению, не могу сказать. Вот. Но я вам должен сказать такую вещь, что, допустим, Анатолий Васильевич Квашнин сказал, что ты, говорит, еще просто белый и пушистый по сравнению с Иркутской областью, где ежегодно меняется полностью. То есть, я этого, конечно, не понимаю и никогда не пойму. Таких, конечно, поступков и жестов я себе позволить не смогу. Я нормальный человек, извините. Вот. Но оценки я действительно, я… Извините, я действительно не могу всего сказать.

Я знаю, что вот Николай Николаевич, допустим, если вот просто о чем-то говорить, я в нем вообще не сомневаюсь ни в чем. Вообще ни в чем. Я знаю, что он не обманит, не сворует, не предаст и так далее. Были люди, которые, еще раз говорю, я же уже сказал об этом, за спиной позволяли себе те вещи, которых я себе в жизни не позволял. Вы догадываетесь, о чем я говорю. Правильно? Поэтому уже с этими людьми мы, как говорится, с большинством из них уже разобрались. Ну, а некоторые на подходе там, буквально два человека. (Смех в зале.)

Людмила Ивановна: Михаил Сергеевич, у меня второй вопрос… (Смех продолжается.)

Евдокимов (возбужденно радостно): Вы знаете, вообще, вы можете себе представить, что люди, которые вообще ко мне не заходили никогда, не появлялись, не появлялись, натворили чудес столько, что я об этом узнаю, естественно, последним, потому что все же делалось так, чтобы я ничего не знал. Ничего тайного не бывает явным в итоге, как вы знаете.

Людмила Ивановна: Михаил Сергеевич, у меня второй вопрос, извините. Вот вы начали сейчас свое выступление с того, что вы сказали, что я не успевал следить за теми событиями, что там у меня руководили…

Евдокимов (перебивает): Потому что доверял, потому что доверял, как я мог не доверять людям, с которыми я прошел выборы? А выборы были сложные, вы сами это прекрасно знаете лучше меня.

Людмила Ивановна: Михаил Сергеевич, извините, я закончу свой вопрос…

Евдокимов: …извините…

Людмила Ивановна: …значит, вот, я занимался тем, что вникал в проблемы края. Вот для меня, человека, который, вот впервые вот в этом созыве я являюсь депутатом краевого Совета, так вот присутствие на наших сессиях — это громадная учеба для меня.

Евдокимов: Для меня тоже.

Людмила Ивановна: Объясните, пожалуйста, почему вы так редко присутствуете здесь, и если присутствуете, то обязательно уходите? Неужели проблемы где-то там, в Москве, бывают намного важнее? Я думаю, что ваши замы, наверное, могут их решить. А вот здесь-то вы нам нужны были как глава администрации края.

Евдокимов (Задумчиво, вспоминая): Последняя сессия, допустим, я был… я был на Госсовете. Просто совпали дни, и мы с Александром Григорьевичем эту тему (с ударением) тоже обсуждали. Александр Григорьевич полностью со мной согласился. Я правильно говорю, Александр Григорьевич?

Назарчук: Ну, разговоров никаких нет.

Евдокимов (ободрено): Госсовет есть Госсовет, я не имею права его пропускать. А что где-то, куда-то я уходил, то при малейшей возможности я всегда здесь, и я с удовольствием слушаю и наблюдаю, и знакомлюсь с материалами

Назарчук: Так, еще вопросы. Пожалуйста, Боговиз.

Боговиз: Подскажите, пожалуйста, Михаил Сергеевич, вот по ситуации в здравоохранении. К вам поступило открытое письмо всех главврачей, которые подписались, которая сложилась с председателем комитета по здравоохранению Алексеем Ивановичем Рословым. Вот скажите, как вы оцениваете эту ситуацию, когда за определенный период были сняты, там, около 30 главврачей?

Евдокимов: Я недавно сказал одну фразу, от которой вы получили удовольствие, засмеялись. Больше я ничего комментировать не буду.

Назарчук: Пожалуйста, Александр Алексеевич Романенко.

Романенко: Уважаемый Михаил Сергеевич! Ну, вы вот в своем выступлении только что сказали, что все люди уходили совершенно добровольно и беспричинных уходов, по вашему мнению, не было.

Евдокимов: Не все, а многие уходили сразу же…

Романенко: Пожалуйста, ответьте на один вопрос. Мы, депутаты и жители Алтайского края, особенно, кто с этим сталкивался, очень хорошо знаем работу двух наших предприятий краевых — это агентство по ипотечному кредитованию (Сморгун), очень на хорошем счету и в крае, и в России и, соответственно, естественно, Территориальный фонд медицинского страхования (Ирина Долгова), благодаря лично, я считаю, ей, мы на протяжении последних лет имеем большие субсидии из федерального центра. Я уверен и знаю точно, что данные люди не самостоятельно, не по личной инициативе покинули свои должности. Объясните, пожалуйста, какова же, все-таки, причина была, вот, увода этих двух замечательных сотрудников и нормально работающих людей? Спаибо.

Евдокимов: Насколько я понимаю, Долгова, она на месте осталась по суду. А то, что было, да-а-а, эта была ситуация, в которой где-то, естественно, я был дезинформирован. Вот так скажем. Я не отрицаю, как говорится своей вины, в этом я ее, практически, признаю, но это была, действительно, такая дезинформация, по которой пришлось такие вот сделать жесты, которые, за которые мне не очень ловко сейчас. Я вам честно говорю.

Назарчук: Пожалуйста, Борис Александрович.

Трофимов: Уважаемый Михаил Сергеевич, имеете ли вы резерв на замещение руководителей первого уровня по комитетам администрации края, и если вы имеете таковой резерв, будет ли он гласным и достоянием как для депутатского корпуса, но еще бы лучше и для в целом общественности? Спасибо.

Евдокимов: Спасибо. Значит, в марте месяце будет все это сформировано и в обязательном порядке будет предано гласности.

Назарчук: Есть еще вопросы? Пожалуйста, Сергей Николаевич.

Максимов: Максимов, 18-й округ. Уважаемый Михаил Сергеевич, я вот как руководитель сельхозпредприятия, меня эта сфера больше волнует, я просто на протяжении 2004 года от заместителей сначала и советника по сельскому хозяйству мы услышали ряд тезисов, которые существенны. Это, первое, в 2005 году семенами мы больше заниматься не будем. Ну, соответственно, и нефтепродуктами, и в бюджете это не заложено. Дальше. Будем искать эффективного собственника, передавать предприятия их руководителям, потом, значит, ипотека земли. Прошел почти год, и эти люди все исчезли, никого не стало. Возникает вопрос: ну, наверное, не просто из-за личных качеств они ушли. Видимо, и какие-то идейные расхождения. Какие меры, мероприятия вы видите для того, чтобы те задачи, которые поставил Сергей Иннокентьевич (вот докладывал, что в 2005 году у нас должен быть шесть процентов рост по сельскому хозяйству и подъем заработной платы с двух тысяч до шести тысяч, что касается села), какие-то должны быть существенные, важные меры, просто так не изменится ситуация. Вот мы сегодня буквально получили краткую информацию по 2004 году. Вот, главный показатель для меня, я посмотрел, объем промышленной продукции: в 2003 году рост — 7,7 процента, в 2004 году — 2,9. Вот это главный показатель, как развивается экономика. По сельскому хозяйству меры можете предложить какие-то? Спасибо.

Евдокимов: А я не очень понял, каких людей вы имели в виду?

Максимов: Ушел, значит, Лукьянов. Потом ушел Панов, и ушел Виктор Алексеевич, ваш советник по сельскому хозяйству.

Евдокимов: Лукьянов ушел по собственной, как говорится…

Максимов: Ну, Панов тоже, наверное, по собственному…

Евдокимов: Нет, ну зачем вы так. Лукьянов, действительно, ушел не знаю по каким соображениям. Он ушел в район, говорит: я не могу, мне тяжело, я ухожу. Атмосфера, в которую был погружен человек, она была тяжелой для него. Это стало мне понятно и известно несколько позже. И я его пригласил на той стадии, на стадии ухода его. Я его пригласил к себе, и мы с ним поговорили просто по-человечески. И мы, как говорится, расстались нормальными, добрыми друзьями, и он сказал, что я все равно не смогу, мне очень тяжело. Вот были его слова. Я ему сказал: если, вдруг, решение измените в ближайшую там неделю-две, я вас жду. Но он решения своего не изменил. К сожалению.

Что касается Панова. Ну, что, энергичный человек. Я так, честно скажу, в жизни шашкой махать никогда себе не позволял. Ну, была у него какая-то такая уверенность. Человек стремился к чему-то, хотел, наверное, действительно что-то изменить резко. Но, видимо, слишком резко. Поэтому тоже я вам скажу, что я улетел в Белоруссию, потом в Германию на «Зеленую неделю» летали мы, заключили, кстати, очень хорошие, интересные договора в нашу пользу, которые обеспечат достаточное количество рабочих мест в крае, чтобы нам не было с вами стыдно перед народом. Вот. И в это время человек просто пишет заявление и просто уезжает. Понимаете? То есть не я его к этому привел. Это уж однозначно. Мои слова были ему сказаны, и при этом присутствовали мои заместители. Я сказал: давайте работайте, занимайтесь решением проблем, которые вы нажили сами, вместо этих разъездов по фестивалям, я говорю, сидите, занимайтесь работой. Это были мои слова ему. Он сказал: хорошо. И после того, как я уехал, он сразу написал заявление, положил его и просто, просто исчез. Но видит Бог, не я его до этого довел. Это уж точно.

Назарчук: Экарт Алексей Андреевич.

Экарт: Экарт, «За наш Алтай». Уважаемый Михаил Сергеевич, вот не так давно мы утверждали членом Совета Федерации от администрации Алтайского края Тимербулатова Тимура Рафкатовича. Он очень активно был на первых сессиях, у него было громадье планов. Сейчас он исчез, и, насколько я знаю, в его кабинете уже другой человек. В чем дело?

Евдокимов: А он написал заявление об уходе. (В зале оживление.) Потому что, понимаете, человек стал сразу собирать все недостроенные здания, какие-то фундаменты вместо того, чтобы… Ему было сказано: вы занимайтесь тем, чем вам положено заниматься. А относительно инвестиций, которые вы сможете, значит, ввести на территорию края, тут только, ну, приветствуется, никаких проблем. Но поскольку он привык работать совсем другими мерками, такими московскими, понимаете, потому что у нас проблемы есть другого характера, а человек был устремлен строить гостиницы, понимаете, для себя. Ну, что, я не знаю, если это правильно, давайте строить гостиницы тогда. А так он парень хороший. (Смех.)

Назарчук: Александр Федорович.

Лазарев: 22-й, Лазарев. Михаил Сергеевич, 2005 год — это год колоссальных работ, колоссального напряжения в здравоохранении. Реформа, 122-й закон, вот… Вообще, мне кажется, здесь ни дня у нас сегодня запаса уже не осталось. Будет ли заместитель главы по здравоохранению, который понимает в здравоохранении глубоко? И второе. Будет ли сохранен штат опытных главных врачей, которые сегодня очень много делают для того, чтобы здравоохранение сохранилось?

Евдокимов: Вот вы знаете, я когда… Когда меня поставили перед фактом, буквально вот перед отъездом в эти командировки, я просто даже по этой причине не хотел отъезжать еще, мечтал на пару дней задержаться, чтобы с этим делом разобраться, умудрялись, как говорится, унизить, оскорбить человека, который кроме скальпеля и семьи родной ничего в этой жизни не видит. Работает, пашет, и умудрились вот эти вот некоторые, о которых мы сегодня уже говорили, этих людей, ну, действительно, унижать. Я когда об этом узнал, я просто, вы знаете… У меня какой-то определенного рода шок. Я не пойму, как так можно вообще позволять себе такое хамство по отношению к специалистам, к настоящим специалистам, которые получают-то крохи и живут-то в не совсем понятных условиях. Поэтому, естественно, я буду на стороне хирурга, вот.

Значит, заместитель, как вы сказали, по здравоохранению обязательно будет, и мы будем его, естественно, опять же не без вашего, как говорится, согласия принимать на эту должность. И я надеюсь, что это будет очень положительный результат. Очень.

Назарчук: Пожалуйста, Виктор Маркович.

Красилов: Уважаемый Михаил Сергеевич, 10-й округ, Красилов. Как вы относитесь к такому вопросу, скажем, чтобы совместно с депутатским корпусом и общественностью, в целях совершенствования структуры управления краем провести аттестацию, я бы так сказал грубо, рабочих мест и провести аттестацию соответствия им чиновного люда? Спасибо.

Евдокимов: Я не знаю как… Это нужно вместе подумать, посмотреть, какова польза от этого будет. Если это на пользу, почему бы нет?

Назарчук: Так. Юрий Вениаминович, это последний вопрос и будем обсуждать постановление. Пожалуйста, Шамков.

Шамков: Уважаемый Михаил Сергеевич, вот даже сейчас 15-минутный разговор, складывается такое впечатление, что, как бы, кадровой ситуацией вы не рулите. Потому что вы это не знали, это от вас укрыли, это вам недосказали нехорошие люди, нехорошие замы, которых вы же, собственно, и назначали. Как-то вот ситуация-то не очень хорошая. В принципе-то, это даже не в том, что управляемость теряется, дискредитируется власть, а это даже, на мой взгляд, пострашнее, чем не владеть экономикой. Михаил Сергеевич, к этому вопросу нужно очень серьезно вам отнестись.

Евдокимов: Я таких проблем, которые вы сейчас…

Шамков: Они наблюдаются почему-то.

Евдокимов: …просто, просто я их не вижу, во-первых. Потому что я-то знаю изнутри. И еще раз повторюсь, что когда после выборов любой на моем месте, естественно, взял с собой тех, кто были рядом. Как я мог быть уверен в каждом в них, как в себе? Ну, как? И мной было сказано, что все специалисты, оставайтесь на местах, работайте. Говорил такое? Говорил. В знак солидарности поднялись и ушли. Ну, что я могу сделать? Я останавливал, пытался кому-то объяснить, что я никакой, ну, не хам, не знаю, не предатель, извините, пожалуйста.

Шамков: Да, нет. Человек-то вы хороший, но вы не владеете же ситуацией как руководитель.

Евдокимов: Первый раз такое слышу.

Назарчук: Так, уважаемые коллеги. Павел Аркадьевич, пожалуйста.

Нестеров: Нестеров, «За наш Алтай». Уважаемый Михаил Сергеевич, вот в предвыборной кампании и при подведении итогов 100 дней вы говорили, что у вас особая надежда на предпринимательство. И, соответственно, предпринимательство, как бы с надеждой это восприняло. Вместе с тем работа комитета по поддержке предпринимательства краевой администрации должна быть в соответствии с программами поддержки и развития предпринимательства, в соответствии с федеральными законами, в соответствии с законами Алтайского края. Все это было принято, и оно действует. Однако с лета прошлого года работа, как бы, свернута. А комитет по поддержке предпринимательства и его председатель вместо налаживания работы, создания благоприятной атмосферы для развития малого бизнеса, в первую очередь, начал работу свою, как бы, с амбициозных заявлений СМИ. И это потом лихорадило долго, да и сегодня еще не утихли страсти в отношениях. На сегодняшний день та программа, которая до конца года была, трехлетняя программа, она не выполнена. Особенно, по итогам 2004 года. Новой программы, которую мы обязаны были принять, опять же по федеральному закону, также двух-трехгодичную, ее нет, не подготовили. И, в первую очередь, это работа комитета по поддержке предпринимательства. Мы знаем, какая роль отводится малому бизнесу, особенно на селе, где не хватает рабочих мест, люди не заняты и, в то же время, могли бы достаточно плодотворно работать. Им помогать и помогать надо. Но вместо этого, почему-то, мы сегодня погрязли в каких-то своего рода склоках. Вот это — работа конкретного человека, конкретного руководителя. Как в этом отношении? Что поправится? И мы бы хотели, чтобы, планирует в любом случае предпринимательское сообщество, своего рода съезды проводит, мы хотели, чтобы вы там как-то периодически присутствовали что ли. Спасибо.

Евдокимов: Ну, я вот вам скажу, что я принимал участие в собраниях предпринимателей и говорил на этих совещаниях, встречах, я говорил, что, пожалуйста, приходите со всеми своими мыслями, со всеми предложениями приходите ко мне. Я говорил такое? Говорил. Ни один ко мне не пришел. Где и как кто работал? Я вот не очень понимаю. Значит, я думаю, все хорошо у вас, я не знаю.

Нестеров: Михаил Сергеевич, мы приглашали на съезд сразу в мае месяце прошлого года. Ваши замы были, спасибо, они нас выслушали.

Евдокимов: Так, я жду, между прочим. Я вам скажу, что раньше, несколько раньше, так скажем, до там середины декабря, вы прекрасно знаете, что происходило. Ко мне не допускали многих людей. Просто не допускали. (Шум в зале.) Так я говорю? Так. И я об этом не знал, потому что я не мог знать. (Шум в зале.) Понимаете? Поэтому некоторых и нет сейчас рядом. А вы думаете, так просто, что ли, когда люди позволяют себе вообще. Ладно. Одним словом, работаем нормально.

Назарчук: Мы договорились, что тот, кто не задал вопрос, в процессе обсуждения, пожалуйста, будет возможность… переходим к обсуждению предложений по проекту постановления. Пожалуйста.

Текст выступления Михаила Евдокимова см. здесь.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость