Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Политика

На Алтае может начаться массовый исход муниципальных депутатов и глав сельсоветов

Депутаты алтайских сельсоветов отказываются подавать сведения о доходах и расходах. Отказываются не все. Но тех, кто не торопится, немало. А между тем, по закону, депутат, не представивший сведения, может быть лишен депутатского мандата. Из других регионов России поступают такие же сведения. Ситуация может обернуться массовым исходом сельских депутатов. А это почти автоматически повлечет отставки глав сельсоветов.

В одном из сел края.
В одном из сел края.
Михаил Хаустов

Юрий Фецерт, депутат Солоновского сельсовета, отправил вопрос Путину на «прямую линию»: кто и зачем ввел закон, приравнивающий депутатов сельского уровня к парламентариям Госдумы по предоставлению деклараций о доходах?

14 апреля президент ответил на море вопросов. А на вопрос Фецерта нет.

Недоумение (если не раздражение) сельских депутатов, в общем-то, можно понять. Одно дело депутат Госдумы с его зарплатой в 350 тыс. рублей в месяц и доступом к телам министров. И совсем другое — сельский депутат, который за свою работу не получает ни копейки, трудится за идею и из чувства долга, а деньгами не распоряжается.

Выяснилось, кто самый богатый в администрации президента РФ

А между тем сельских депутатов «приравнял» к депутатам Госдумы федеральный закон № 303, принятый в ноябре 2015 года. Он обязал депутатов всех уровней представлять сведения о доходах-расходах. И ввел ответственность для тех, кто не хочет быть открытым: досрочное прекращение депутатских полномочий. Казалось бы, закон есть закон, исполнять его надо. Но должен же быть в нем какой то смысл. А вот этого-то многие и не понимают.

Какая у нас коррупция?

Депутаты Солоновского сельсовета (Смоленский район) на 15 апреля не сдали ни одной декларации. Ну, разве что один принес какие-то сведения, но в таком виде они не годятся. Глава администрации сельсовета Егор Ивлев говорит, что похожая ситуация и в других сельсоветах района и все же рассчитывает: может, еще сдадут.

Доходы кемеровского губернатора выросли за год на полмиллиона

В Селиверстовском сельсовете (Волчихинский район) сведения на сегодня представили один-два человека, остальные «вроде как заполняют», говорит депутат Ольга Кривенко. В Северном сельсовете (Первомайский район), по сообщению портала Politsib.ru вообще беда: 9 депутатов написали заявления о сложении с себя полномочий, не желая подавать декларации. Расстаться с мандатом подумывает и один из депутатов из Селиверстово.

Почему они отказываются раскрывать сведения о себе? Просто не понимают, зачем. Кто нашел коррупцию в сельсоветах, у которых ни денег, ни полномочий?

Ольга Кривенко,
депутат Селиверстовского сельсовета:

Что могут депутаты присвоить? Это же чья такая светлая голова придумала? Посмотреть бы нее.

Егор Ивлев,
глава администрации Солоновского сельсовета:

Коррупциогенность есть там, где есть прямой выход на исполнительную власть. Все денежные средства у нее. Вся власть у нее, а представительный орган только определяет правила.

Земляк Ивлева Александр Кокорин еще более категоричен. Сайт «Предгорие» приводит его слова.

Александр Кокорин,
глава Солоновского сельсовета:

В нашем сельсовете финансовая составляющая бюджета — это ад. На спорт — 1 тысяча в год. И о какой коррумпированности депутатов можно говорить, когда ни на культуру, ни на спорт, ни на какое развитие у нас денег нет. У нас школьный автобус может по месяцу не ходить, потому что у нас нет денег, чтобы дорогу расчистить. Какие финансы могут распределять наши депутаты?! Как они могут «пилить» этот бюджет?

Олег Боронин.
«Справедливая Россия».

«Ты что, дурак, бесплатно работать?»

Обсуждаем этот вопрос с главой Сибирского сельсовета — он с теми депутатами, которые отказываются подавать сведения, потому что не видят смысла, категорически не согласен. Власть должна быть открытой — вот и весь смысл.

Олег Боронин,
глава Сибирского сельсовета (Первомайский район):

Если мы ратуем за правовое государство, то власть политику финансовой открытости должна начинать, как я полагаю, именно с себя на всех ее уровнях.

Боронин полагает: если депутаты не будут подавать сведения, народ ведь подумает — им есть что скрывать. Егор Ивлев такой исход событий тоже не исключает: многие ведь часто даже и не знают, что депутаты за свою работу ни копейки не получают (а в Солоновском сельсовете на зарплате только глава администрации и секретарь). А тут еще декларации сдавай.

Один из депутатов Солоновского сельсовета так это и описал (цитируем по сайту «Предгорие»): «Некоторые избиратели с моего округа уверены, что нам платят не меньше 10 тыс. рублей. Когда я говорю, что ни копейки не получаю, удивляются: ты что, дурак?»

Другие «отказники» говорят, что дело это канительное и затратное. Чтобы получить справки, надо ехать в райцентр, кому билеты на автобус покупать, кому бензин жечь. Опять же, выписка из банка — она тоже денег стоит. Да и не факт, что за одну поездку все получится сделать.

Ольга Кривенко,
депутат Селиверстовского сельсовета:

Ну ладно, я пенсионерка, хозяин пенсионер, нам просто. А вот другим-то надо и на себя, и на супругу работающую, и на несовершеннолетнего ребенка.

Правда, и Боронин, и Ивлев рассказывают, что сами они оформили документы легко — дело это вовсе нехитрое. Егор Ивлев даже предполагает: отказ депутатов сдавать сведения — это, скорее, защитная реакция. Ну, с какого это перепугу я односельчанам буду показывать, сколько зарабатываю? Чтобы все это увидели? В Солоновке кержаки живут, а они — народ скрытный.

Спрашиваю у Егора Ивлева: человек, когда шел в депутаты, должен же был, наверное, понимать, какие здесь правила игры. Возражает. Когда в депутаты шли в 2012 году — правила были другие. Мнение его, к слову, не отличается от мнения его земляка.

Александр Кокорин,
глава Солоновского сельсовета:

Когда я подписывался в депутаты, когда у меня еще были иллюзии изменить мир, никаких деклараций не было. Это как среди брода коней менять.

Еще один вопрос, что за люди идут в сельские депутаты? В Солоновский сельсовет в марте 2012 года были избраны четверо неработающих, пенсионер, слесарь, два учителя и участковая медсестра. В Селиверстовский — два не работающих, четыре пенсионера, худрук Дома культуры, фельдшер и учитель. Ну, сдадут они свои декларации. Но, если прокуратура найдет в них серьезные ошибки, их депутатские карьеры могут окончиться раньше времени. И это — борьба с коррупцией?

В перспективе — исход

Если же сведения о доходах-расходах так и не будут сданы, вариантов дальнейшей судьбы таких сельских представительных органов немного, размышляет Егор Ивлев. Либо депутаты будут работать незаконно, либо сами сложат с себя полномочия. Либо же надзорный орган — прокуратура — вынесет им представление, после чего они должны будут сдать мандат.

А после роспуска представительного органа должен будет уйти в отставку и глава сельской администрации. Ведь контракт с ним заключен на срок полномочий депутатов. Кто должен будет назначить новые выборы? Согласно Кодексу о выборах, избирательная комиссия. Второй вопрос — много ли найдется желающих работать без зарплаты и выворачивать на всеобщее обозрение села свои карманы?

Ряд российских СМИ пишут, что похожая ситуация складывается и в других регионах. Например, в недавней публикации о ситуации на Урале, по словам одного из респондентов, лишь 1% сельских депутатов сдали свои декларации на 1 апреля.

Какова эффективность?

А между тем, в России до сих пор не пришли к единому выводу, помогает ли бороться с коррупцией публикация сведений о доходах-расходах депутатов. Главное ведь не в том, чтобы вывернуть карманы, считают одни эксперты, а в том, чтобы исключить незаконное обогащение. Если служащий не может объяснить, на какие-такие шиши он купил дом, кто-то должен на это реагировать. Пока же у нас нет ни статьи «незаконное обогащение», ни внятной реакции на дорогостоящие покупки.

В Алтайском крае не осталось ни одного миллиардера

Но другие же считают, что публикация сведений о доходах и расходах — это только начало. Просто всю систему борьбы с коррупцией сразу не выстроишь.

Что касается декларирования доходов всеми уровнями депутатов, включая сельских, то и тут мнения разные. После принятия закона № 303 спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко отозвалась о нем весьма позитивно: «Закон подчеркивает, что борьба с коррупцией — это не некая одномоментная акция, а системная работа государственных органов власти по искоренению коррупции, и она будет эффективна только тогда, когда все уровни власти будут находиться в равных условиях».

Но алтайский эксперт к этому, наоборот, отнесся скептически.

Станислав Андрейчук,
руководитель регионального антикоррупционного центра «Трансперенси Интернэшнл-Р»:

Считаю такое решение на федеральном уровне избыточным. Наша практика показывает: в муниципалитетах заставляют отчитываться чуть ли не каждую уборщицу и самого младшего специалиста — тех, кто по определению ничего, кроме скрепок или половой тряпки, украсть не может. Было бы правильнее определить перечень коррупциогенных должностей (тех, кто может что-то украсть в силу должности) и внимательно контролировать их. А для этого не надо распылять усилия контролирующих органов.

Справка

Алтайском крае более 7,8 тыс. муниципальных депутатов.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость