Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Политика

«Сегодня Улюкаев, завтра я». Как в России работает система номенклатурных репрессий

Каждый год под каток репрессий попадает 2% высшего слоя региональных политических элит. И эти репрессии — один из кирпичей в фундаменте нынешней, весьма устойчивой, политической системы, считает руководитель Центра политико-географических изделий Николай Петров. Будет ли система меняться? Будет. Но элите, как и прежде, надо бояться.

Наручники.
Наручники.
СС0

Те экс-губернаторы, их замы и мэры, которых уже отправили в места не столь отдаленные, — не самые коррумпированные. Они даже не нарушители правил игры. Это люди, в какой-то момент оказавшиеся менее защищенными, сказал Николай Петров на международной конференции, прошедшей в минувшие выходные в Барнауле.

Доля ежегодного «изъятия» региональной элиты — 2%. И она не меняется с 2015 года. Это, как полагает эксперт, говорит об одном: репрессии — не точечная зачистка. И не кампанейщина накануне выборов, задача которой — показать избирателям, как власти снимают головы у казнокрадов.

Репрессии — условие функционирования политической системы в новой внешнеэкономической и внешнеполитической среде, пришел к выводу Петров.

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Репрессии не пойдут на спад, а могут либо сохраниться на нынешнем уровне, либо усилиться. Это сигнал не Никите Белых или Александру Хорошавину. Это сигнал губернаторскому корпусу, который очень четко считывается.

Посадки по ТВ

Репрессии нужны, чтобы держать элиту под контролем, считает Николай Петров. Чтобы никто из них не пошел против системы. Задачи понятные, и ставили их и 80 лет назад.

Но сегодняшним исполнителям не нужно гнаться за планом по сдаче казнокрадов государству. И это сильно отличает нынешние репрессии от 1937 года. Чтобы контролировать элиты, достаточно показать посадки по ТВ — здесь Петров ссылается на выводы экономистов Сергея Гуриева и Дэниэла Трейсмана.

Николай Петров, руководитель Центра политико-географических изделий (Москва). Фото: philologist.livejournal.com

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Благодаря тому, что все моментально показывает телевидение, роль и значение репрессий для сохранения и усиления контроля за политическими элитами сохраняется на том же уровне, что и тогда.

«Сегодня Улюкаев, завтра я»

Приводят ли репрессии к снижению казнокрадства? Сказать трудно. Судя по словам эксперта, они просто не эту задачу решают. При этом они имеют побочное последствие: разрушают доверие в элитах.

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Никто ничего не будет делать инициативно. За счет этого система становится стабильной. Все боятся: сегодня Улюкаев, завтра я. А это имеет крайне негативные последствия в среднесрочной перспективе: решая сегодняшние задачи без учета завтрашнего дня, система подрывает базу для своего развития.

Система не может двигаться до тех пор, пока Путин не объявит новые правила, соблюдая которые ты как член элиты можешь чувствовать себя в безопасности.

Губернаторы и мэры-«винтики» — работоспособная часть системы. Но только при двух условиях. Когда есть внешний ресурс. И когда задан курс, по которому можно ехать, ничего не меняя.

Репрессии служат механизмом контроля элит и вертикальной мобильности.
Altapress.ru

«Благотворная» коррупция

К новой опричнине власти шли долго. В какой-то момент даже коррупция (одно из главных «достижений» постсоветской жизни страны) стала играть позитивную роль, как ни парадоксально (или даже провокативно) это звучит. Она превращала отдельных «винтиков» в людей, менее зависимых от системы в целом, утверждает эксперт.

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Если вы украли несколько миллиардов долларов и их нельзя у вас отнять, вы превращаетесь в относительно автономного игрока. Ваш вес определяется не просто должностью (на которую вас сегодня поставили, а завтра сняли), а тем ресурсом, который вы контролируете независимо от этой должности.

Суд вынес приговор Юрию Денисову.
Олег Богданов, altapress.ru

Самоубийство для системы

Но и с этим вызовом система благополучно справилась. Отсутствие гарантий прав собственности, с которым иные аналитики предлагают бороться, это и есть тот базис, на котором она живет и процветает.

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Поэтому никакие изменения судебной системы, улучшающие ее в этом смысле, абсолютно невозможны. Это было бы самоубийственно для системы.

Выгрызание куска

Автономных политиков в России сегодня нет или почти нет. У тех, кто еще может быть источником неприятных неожиданностей, игровое поле строго ограничено.

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Сергей Шойгу — один из двух-трех автономных лидеров-политиков, популярность которых не является отраженным светом популярности лидера. Я бы говорил о таком феномене Жукова после Второй Мировой войны. И то, что Пучкова, человека Шойгу, заменили на посту руководителя МЧС на постороннего человека, я бы рассматривал как выгрызание серьезного куска из царства Шойгу. И попытку мягкого ослабления этой структуры.

Сокращение неопределенности

Сокращение неопределенности Петров, вообще, считает направлением эволюции политической системы последних лет. Сильные партии и конкурентные выборы стали лишними: если выборы не контролируются всецело, они могут привести к неожиданному и неприятному результату для власти.

Урны. Выборы-2018.
Анна Зайкова

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Стремление усилить контроль и уменьшить неопределенность мы видим не только в России, но и в США и, наверное, и в Германии. У нашей власти это получается успешнее.

Устойчива, как таракан

Сейчас политическая система России весьма устойчива. Николай Петров даже уподобил ее таракану: виду, пережившему все катастрофы в отличие от других, более, казалось бы, совершенных.

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— Мощный и все время расширяющийся институт президентской власти перехватил те функции, которые выполняли другие институты. Снижая неопределенность и сокращая автономию, власть приводит к деградации всех политических институтов за исключением одного — гипертрофированного института президентской власти и всего, что с ним связано.

Систему ждет трансформация

Но сказать, что системе совсем уж ничто не угрожает, пожалуй, нельзя. Хотя бы потому, что с этим самым главным в стране институтом что-то может произойти. Но дело не только в этом.

Президент РФ Владимир Путин.
kremlin.ru

Николай Петров,
руководитель Центра политико-географических исследований:

— В ближайшую пятилетку мы увидим серьезную трансформацию системы. Я не имею в виду, что выборы станут хорошими, а партии действенными. Неизбежно появятся или будут усилены те институты, которые сегодня отсутствуют или находятся в деградированном состоянии.

Без них невозможна та трансформация, которая, думаю, будет определять политические содержание президентского срока — переход власти. Но не от президента Путина к другому президенту. А от Путина-президента к Путину в каком-то другом качестве.

Что это будет за трансформация? Здесь пока сохраняется неопределенность.

Своими мыслями Николай Петров поделился в ходе международной конференции «Четверть века трансформации: удачные эксперименты и упущенные возможности», состоявшейся 26−27 мая 2018 года в Барнауле.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость