Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Выборы в стиле «техно». Мнение редакции

По Барнаулу проехать страшно — отовсюду бьют по глазам плакаты «Останови вторжение!». Здесь подразумеваются не монгольская орда, не армия Наполеона, не соседи-китайцы и даже не марсиане. А до дня «объявленного вторжения» осталось всего ничего. Выборы в это воскресенье.

Кто кого победил в первом туре

Наверное, со времен путча 1991-го Алтай не был так политически наэлектризован, как сегодня. Край раскололся надвое, одна часть стоит за Александра Сурикова, другая — против. Трудно сказать, какой процент людей из второй части идут именно за Евдокимовым, а не против Сурикова. Лично мне как-то трудно поверить в то, что люди действительно знают, ЧТО будет при Евдокимове. Ведь, по сути, претендент не сказал в своих агитационных материалах ни о чем, кроме того, что все будет хорошо. Зато избиратели Евдокимова точно знают, что при нем не будет Сурикова. И поэтому выборы у нас проходят не так, что решается «ты за этих или за тех?», а «ты за этих или против?». Вот, собственно, и все. И вся интрига заключена вовсе не в Михаиле Сергеевиче Евдокимове, как это может показаться со стороны. Она в Александре Александровиче Сурикове. Он и есть та самая политика, которая наэлектризовала край сегодня.

Впрочем, как среди сторонников Сурикова, так и среди сторонников Евдокимова есть люди, голосующие исключительно за имя. Не за программы, а за знакомую фамилию. То, что это так, показала в первом туре история с однофамильцем губернатора, когда на одну только фамилию схожие инициалы было поймано около трех процентов голосов. Примерно так же, совершенно из ничего, созданный незадолго до выборов в крайсовет «Блок в поддержку президента» взял почти пятую часть голосов только за счет просвечивающей за словом «президент» фамилии «Путин». А уж у Евдокимова имя — так ИМЯ! Интересно, что было, если бы против Ельцина в 1996-м выпустили Пугачеву?

И тут возникает вопрос, почему благодаря только одному имени в нашем крае, где до появления кандидата Евдокимова действующему губернатору прогнозировали не менее 70% избирательских голосов, была одержана тактическая победа противников действующего губернатора?

Ответы можно искать в политической, экономической, социальной жизни края. Проблем тут множество. В чем-то это проблемы общегосударственные, в чем-то они касаются только региона, но есть и те, которые нельзя не связывать с работой Сурикова и его команды. С восьмью годами работы, после которой два крупнейших города края и с десяток районов делают свой выбор в пользу Евдокимова. Но при этом в остальных городах и районах, да и в тех, где кандидат-артист победил, оказалось множество людей, голосовавших за эти восемь лет. Так все ли дело в реальных проблемах, о решении которых, собственно, никто из кандидатов толково и внятно ничего и не сказал?

Война технологий

Что такое выборные технологии, мы до этого знали только из телевизора. Где-то там Доренко «мочит» Лужкова, где-то там люди Березовского ставят на Красноярск Лебедя. А у нас все было тихо-доморощенно. И… к первому туру выборов штаб Сурикова оказался неготовым встретить не такую уж сильную по общероссийским меркам команду пиарщиков Евдокимова-Семенова-двойника. Попросту опыта не было. Да и прогнозы про 70% сыграли дурную шутку: казалось, что победить будет легко, не прилагая особых усилий. Суриковцам приходилось догонять евдокимовцев, когда уже стартовый пистолет стрельнул и все побежали. Поэтому кампания до 14 марта проходила так, что заезжие пиарщики Евдокимова выкидывали заготовленные козырь за козырем, а штаб Сурикова вяло отбивался. В результате то, что появление кандидата Евдокимова кто-то рассматривал как какой-то прикол (были и такие избиратели, кто ходил голосовать именно шутки ради), оказалось очень серьезной заявкой на победу. Вся технология была построена на эмоциях. На эмоциональном узнавании фамилии, на эмоциональном протесте против Сурикова, на эмоциональном «шутковании». И никакой конкретики: кто из спонсоров стоит за Евдокимовым, кто его поддерживает в Кремле, с кем он придет в Барнаул, если победит, и, главное, что он будет реально делать, чтобы «всем было хорошо». Все это утонуло в эмоциях и намеках.

На втором туре суриковский штаб перехватил технологическую инициативу у противника, привезя в край опытных пиарщиков из Москвы. Научились. Тоже пошли эмоции — «остановим вторжение», 22 июня 1941 года в отдельно взятом крае. Технологии не дают спорить конструктивным идеям. Потому что мы, избиратели, больше верим собственным эмоциям, чем пытаемся разобраться в том, кто с какой программой пришел. Так ведь проще и читать надо только заголовки: «Я сделаю лучше!», «Нет, я сделаю лучше!». А как — уже не важно, главное, определиться с тем, чье «лучше» ложиться мне на душу.

Край обновленный

После первого тура край вышел обновленным, как из огня. В половине районов и городов народ проголосовал против прежних администраций. Не избрали думы в Барнауле и Бийске, недобрали депутатов в крайсовет. И, главное, край разделился на тех, кто «за» и «против» бывшего еще два месяца назад незыблемого Сурикова. Казалось бы, кому-то пора бежать с корабля. Но, как ни странно, вместе с прежней и новоизбранная политэлита края начала сплачиваться вокруг Александра Александровича. А уж им-то бы, сместивших кое-где «людей Сурикова», прямая дорога к его конкуренту. Чего они испугались? Неглупые вроде люди; наверняка смелые; и народ их на местах поддержал. Наверное, того, что с Михаилом Сергеевичем до сих пор ничего не ясно. Не ясно не то, что спрашивали иностранные журналисты про назначенного и.о. президента в 2000-м «Who is mister Putin?», а то, кто такой продюсер Евдокимова и что ему надо от Алтая?

Когда ты выбираешь кота и кота в мешке, рискнуть можно. В крайнем случае, можно кота и заменить. Но тут надо выбирать. Пусть не самого выдающегося губернатора Российской Федерации, но все же понятного и внятного, или неизвестно кого. И после выборов его уже минимум четыре года не сменишь. А этим главам администраций жить и работать в своих городах и селах, им уже сейчас нужно готовиться к посевной, к ремонту дорог, продолжать отапливать дома, больницы и школы, рассчитывать на доходы в бюджет от местных товаропроизводителей… И это все при Сурикове хоть как-то работало. А как оно будет при том, кто зачем-то идет в наш край, проплачивая избирательную кампанию сразу троих в перовом туре, а теперь одного кандидат? Кто-то скажет: хуже не будет. Но так можем думать мы с вами, а управленцам, тем более избранным, в «лучше-хуже» играть нельзя. Они должны быть прагматиками до мозга костей, поэтому неизвестность их отталкивает. Им хочется знать, кто в этом мешке. Знай они это, все могло бы быть и по-другому.

И почему-то вокруг Сурикова объединяются партии — вечно заклятые враги левые и правые, а также их общие оппоненты-единороссы. И тут же объединяется бизнес-элита, которая внутри себя так яростно конкурирует, что любым партиям и не снилось. Им всем тоже в тягость эта неизвестность. Если бы Евдокимов «огласил весь список», за ним, точнее, за этим списком, возможно, и пошла бы часть бизнесменов или партийцев. Но это как раз и беда выбранной пиарщиками Евдокимова технологии. В ее концепцию конкретика не входит. А что, если таковой просто нет? Как не оказалось поддержки Кремля, дружбы Тулеева и Назарбаева?

Свобода слова

Отсутствие конкретики можно пояснить на примере нашей редакции. Мы бы и рады дать место в газете евдокимовцам, чтобы они объяснились с избирателями, но они (вот в чем вся загвоздка «нашего молчания»!) не идут на контакт. Они ничего не комментируют, они не проводят пресс-конференций по результатам первого тура выборов. Вообще никаких встреч с прессой! Если уж Евдокимов сам отказывается от бесплатного (!) эфира радио- и теледебатов с Суриковым, то газетчикам ничего не остается, как ставить на страницы отчет с пресс-конференции противника Евдокимова, который пытается донести свое мнение через прессу. А евдокимовский штаб только отделывается заготовленными рекламными статьями. Мы их размещаем на своих страницах, когда штаб Евдокимова нам их привозит. Но другой информации от штаба нет!

Позиция алтайской прессы может показаться избирателям если уж не совсем просуриковской, то, мягко говоря, странной. Но пресса сама оказалась заложницей технологий, выбранных штабами кандидатов.

Пресса стала заложницей не только технологий, но и законодательства о выборах. Оно очень жесткое по отношению к СМИ, и мы попросту не можем делать многих обычных информационных вещей во время выборов. Но алтайская пресса, кроме того, еще выработала в своем сообществе «Хартию об отказе манипулирования общественным сознанием избирателей», которая ограничивает нас не в том, что мы сами напишем, а в том, что нам принесут поставить за деньги. И этот журналистский договор охраняет не только от черного пиара, непроверенного компромата, но и от административного ресурса. А это очень актуально для нашего края, где львиная доля рынка СМИ принадлежит государственным газетам, ТВ и радио. Поэтому в наши СМИ не прорвалось ни капли грязи. Поэтому даже Сурикову приходилось проводить пресс-конференции, а не указывать нам, что писать и что говорить. А обратных примеров применения административного ресурса в отношении прессы по нашей стране хоть отбавляй. На выборах президента Башкортостана в башкирских газетах даже платной рекламы конкурентов действующего главы не было, и вся агитация завозилась исключительно из-за границ республики. Во время недавних выборов мэра Новосибирска по телевидению гонялись целые сериалы с компроматами на конкурентов, а одна и та же газета выходила то «моча» одного кандидата, то «расстреливая» другого. Но ничего подобного не прорвалось на алтайских избирателей как раз благодаря журналистской «Хартии».

Позиции

Однако в крае у части думающих людей, но не сведущих во всех тонкостях работы СМИ, связанных как с технологиями, так с законодательством и самоограничением «Хартией», возникло ощущение информационного вакуума, который они попытались восполнить при помощи Интернета, где открылись дискуссионные клубы по выборам. Интернет действительно имеет больше свобод в части выборного законодательства, чем другие СМИ. В этих электронных дискуссионных клубах обсуждалось все и вся, там можно было ругать и хвалить того или иного кандидата. Там формировались, отстаивались, кристаллизовались различные мнения. Там доставалось всем… А модераторы этих клубов заняли позицию «против всех». То есть никакую. И даже их вывернули наизнанку те самые технологии эмоций, которые применялись на этих выборах.

«Мы находимся в ситуации ложного выбора», — сделал заявление один из них, видимо, намекая на то, что жителям края выбирать не из кого. Но если отвлечься от эмоций, выборы губернатора — это не только выборы личностей, это еще и выбор пути, по которому нам с вами идти. И 4 апреля он все равно будет сделан.

Теперь, накануне выборов, после того как газета закончила освещение предвыборной борьбы, мы вправе заявить свою позицию. Позицию газеты, которая была и остается независимой. Эта позиция заключается в следующем: из двух «зол», двух вариантов будущего мы выбираем тот, с которым знаем, что делать дальше.

Андрей НИКИТИН, шеф-редактор «СК».

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость