Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Евгений Дешевых объяснил, что происходит с туристской и игорной зонами Алтая

Говорят, Евгения Дешевых назначили начальником краевого управления по туризму, чтобы навести порядок в этом ведомстве. Он рассказал altapress.ru, какие проблемы начал решать на крупнейших турплощадках: как идет работа с резидентами «Бирюзовой Катуни», появятся ли новые казино в «Сибирской монете» и «призрачный» ли бийский кластер «Золотые ворота».

Евгений Дешевых
Евгений Дешевых
Дмитрий Лямзин

«Бирюзовая Катунь»: идет адаптация

— Одним из проектов, который вызывал в последнее время наибольшие вопросы, была турзона «Бирюзовая Катунь». Одна из ключевых проблем, говорят резиденты, — невозможность подключиться к сетям, мощности которых оказались избыточны. Говорилось и о трудностях в управлении зоной. Что сейчас происходит в «Бирюзовой Катуни»?

— Потенциал этой туристической зоны по-прежнему большой. Вопрос в том, как эту площадку сделать максимально эффективной для развития экономики региона. Для этого нужно решить несколько задач.

Первая — обеспечение доступности инженерной инфраструктуры для резидентов. Вторая — разработка эффективных мер привлечения инвесторов и повышение их мотивации. И третья — формирование всесезонного туристского потока.

В последнем случае, на мой взгляд, необходимо объединять усилия с коллегами из Республики Алтай. Мы сможем друг друга усиливать. Определенные шаги мы уже сделали, и я надеюсь, что в ближайшее время губернаторы подпишут соответствующее соглашение.

Бирюзовая Катунь
Дмитрий Лямзин

Состояние дел в «Бирюзовой Катуни» и в игорной зоне мы проанализировали. Есть понимание, что делать. Сейчас разрабатывается комплексная дорожная карта, которая структурирует нашу работу, разложит по полочкам и позволит нам вести ее на системной основе в составе межотраслевой рабочей группы.

Что касается текущего состояния. В прошлом году, вы знаете, все имущество «Бирюзовой Катуни» передали в собственность Алтайского края и поставили на баланс профильным краевым органам. Например, электрические сети — на баланс министерства промышленности и энергетики, сети водоотведения и водоснабжения — на баланс минстроя и т. д.

Все объекты сданы и введены в эксплуатацию. Но, действительно, некоторые из них, исходя из имеющихся мощностей, необходимо адаптировать под пока еще небольшие потребности резидентов. Это прежде всего сети водоснабжения и канализования.

Что делается? Все сети прошли ревизию. Разработаны технические решения. Запущены соответствующие процедуры. Например, разработка проектно-сметной документации там, где это необходимо. Ведется работа по определению эксплуатирующих организаций.

Бирюзовая Катунь
Дмитрий Лямзин

— А сейчас кто эксплуатирует сети?

— Сейчас они просто стоят на балансе. Соответственно, резиденты к ним не подключены. Поэтому необходимо определить эксплуатирующие организации и передать им сети для работы. Это позволит выдавать техусловия на присоединение. Весь алгоритм будет прописан в дорожной карте.

В этом году мы сможем подключить резидентов к электрическим и газовым сетям, часть — к воде. К сетям канализования — не ранее следующего года, тут надо быть реалистами. Это сегодня самый сложный вопрос. Но такие сроки мы перед собой ставим.

— Работы, скажем, по созданию проектно-сметной документации, будут финансироваться из краевого бюджета?

— Да. У нас осталась часть средств, переданных федерацией на завершение работ, но основные затраты лягут на краевой бюджет.

Евгений Дешевых
Дмитрий Лямзин

Ревизия резидентов

— Раньше регулярно возникала путаница с числом резидентов «Бирюзовой Катуни». Сколько их сегодня в действительности? Кто из них реально работает, а кто нет?

— Сейчас в «Бирюзовой Катуни» зарегистрированы 24 резидента. Но одни работают круглогодично или только сезонно. Вторые активно строятся. А третьи находятся в стадии ничегонеделания. Последних — около трети. Хотя здесь важно разделить: есть те, кто зашел на площадку давно и не развивается, а есть те, кто стал резидентом только в прошлом году и лишь поэтому находится на предварительной стадии.

— И что делать с теми, кто не работает?

— Мы начали работу по ревизии резидентов, по переосмыслению взаимоотношений с ними. Под ревизией я пониманию оценку взаимных обязательств, взятых как властью, так и резидентами.

Строительство гостиничного комплекса «Алтика Алтай» в «Бирюзовой Катуни».
Родочинская Евгения.

— Есть ли резиденты, которые сейчас работают круглогодично?

— Сегодня таких три. Это, конечно, не совсем позитивный момент. Однако резиденты, которые сейчас активно строятся, тоже намерены работать всесезонно. И это крупные проекты.

Есть у нас в разработке еще три резидента: два — с крупными проектами, один — с чуть менее емким. Последний намерен установить кресельный подъемник для создания смотровой площадки на самой высокой точке турзоны.

Я бы подчеркнул, что это инвесторы, с которыми мы сейчас находимся только на стадии переговоров. В их числе «Татнефть». Проект кресельного подъемника принадлежит известному на Алтае предпринимателю в сфере туризма Александру Проваторову и его единомышленникам.

Сократить штат, урезать активы

— Счетная палата России выявила при проверке низкую эффективность вложенных средств в турзону. Грозит ли это краю какими-то санкциями?

— Сам по себе вопрос о применении или неприменении каких-либо санкций, предусмотренных законодательством, находится в компетенции соответствующих госорганов. При этом я хотел бы отметить, что взаимные обязательства как федерация, так и Алтайский край выполнили, в том числе по софинансированию. Сейчас вопрос в эффективном использовании объектов и площадки в целом.

При этом сама туристская зона не является какой-то коммерческой структурой. Это территория с особыми условиями ведения предпринимательской деятельности. Соответственно, ее эффективность можно будет оценивать только после выхода проектов всех резидентов на полную мощность.

Евгений Дешевых
Дмитрий Лямзин

— Система СПАРК фиксирует убыточность ОЭЗ. Вы планируете повышать финансовые показатели?

— СПАРК показывает убыточность управляющей компании (УК) ОЭЗ. То есть речь идет не о турзоне как таковой. Это все-таки разные вещи.

Но я могу сказать, что мы предпринимаем действия по повышению экономической устойчивости УК. Движемся в трех направлениях.

Первое — оптимизировать штатную структуру, «привязать» ее к сегодняшним потребностям. В свое время, когда работа турзоны находилась под федеральной юрисдикцией, в УК работали более 100 человек — колоссальное число. Штат УК должен быть сбалансированным и профессиональным, если мы хотим получить результат.

Второе направление — разобраться с обременительными активами. Ведь собственность была передана абсолютно вся. А отдельные активы непосредственно УК не используются, но при этом она несет существенные расходы по их содержанию.

И третье — разработка бизнес-плана для развития УК, в котором будут определены источники ее гарантированного дохода.

— Для понимания — как разделены полномочия вашего ведомства и УК в управлении ОЭЗ?

— Все, что находится в сфере развития туризма, — ответственность управления. Изначально предполагалось, что УК будет наделена широким функционалом, прежде всего — по обслуживанию сетей и объектов, в целом инженерной инфраструктуры площадки.

Но для этого нужны специализированные службы, штат профессионалов, определенные лицензии, допуски и прочие разрешения. Сегодня мы понимаем, что эффективнее будет определить эксплуатирующие организации. А УК должна выполнять функцию «одного окна», чтобы для резидентов отношения со всеми организациями не были обременительными и чтобы они могли через одно окно решать свои задачи.

Казино Altai Palace в игорной зоне «Сибирская монета».
Анна Зайкова, altapress.ru

«Сибирская монета»: новый инвестор

— Как сегодня управляется игорная зона?

— Все, что мы говорили о «Бирюзовой Катуни», в полной мере касается и игорной зоны. Тот же подход, тот же алгоритм работы.

Сегодня в игорной зоне нет управляющей компании. Возможно, мы подумаем над тем, не создать ли единую для двух зон УК, учитывая их территориальную близость и схожие задачи. Но пока эта идея не прорабатывалась. Поэтому сейчас еще не ясно, что такое объединение может дать с точки зрения финансовой и управленческой эффективности.

— Есть ли шанс, что в «Сибирской монете» появятся новые резиденты?

— Сейчас мы ведем переговоры с инвесторами, которые недавно представили нам эскизы своего проекта. Не так давно они сдали необходимый пакет документов в региональное минэкономразвития для предоставления им земельного участка без торгов. Законодательство позволяет это сделать.

Предполагаемая стоимость проекта составляет порядка 3,6 млрд рублей. Это инорегиональные инвесторы из Сибирского федерального округа. Но пока решение не принято.

Евгений Дешевых
Дмитрий Лямзин

«Золотые ворота»: границы расширили

— Хотелось бы прояснить ситуацию с развитием бийского кластера «Золотые ворота». Изначально предполагалось, что он будет сформирован на въезде в город. Однако затем в его состав власти стали включать и действующие объекты в самом городе. Почему? И что сейчас представляет собой кластер?

— Кластеры, подобные «Золотым воротам», самые сложные с точки зрения реализации. Они — автотуристские. Из 35 регионов, участвующих в федеральной целевой программе въездного и внутреннего туризма, такие созданы только в семи, включая Алтайский край.

Их особенность в том, что они должны располагаться вне границ населенных пунктов и могут рассчитывать только на поток проезжающих мимо автотуристов. С точки зрения рентабельности для расположенного здесь бизнеса они уступают таким, скажем, кластерам, как «Барнаул — горнозаводской город».

Депутаты Госдумы готовы лично посетить Бийск, чтобы увидеть строительство кластера-призрака

Концепция «Золотых ворот» разрабатывалась в далеком 2011 году. С учетом того, что происходило в экономике, концепция менялась. И сегодня она больше адаптирована к современной конъюнктуре рынка.

При этом основная цель осталась неизменной — это площадка по пути следования автотуристов, на которой они могут воспользоваться различными услугами: проживания, питания, приобретения необходимых вещей, получения первой медицинской помощи, услугами санитарных объектов.

Первоначальные границы концепции расширили. Сначала кластер действительно располагался на въезде в город и вся инфраструктура создавалась на этой площадке. Затем было принято решение об увеличении границ кластера за счет более интересных для бизнеса площадок по ходу трассы непосредственно в Бийске. Это было сделано в рамках федеральной программы, не противореча ее правилам. Таких площадок оказалось три.

Сегодня с семью инвесторами заключены соглашения. Все их проекты — в этой логике. И еще с тремя инвесторами ведутся переговоры по созданию объектов в границах первоначальной площадки, на въезде.

Сейчас объем вложенных инвестиций составляет 1,150 млрд рублей, в том числе внебюджетных — 800 млн. Если еще три инвестора зайдут на площадку и реализуют проекты, то объем внебюджетных вложений возрастет примерно на 800 млн рублей.

Что известно о Евгении Дешевых?

Евгению Дешевых 47 лет. У него два высших образования — техническое (АлтГТУ) и управленческое (АлтГУ).

Начинал работать в бизнесе как экономист. В 2007 году возглавил «Алтайский региональный ресурсный центр». На этом посту запустил Губернаторскую программу подготовки профессиональных кадров для малого и среднего предпринимательства в крае.

Восемь лет, в 2010—2018 годах, Дешевых возглавлял управление края по развитию предпринимательства.

12 ноября 2018 года назначен начальником управления по развитию туризма и курортной деятельности. Предложение возглавить ведомство Дешевых сделал губернатор: «С одной стороны, для меня это было неожиданно. А с другой — учитывая, что в последнее время тема туризма в Алтайском крае стала активно обсуждаться, но не всегда позитивно, мне было приятно осознать доверие губернатора».

Евгений Дешевых женат, воспитывает дочь.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость