Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Политика

Страна движется к революционному кризису

На вопросы экспертно-аналитического центра «Социальный Дозор» отвечает Алексей Экарт, секретарь краевого комитета КПРФ, депутат Алтайского краевого Совета народных депутатов.

 — Алексей, Вы являетесь одним из самых молодых депутатов АКСНД и, видимо, самым молодым публичным лидером алтайских коммунистов. В связи с этим два вопроса. Не мешает ли Вам возраст в решении достаточно сложных вопросов, которые приходится решать как депутату, заместителю председателя комитета? И второй — не недоело ли вам быть представителем молодежи, ведь не секрет, что в политических кругах молодежь часто всерьез не воспринимается?

— Возраст, безусловно, играет роль. И в жизни, и в политике слово молодого человека не так тяжеловесно и убедительно, как слово убеленного сединами мудреца, даже если оно более содержательно. То же самое, когда бумага подписана председателем крайсовета, комитета, рядового депутата — есть разница.

Однако, если ты человек хоть и молодой, но вменяемый, то есть предлагаешь разумные вещи, к тебе обязательно прислушаются. Если предлагаешь дельный вариант решения проблемы, она будет решена именно таким способом.

Сложности, конечно же, есть. А главная заключается в том, что политика такого уровня — очень тонкая вещь, большое искусство. Здесь необходимо не только обладать хорошими данными и способностями, необходимыми политику, но, прежде всего, важен жизненный опыт. Чтобы видеть государственный организм и все его механизмы и винтики в комплексе, нужно пройти большую школу. Образно говоря, пройти по ступеням достаточно длинной лестницы. Я же перепрыгнул большой ряд ступеней, став депутатом и заместителем председателя комитета в 30 лет. Поэтому иногда не хватает кругозора. «Я не волшебник, я только учусь»! Больше слушаю, чем говорю. Думаю, это правильный подход на данном этапе.

Что касается второго вопроса, отчасти, согласен, не воспринимается. По данным социологов, сегодня во всех властных институтах доля молодежи не превышает 3%. О каком влиянии на происходящие процессы и принятие ключевых решений можно говорить в данном случае?!

Но, с другой стороны, наблюдается тенденция, которую заметно невооруженным глазом — роль молодежи в политической жизни страны и в политпартиях неуклонно растет. Не в коридорах власти, а на улице! Если уж власть решила приручить молодежь в виде политического проекта «Наши», то это самый верный признак того, что в перспективе молодежь будет одним из решающих факторов политики. И не только уличной.

По поводу «надоело» могу сказать следующее: взрослые люди, сегодня вполне «большие дяди», которые занимались в свое время профессионально молодежью, до сих пор это делают на общественных началах. Можно называть много таких примеров. Все крупные политики с удовольствием встречаются и общаются с молодежью. Надеюсь, и я «не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым».

 — В последнее время на федеральном уровне приходится часто слышать о расколах, которые сотрясают левое движение. На лево-патриотическом поле, которое раньше воспринималось как монополия КПРФ, появляются новые игроки («Патриоты России», «Родина»). Существует ли опасность раскола внутри алтайских коммунистов?

— Левый фланг всегда был очень пестрым, достаточно взять списки названий партий и движений, которые шли на выборы с начала 90-х годов. В любом таком списке не менее 30 процентов названий со словом «коммунист». Власть зачастую непосредственно создает партии-обманки, чтобы наш доверчивый избиратель был дезориентирован. Очень простой и удобный способ ослаблять влияние оппозиции.

С другой стороны, есть псевдовожди, которые, преследуя исключительно свои личные интересы и удовлетворяя непомерные амбиции, создают карликовые движения. Коммунистическая многопартийность очень вредит. Это понимают все здравомыслящие коммунисты России, не понимают этого карликовые вожди и их ортодоксальные поклонники. Кстати, немногочисленные!

Если говорить о расколе, необходимо сделать принципиальное уточнение. Произошел раскол между КПРФ и некоторой частью Народно-патриотического союза России.

В событиях по расколу народно-патриотического движения и компартии, по моему глубокому убеждению, Кремль принимал самое непосредственное участие. Здесь были задействованы огромные финансовые и организационные ресурсы вплоть до спецслужб. Я не отрицаю и ошибок руководства нашей партии, но считаю, что главным фактором раскола НПСР и КПРФ была власть.

Применительно к КПРФ я не могу употреблять термин «раскол». Если бы организация развалилась на две соизмеримые по своим возможностям части, тогда да. Но этого не произошло и не произойдет (полагаю, у нас историей выработан иммунитет к расколам). Просто ушла небольшая часть с чем-либо несогласных или кем-то обиженных людей.

Если смотреть широко, отчасти задачи власти по реальному расколу левого фланга выполнены. Лево-патриотический электорат расколот (теперь действительно расколот, а не раздроблен). В Государственной думе влияние малочисленных лево-патриотических объединений сведено к нулю. Оппозиция в стенах парламента разгромлена. КПРФ потеряла часть своих видных членов ЦК и публичных политиков, партия задыхается от недофинансирования. Но живет! Поэтому главная задача власти по полной зачистке компартии, стержневой силы оппозиции, не реализована.

На Алтае раскола не состоялось и не предвидится, как бы кто о нем не мечтал.

А новые «левые» игроки — это всего лишь имитаторы, паразитирующие на левой идее и выполняющие задачи власти по ослаблению оппозиции и сохранению существующего строя. Посмотрите на эти новообразования — их региональные структуры продаются как мясо на рынке…

 — Как Вы оцениваете перспективы вновь образованных левых партий, прежде всего «Родины», которую некоторые политологи рассматривают как смену КПРФ?

— Если бы не было абсолютно никаких перспектив, никто бы их не создавал. Перспективы есть, но тактического характера — забрать сегмент левого электората и продлить на какое-то время жизнь режиму. Поймают хороший ветер в паруса, станут придворной «партией власти».

КПРФ никакие партии в принципе сменить или заменить не могут. Любые партии в современной России идут на борьбу, чтобы взять власть, компартия — чтобы вернуть ее народу! Если вдруг КПРФ исчезнет, образуется зияющая трагическая пустота в нашем политическом ландшафте — в политике закончится история традиционной России, политика окончательно превратится в «мясную лавку». Но этого не произойдет.

Я считаю, что КПРФ — уникальное явление в истории постсоветской России, носитель самых благородных ценностей советской цивилизации и российской государственности. Единственная настоящая идеологическая партия, живой, способный выживать в сложнейших условиях организм, проникающий во все поры общества. Другая структура давно приказала бы «долго жить» в таких условиях, которые ей созданы властью. Но партия живет и борется, еще и локальные победы одерживает, молодежь в свои ряды привлекает. Когда-нибудь по истории компартии наших дней лучшие историки будут писать диссертации.

У настоящих носителей левой и патриотической идеи в России есть хорошие перспективы. По оценкам наших социологов, общество левеет — левый электорат на протяжении 90-х годов колебался вокруг 30−32% голосующих. Из них 22−24% голосов обычно принадлежало КПРФ. В настоящее время он повысился до 40−43%, однако из них КПРФ отдано 15%, остальные поделили «Родина» и ряд мелких объединений, не прошедших в Госдуму. Разумеется, о «левизне» этих партий можно говорить лишь условно, тем более, что это еще и лжепартии.

Однако власть «наломала много дров» со своими реформами. И любые ее попытки сделать «левый поворот», которые мы наблюдаем, не будут иметь должного эффекта. Поскольку предлагаются верхушечные меры, призванные задобрить лишь некоторые социальные категории населения. Но режим никогда не пойдет на то, чтобы затронуть свои основы — священную частную собственность на средства производства и сложившиеся механизмы перераспределения материальных благ в интересах узкой прослойки олигархии и обслуживающей ее бюрократии. То, что обеспечивает действие неизменного закона капитализма: богатые становятся богаче, бедные — беднее. Существующие общественные противоречия никуда не денутся, а будут только усиливаться. Поэтому либо режим обречен, либо страна обречена. Либо отстранение от власти нынешней правящей элиты произойдет мирным путем, за который всегда выступает компартия (и лично я), либо ее сметет волна народного негодования и активного протеста.

Я верю, что в стране найдутся силы, чтобы в решающий момент изменить ситуацию и спасти страну. Это будут левые силы, как бы они не назывались.

 — В прессе активно обсуждается статья М. Ходорковского «Левый поворот», в которой автор прогнозирует победу левых сил (КПРФ, «Родины») на ближайших выборах. Как Вы оцениваете позицию Ходорковского?

— Позиция Ходорковского самая незавидная, учитывая его настоящее местопребывание.

Рассуждая же об эволюции его взглядов, невольно вспоминаешь классиков: «бытие определяет сознание». Похвально, что он понял одну простую вещь: есть объективные вопросы, которые стоят в повестке дня раздираемого противоречиями российского общества, и пока они не сняты, никакого движения вперед быть не может.

Не хотел бы рассуждать в деталях о высказываемых Ходорковским мыслях, тем более что нового здесь мало (компартия на протяжении 15 лет говорит об этом), но подчеркну, они интересны именно потому, что так говорит некогда всесильный олигарх, являвшийся одним из самых богатых людей мира, некогда «хозяин жизни». Ситуация для него изменилась, и он без тени сомнения как бы изрек: товарищи, а вы на самом деле все это время были правы, я это всегда понимал, но хранил эту страшную тайну при себе, поскольку сладко ел и мягко спал. Так же скажет любой из нынешних «хозяев жизни», если в судьбе будет «загогулина Ходорковского».

Честно говоря, хотя бы такое признание Ходорковского вызывает уважение. Я полностью согласен с его прогнозами, что левые все равно победят. Подчеркиваю, он признает: вы всегда были правы. Да, мы правы! А значит, победа будет за нами.

— Нужны ли КПРФ такие попутчики, как Ходорковский?

— Правильное слово — «попутчики»! Твердо убежден: нет. Даже в случае, если он в русских традициях окажется народным любимцем, которого гнобит режим. Дело в другом: нам его активно навязывают в союзники. Все это мы проходили. Союзников-попутчиков было уже столько — не пересчитать. Самый больной удар компартии нанес один из них — Сергей Глазьев. Именно КПРФ седлала из него маленькую политическую звездочку с хорошими перспективами. Наши люди оказали ему доверие, взращивали, создавали условия для политического роста, некоторые даже демонстрировали наивную «политическую влюбленность». Но он возомнил себя большой звездой и растоптал коллективные интересы. Этим моментально воспользовались заинтересованные силы. Результат известен. И лично для Глазьева это уже закончилось плохо.

У компартии может быть только один союзник — трудящийся многонациональный народ России. Ходорковский к нему не относится.

 — В алтайском отделении КПРФ Вы отвечаете за работу с молодежью. В тоже время алтайские комсомольцы по стилю выступлений все больше напоминают нацболов. С чем Вы связываете такую революционность: дань моде или это вполне осознанная позиция?

— Это явление характерное не только для алтайского комсомола (нравится оно или нет кому-то, в том числе и мне). Модой тут вряд ли объяснишь ситуацию. Свою роль играют особенности молодежного сознания, радикализм ему свойственен по природе. С другой стороны, процесс выталкивания оппозиции с легального поля политической борьбы порождает ответную реакцию. Молодежь таким образом отвечает за «стариков». Если кто-то из власть имущих полагает, что красную молодежь можно напугать судами и прокуратурами, даже тюремными сроками, глубоко заблуждается. Получат бумеранг.

Политический стиль играет огромную роль, но, тем не менее, это не больше чем стиль. Более весомо другое. В рядах левых молодежных организаций, прежде всего, комсомола, молодежь конечно разная. Но преимущественно — это честные, бескорыстные люди с обостренным чувством справедливости и любви к своей стране и народу, с болью в душе и твердым убеждением в правоте своего дела. Дайте им дорогу, они сделают много полезного для страны. Именно такие люди могут быть движущей силой возрождения России и стремительного развития.

Но для таких людей лестница социальной мобильности в нынешней России сломана. Все места под солнцем уже заняты на далекую перспективу: дети банкиров станут банкирами, промышленников — промышленниками, сыны жириновских — депутатами. Лишь единицы «из простых» в этой системе пробьют себе дорогу.

Поэтому остальным ничего не остается, кроме как рушить эту систему разными средствами и способами. Она сама направляет их на такой путь, иногда по-настоящему жертвенный.

 — Вы, как заместитель председателя комитета по образованию, науке, культуре и молодежной политике, курируете краевой молодежный парламент. Этот молодежный представительный орган пока еще не стал эффективным проводником интересов молодежи. В чем Вы видите причины такого положения? Какие шаги предпринимаются, направленные на то, чтобы молодежный парламент действительно начал играть определяющую роль в молодежной политике края?

— Проблема заключается не столько в молодежных парламентах, сколько в институтах парламентаризма в буржуазном государстве. Без него правящий класс мог бы легко обойтись, если бы не требовалась некая ширма, создающая видимость демократии. Посмотрите на Государственную думу с конституционным большинством в виде «Единой России» — это же самая циничная пародия на парламент.

Молодежный Парламент Алтайского края при краевом Совете народных депутатов — это как раз дань моде. Но я вижу свою задачу в том, чтобы сделать его работающим и дееспособным органом, хоть немного влияющим на государственную молодежную политику в крае.

Мы по материальным причинам не можем собирать молодежный Парламент края часто, только два раза в год, его президиум — раз в квартал, не можем содержать освобожденных работников. Даже настоящее обстоятельство делает его эффективную деятельность невозможной.

Поэтому я вижу главную цель в том, чтобы он ставил реальные задачи перед молодежными представительными органами в районах и городах, где и должна происходить основная деятельность. Необходимо разбудить творческую инициативу молодежи на местах, только тогда можно рассчитывать на успех.

По существу у молодежного Парламента нет инструментария непосредственного влияния. Сейчас мы рассматриваем вопрос о выделении средств в бюджете края для программ и проектов молодежного Парламента. Если такое решение будет принято, мы проведем конкурс между молодежными представительными органами в муниципалитетах на самые интересные проекты. Думаю, это придаст серьезный импульс в работе с молодежью.

В настоящий момент Парламент ведет работу по защите интересов молодежи в проекте бюджета 2006 года, по сохранению комитета администрации края по делам молодежи в качестве самостоятельного структурного подразделения, по повышению эффективности краевой целевой программы по обеспечению жильем молодых семей.

 — Революционные события на постсоветском пространстве вдохновили многих политических деятелей на территории России. Например, активный борец с действующим режимом Владимир Рыжков в своей статье в «Ведомостях» уже открыто обосновывает право народа выходить на «несанкционированные митинги». Какова вероятность на Ваш взгляд повторения в России «оранжевых» сценариев?

— «Оранжевая революция» в России — это миф, который выгоден как либералам, так и существующей власти. Первым потому, что они могут попугать вторую и добиться каких-либо преференций и гарантий для своего бизнеса, а также представительства в публичной политике; последней, потому, что можно оправдываться перед населением за «закручивание гаек» и установление в перспективе буржуазной диктатуры, чтобы крайними средствами сохранить существующий строй. Ведь не случайно старательно подчеркивается слово «революция»! А на самом деле никаких революций не было. Одна группировка буржуазии перехватила власть у другой, миллионеры победили миллиардеров, переделили собственность. И все! Какая же это революция?

Реально же наши трусливые либералы не пойдут ни на какие действия. Они могут, в крайнем случае, только изобразить попытки цветного переворота, чтобы прощупать реакцию. Но Россия — не Украина. Прозвучит один выстрел (возможно власть даже взорвет петарду), и все хваленые «революционеры» разбегутся по теплым коттеджам.

Что касается настоящей революции с коренным изменением существующих общественных отношений (настоящая — не значит кровавая, подобные глубокие изменения могут происходить и мирно). Революции происходят не по прихоти отдельных людей, не потому, хочет этого товарищ Экарт или нет. До начала 2005 года я исключал возможность революции в нынешней России на ближайшую обозримую перспективу, поскольку считал, что отсутствуют классические признаки революционной ситуации, хотя есть некоторые предпосылки и причины.

Однако произошедшие за этот год события (все в комплексе — и реформы и активная реакция на них населения) могут свидетельствовать, что страна движется в направлении созревания революционного кризиса. Формируются те самые признаки. Верхи не могут, а низы не хотят, повышение нужды и бедствий выше обычного и политической активности масс…

Не случаен и «левый поворот» власти в виде президентских «национальных проектов». Но какие бы меры не принимались (вплоть до маленькой «победоносной войны»), ситуацию для правящих кругов это не спасет. Правда, есть самый верный вариант избежать потрясений — начать реализовывать в полной мере Программу Коммунистической партии Российской Федерации. Но это будет уже совсем другая история.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость