Политика

Президентский законопроект «О полиции» не понятен ни народу, ни даже специалистам

В Барнауле состоялся «круглый стол», посвященный обсуждению законопроекта «О полиции». Он был организован по инициативе комиссии по правовому просвещению, защите прав и свобод граждан Общественной палаты Алтайского края. Эксперты, собравшиеся на обсуждение, отметили «сырость» законопроекта, что позволило некоторым из них назвать его неэффективным, и даже антинародным. Так что же нас ожидает: всего лишь ребрендинг (смена на вывеске слова «милиция» на «полиция» при сохранении той же сути) или же коренные преобразования в работе правоохранительных органов?

На сайте «Российской газеты» законопроект о реформе системы МВД появился 7 августа. Он не окончательный, поэтому власти пообещали, что предложения граждан по его улучшению будут учитываться в ходе корректировки закона. Данная президентская инициатива вызвала значительный общественный резонанс и спровоцировала волну обсуждений, а особенно в блогосфере. Общественная палата Российской Федерации выступила с инициативой обсудить проект закона. Ее поддержали алтайские общественники, собравшиеся 26 августа на «круглом столе.» Внимание было привлечено к двум положениям: общественный контроль и переименование.

Милиция против «полиции»

Президент Дмитрий Медведев считает, что правоохранительным органам необходимо вернуть прежнее название — «полиция». По его словам, наименование «милиция» суть «дружинники в погонах» и со времен Октябрьской революции тянется за ним рабочее-крестьянский характер. А в «полиции» президент увидел «профессионалов, сотрудников, которые работают эффективно, честно и слаженно». Реакция общественности несколько другая. По данным ВЦИОМ, 63% населения России против данного намерения Президента, только11% уверены в ее успехе.

Юрий Чернышов, заведующий кафедрой всеобщей истории и международных отношений АлтГУ, уверен, что необходимости в переименовании структуры нет.

Юрий Чернышов,
профессор, руководитель Алтайской школы политических исследований:

Первая реакция — смех. Никто не исследовал, как воспринимают слово «полиция» в нашей стране, а оно, на мой взгляд, имеет отрицательную эмоциональную окраску. Неправильно и то, что сам факт переименования «милиции» в «полицию» был подан как главное содержание реформы, к тому же несвоевременно, когда все внимание страны было приковано к полыхающему пожарами Поволжью.

А вот Виктор Афанасьев, председатель Совета Алтайской краевой общественной организации по защите прав человека «Форпост», считает, что «когда люди этот закон писали, то думали, что писали». Виктор Владимирович предположил, что властям виднее, ведь, как он сказал, «если документ существует, значит он выстрадан, возможно, даже кровью сотрудников».

А что же говорят сами милиционеры? На встрече сотрудники ГУВД в один голос сказали, что хотели бы остаться «милицией». Более того, стражники народа считают, что пока еще действующий закон «О милиции» достаточно хорошо работает, он лишь нуждается в небольших корректировках.

Татьяна Шумара,
заместитель начальника управления по работе с личным составом ГУВД по Алтайскому краю:

Внутри системы МВД, несомненно, есть проблемы, но и новый закон ничего не решит. Столь коренные преобразования вовсе не нужны. Было бы хорошо вносить изменения в действующее законодательство. Например, снять с сотрудников ряд дополнительных обязательств, таких как, проведение профориентационной работы, организация юридических классов в школе. Сотрудник милиции должен быть занят своим делом.

Опасные противоречия

Новый законопроект регламентирует полномочия и условия деятельности полиции, а также их правовой статус. Однако отдельные положения требуют корректировки. Доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики АлтГУ Нина Дудко выявила ряд противоречий в законопроекте.

Нина Дудко,
доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики АлтГУ:

В статье 14 предусматривается задержание подозреваемого на срок, предписанный федеральным законом, однако Конституция РФ предусматривает 48 часов. Именно они должны быть указаны. Далее, статья 15 предусматривает беспрепятственное проникновение полиции в жилище гражданина. А в соответствии со статьей 25 Конституции РФ правоохранительные органы могут приникать в дом только по решению суда или в случаях, не терпящих отлагательств без решения суда, но при этом сообщив об этом решении прокурору и в суд в течение 24 часов. Статья же 15 законопроекта предполагает сообщение только прокурору.

«Сырость» законопроекта отмечает и президент некоммерческой организации «Адвокатская палата Алтайского края» Леонид Шпиц. По его словам, документ не содержит конкретики, его формулировки туманны, расплывчаты и непонятны.

Леонид Шпиц,
президент Адвокатской палаты Алтайского края:

Дана неточная формулировка: «Полиция имеет право входить беспрепятственно либо проникать в любое время суток в жилые и иные помещение при наличии достаточных оснований ПОЛАГАТЬ, что там совершается преступление». Вот представьте, ночью к вам в дом вламывается отряд милиции или полиции под предлогом того, что они ПРЕДПОЛОЖИЛИ, что в вашем доме продают наркотики. Непонятно, чем будет руководствоваться полицейский, видимо, интуицией. В целом проект закона не предполагает ничего принципиально нового, кроме переименования и расширения прав сотрудников правоохранительных органов. В свою очередь граждане становятся беззащитными перед «полицейским произволом. Это противоречит основному закону — Конституции РФ. Более того, на сегодняшний день страна не настолько богата, чтобы делать такие вложения на смену вывесок, формы, атрибутики. Говорят, что это обойдется приблизительно в 14 миллиардов рублей, а то и больше. На эти деньги можно было бы повысить зарплату милиционерам, улучшить материально-техническую базу и вооружение.

Бесконтрольный контроль

Законопроект предполагает, что над деятельностью полиции будет осуществляться общественный контроль. Сама по себе эта идея весьма прогрессивна. «Идея общественного контроля — это шаг вперед на пути к развитию гражданского общества. Это позволит следить за тем, чтобы сотрудники полиции не превышали своих должностных полномочий», — говорит Юрий Чернышов.

Правда, в проекте ни одной конкретной фразы о том, как именно общественность будет контролировать выполнение полицейских полномочий, а главное, зачем она будет это делать. На сегодняшний день при ГУВД Алтайского края уже создан общественный совет, который дает независимую оценку деятельности милиции. Но особой роли он не играет. Леонид Шпиц предлагает детализировать это положение проекта закона.

Леонид Шпиц,
президент Адвокатской палаты Алтайского края:

Документ должен четко регламентировать права общественного совета, а также его состав. Считаю, что в него должны входить представители некоммерческих правозащитных организаций, а его председатель мог бы быть членом коллегии при ГУВД. Тогда голос общественности будет услышан. Также в законе должно быть прописано, что общественный совет имеет рекомендательное право, то есть не просто говорить, что все плохо, но и как это «плохо» исправить.

Председатель комиссии Общественной палаты Алтайского края по правовому просвещению, защите прав и свобод граждан Алексей Гришковец в «туманностях» формулировок законопроекта не видит ничего страшного. Он даже считает, что законодатель пошел на это намерено, с целью активного вовлечения общественности в дискуссию. Собранные в ходе круглого стола предложения зафиксированы и отправлены в аппарат Общественной палаты РФ. Алтайские общественники надеются, что их мнения будут учтены, а закон «О полиции» не превратит Россию в «полицейское государство».

Ольга Диянова, краевая общественная организация «Молодые журналисты Алтая».

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость