Политика

Виктор Сиднев рассказал об управлении городом, выборах и ответственности мэров

Сегодняшние реалии таковы, что принадлежность к власти — это еще и обязательная принадлежность к определенной политической партии. Поэтому если вдруг в этом «ближнем круге» оказывается человек с иными политическими взглядами, это всегда вызывает не только журналистский, но и просто человеческий интерес. Когда у газеты «Ваше дело» появилась возможность поговорить о местном самоуправлении с человеком, который дважды избирался мэром подмосковного Троицка, будучи членом «СПС», Виктором Сидневым, мы эту возможность не упустили.

— Вас все знают как знатока, игрока самой сильной команды «Что? Где? Когда?». Ну, такова сегодняшняя телевизионная всепроникающая реалия. Гораздо меньше людей знают, что вы были мэром Троицка.

— Да, это действительно так, я дважды избирался на эту должность. В самом начале, когда я только пришел, сам предложил внести в Устав города ограничения — мэр может избираться не более двух сроков. Поэтому в декабре 2011 года на выборы я уже не шел.

— А как вы решились стать мэром города?

— На самом деле это была чрезвычайная кризисная ситуация — предшественника моего застрелили. Я в тот момент был депутатом. И был действительно кризис в городе. Кризис прежде всего властный. Выбор был такой: либо оставлять все в руках той команды, которая привела к этому кризису, либо брать ответственность на себя. Я решил, что надо что-то менять.

— Вы родом не из Троицка?

— Да. Но Троицк — это академгородок. Я окончил в свое время физтех, после этого приехал работать в академгородок, потом уехал в Америку. Вернулся, занялся бизнесом, стал депутатом, потом мэром.

— Бизнес-опыт вам пригодился?

— В условиях рыночных реформ бизнес-опыт чрезвычайно полезен. Я еще будучи депутатом, получал дополнительное бизнес-образование — MBA. С удивлением обнаружил, что есть очень большой раздел в науке об управлении, посвященный управлению в публичной сфере. С одной стороны, рыночные методы управления здесь полезны, но работа в органах власти — это не работа в частной компании.

— Каковы главные цели и задачи главы города?

— Восемь лет моей работы во власти показали, что должность главы города не только хозяйственная, но и политическая. Глава города должен брать на себя ответственность, принимать непопулярные решения. При этом он должен располагать достаточным запасом легитимности, уровнем поддержки населения.

Могу с уверенностью сказать, что в Троицке, например, была проведена эффективная реформа ЖКХ. Причем если вспомнить о целях и задачах этой реформы, то это было со­здание конкурентной среды в данной сфере. В Троицке такая среда есть. Когда ко мне приходят люди с жалобами на управляющую компанию, я говорю, что у них есть выбор из семи организаций, можно создать свою или ТСЖ. И очень часто, когда в городе есть конкурентная среда и предприниматель от ЖКХ понимает, что он, вообще-то, может потерять свой бизнес, то ситуация меняется еще до собрания недовольных жителей.

Первый зам — единоросс

— У вас были единомышленники?

— Я на первых выборах набрал 85% и 50% — на вторых. Когда 85% голосуют за смену власти, то это говорит о глубоком кризисе власти. Если 50% голосуют за сохранение этой власти — это нормальная ситуация. Но дело не только в поддержке населения, дело и в команде, которую вы формируете. У нас была достаточно эффективная команда. При этом я всегда был членом оппозиционной партии «СПС», однако первый зам у меня был из «Единой России», другой зам — коммунист.

— Проблема почти всех малых и средних городов — недостаток средств для решения вопросов местного значения.

— Да, и это уже признала верховная власть. Вообще, главная проблема в том, что объем полномочий, регулируемый 131-м законом, достаточно большой, а вот финансового обеспечения практически нет. В 90% случаев бюджеты местного самоуправления дефицитные. То есть у вас просто нет денег на решение проблем. Есть такие города, как, например, Ставрополь или Домодедово, у которых бюджет — донор, там решаются вопросы благоустройства, делаются социальные выплаты. А в условиях дефицитного бюджета вы можете делать ровно столько, сколько вам позволяют ваши средства. Поэтому, когда я смотрю на то, как арестовывают мэра Крымска за то, что он не обеспечил оповещение людей, или несколько лет назад, когда были пожары и сняли мэра Выксы за то, что он не обеспечил противопожарную безопасность, то я понимаю, что, во-первых, у них просто денег нет на это, а, во-вторых, они по закону не отвечают за то, за что их наказывают.

По Крымску было интересно наблюдать за тем, как шло заседание правительства, которое вел Медведев. Мэра уже арестовали и по всем каналам сообщили, что именно он виноват в том, что не обеспечил безопасность граждан. И вице-премьер Козак говорит премьеру, что, вообще-то, это федеральные полномочия и нам надо бы денег добавить на решение этих проблем. То есть главу местного самоуправления уже посадили, а на уровне правительства они говорят, что, вообще-то, это мы должны были отвечать и мы на это денег не заложили. А жители судят о власти по работе местного самоуправления. Не случайно же социсследования показывают, что уровень доверия президенту у нас самый высокий, затем идет региональная власть и только потом — местная. Это такая перевернутая пирамида.

Другое дело — вопрос эффективности. Даже те немногие средства, которые есть, надо расходовать грамотно. И это уже вопрос об эффективности и профессионализме чиновников, с которыми вы работаете. Должна быть конкурентная среда на местных выборах. Я дважды участвовал в выборах. В первый раз ситуация была кризисная, а во второй раз — это уже оценка того, что я сделал за прошедшие четыре года. И то, что я выиграл эти выборы, практически не занимаясь собственно предвыборной кампанией, — это лучшая оценка.

А теперь посмотрите на то, что происходит сейчас в стране, и в Барнауле в том числе, когда городом руководит человек, не избранный всенародно, не говоривший с людьми, который не ощущает свою ответственность перед избирателями. Эта система не приводит к появлению эффективных управленцев, потому что размывается персональная ответственность перед людьми.

— Как бывший мэр скажите, чего ждут люди от власти?

— Когда я был мэром, ко мне чаще всего обращались с жилищными вопросами, вопросами социальной поддержки. Это на самом деле главные вопросы, которыми должна заниматься власть.

Я, как человек либеральных взглядов, считаю, что задача государства во всех его видах — помогать социально незащищенным, слабым и создавать условия для сильных, чтобы они могли обеспечивать себя сами. Поэтому, что касается бизнеса, я всегда считал, что наша главная задача — не мешать. Просто исполнять те законы, которые есть. Ну, например, есть закон, который позволяет малому бизнесу приватизировать муниципальную собственность, если они арендуют ее более трех лет. Многие чиновники в регионах этому закону сопротивляются. А мы в Троицке отдали все, что было арендовано, потому что, во-первых, если бизнес это эффективно использует, то пускай он это и выкупает. А во-вторых, в муниципальной собственности должно находиться только то имущество, которое необходимо для решения вопросов местного значения.

Школа вместо леса

— С какими программами вы шли на первые и вторые выборы?

— Это совершенно разные вещи. В первый раз, когда вы идете на выборы, вы можете обещать. Мои обещания на тот момент сводились к очень простым вещам: получение статуса наукограда, прекращение точечной коммерческой застройки и разработка генплана города. Мы очень многого добились. Получили статус наукограда, прекратили точечную застройку, отменили большую часть разрешений на строительство, проделали огромную работу по генплану города. В общем, если в первый раз мы обещали решить проблемы, то во второй мы рассказывали о том, что сделали и что будем делать. И то, что человек, который в течение восьми лет был моим первым замом, потом на выборах набрал 50%, — это тоже достаточно высокая оценка.

— А он продолжит то, что вы начали?

— Он будет продолжать, потому что есть такие вещи, которые уже работают сами по себе. Но я, конечно, понимаю, что у нас с ним разные взгляды на многое. Например, я считаю, что мэр должен брать на себя политическую ответственность и принимать непопулярные решения. Все остальные чиновники такую ответственность не несут.

Троицку была нужна детская школа искусств, но места для ее строительства не было. Единственное разумное место — это участок лесного массива. Это вызвало большие протесты, критику оппозиции и т. д. Но я принял это решение. И сегодня, когда прошло пять лет, это лучшее здание в городе, и никто уже не помнит о том, что оно стоит на месте вырубленного леса.

Мой же преемник считает, что мэр не должен брать на себя такую ответственность, а должен отвечать только за то, что одобрено большинством. Он из «Единой России», у него более взвешенные взгляды. Я же — политический экстремист из «СПС».

— Вы никогда не размышляли над тем, почему в России к власти относятся либо с пиететом, либо совершенно отрицательно?

— Это говорит об отсутствии гражданского общества в России. Люди не хотят, не умеют, не могут решать свои проблемы самостоятельно. И при этом они считают, что все их проблемы должна решать власть. В гражданском же обществе люди свои проблемы решают без участия власти. С одной стороны, есть желание, чтобы власть сделала все, а с другой — колоссальное недоверие всей политической системе. И без решения этой проблемы власть не может быть эффективной.

Я несколько лет назад писал об этом письмо президенту, тогда еще Медведеву, когда в очередной раз по телеканалам прошла кампания с обвинениями муниципальных властей во всем и вся. У нас вообще ведется целенаправленная программа по дискредитации местного самоуправления. Это как бы повышает авторитет тех, кто наверху, а в реальности создает ту самую перевернутую пирамиду. Но дело в том, что люди живут в городах, районных центрах, селах и прежде всего взаимодействуют с местной властью.

Мое письмо Медведеву закончилось тем, что сначала из Кремля позвонили губернатору и спросили: «Он вообще нормальный этот мэр, который пишет такие письма?» Губернатор ответил: «Нормальный, хотя и из «СПС». И меня пригласили в Кремль на совещание по местному самоуправлению. Но ничего не изменилось.

Хотя в последнее время и в Кремле заговорили о том, что надо децентрализовать власть, усилить роль местного самоуправления. Но это невозможно без реформы финансовой системы. Надо дать больше ресурсов вниз. А это что означает? Люди внизу станут более независимыми. Я, несмотря на то что был избранным главой города, дважды подавал заявления о добровольной отставке, когда понимал, что действия региональной власти наносят ущерб городу и это связано с моими политическими взглядами. Я просто приходил к губернатору и говорил: «Вот вам заявление, потому что моя партийная позиция может быть какой угодно, но город от этого страдать не должен». И оба раза, надо отдать должное Борису Громову, он отклонял мою отставку. Но оба раза мне на это надо было решиться.

Однажды я участвовал в дискуссии с Владимиром Жириновским в «Поединке» у Владимира Соловьева. Жириновский — ярый сторонник централизации. Он считает, что нужно создать девять губерний и руководить ими из центра. Тогда я рассказал ему историю о том, когда в Кремле единственный раз было решено выделить деньги на благоустройство районных центров. Так вот многие райцентры получили эти деньги в октябре и после проведения минимальных, но обязательных процедур получалось, что класть асфальт они должны были в декабре. И в каком положении находится местная власть? Либо ты закапываешь деньги в снег и население тебе высказывает все, что думает по этому поводу, либо получаешь обвинения в том, что не в состоянии распорядиться деньгами. А все потому, что решение было принято в Кремле и рассчитывать, что раньше чем через полгода на местах получат деньги, не приходится.

— Сегодня уже принят закон о том, чтобы вернуть выборы глав муниципалитетов и запретить назначения сити-менеджеров. Это начало политической реформы?

— Это правильно. Но ключевая проблема в том, что у нас 90% муниципалитетов являются дотационными. И каким бы ни был самостоятельным глава муниципалитета, если ему надо отремонтировать дороги, а денег все равно нет, он пойдет кланяться к вышестоящей власти.

— 14 октября в стране пройдут местные выборы. Почему на них надо идти?

— То, что происходит в последние годы в стране, ни в какие ворота не лезет. Оппозиция не просто проигрывала выборы, она в них и участвовать-то просто не могла. Сейчас же, если представителям оппозиции удастся хотя бы зарегистрироваться, есть надежда, что и в стране, и на местах многое изменится.

— Игра «Что? Где? Когда?» помогла вам в работе мэром?

— Это прежде всего навыки командной игры и уверенность в том, что любой вопрос, любую задачу можно решить. Но в игре это нужно сделать за одну минуту, а в жизни вопросы, которые решаются за минуту, — не главные. Главные — это те вопросы, которые решаются годами.

— Вы вернетесь в политику?

— Да.

— Как бизнесмен вы прогнозируете, что будет с Россией?

— Я всегда оцениваю риски. И если политические риски в стране велики, то зачем заниматься бизнесом — на этом можно больше потерять. Я думаю, ближайшие четыре года станут решающими для России.

Справка

Виктор Владимирович Сиднев родился 2 марта 1955 года в Ярославле. В 1978 году окончил Московский физико-технический институт. Работал в филиале Института атомной энергии им. И. В. Курчатова в Троицке. Имеет ученую степень кандидата физико-математических наук. Выдвинул ряд новых идей по использованию импульсных плазменных ускорителей. В 1997 году создал предприятие «Троицк-Телеком» — первого оператора широкополосного доступа в Интернет в России. В 2003 году избран главой Троицка, в 2007 году переизбран на второй срок. Сегодня возглавляет наноцентр в Троицке.

С 1979 года играет в клубе «Что? Где? Когда?», является обладателем «Хрустальной совы» и имеет звание «Лучший капитан клуба». Женат, воспитал четырех дочерей.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость