Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Потребитель

Как в Барнауле появились «некафе» и кого ждут их владельцы

Российские бизнесмены придумали способ привлечь огромную аудиторию бедных студентов, фрилансеров и другой «творческой молодежи» — антикафе, разновидность пришедших с Запада «свободных пространств». Это место, где посетители платят не за еду, а за каждую проведенную минуту от полутора до нескольких рублей. При этом в заведении есть чай, кофе и печенье — бесплатно и сколько угодно. Можно приходить со своей едой. И заниматься чем пожелаешь: работающим предоставляется Wi-Fi, отдыхающим — настольные игры, книги, зал с видеопротектором и прочее.

Оксана Печенина, хозяйка антикафе My Land.
Оксана Печенина, хозяйка антикафе My Land.
Анна Зайкова

Ясно, что это сразу решило часть проблем многочисленных молодых россиян, которым часто негде собраться на досуге. Непонятным остается, как можно на бедных студентах и бесплатном кофе заработать деньги. Основатели барнаульских антикафе пока работают в убыток. Но уверены, что это временно. Редакция газеты «Ваше дело» постаралось выяснить, почему.

«Наши люди еще не привыкли постоянно прибирать за собой и вести себя так, как обычно они ведут себя дома», — говорит Оксана Печенина, прерывая беседу, чтобы отнести грязные кружки, оставленные забывчивым гостем, в положенное место. Она хозяйка первого «свободного пространства» в Барнауле под названием My Land.

Барнаульцы и правда пока не привыкли. Заведение с необычной концепцией открылось только два месяца назад. Ни одному антикафе в стране еще не исполнилось больше года: первое создали в сентябре 2011 года в Москве. Затем в течение 2012 года идея распространилась, как вирус, из столицы по всей России. Она выглядит привлекательно: открытие антикафе не требует ни согласований с санэпидемстанцией, ни получения лицензий, ни затрат на меню. Казалось бы, только и нужно, что снять помещение и завести кофемашину.

Однако те, кто не тратится на меню, потом не получат с него и прибыли. А себестоимость чашки хорошего кофе заставляет кофейни делать серьезную накрутку в цене, чего антикафе опять же не делает. Алкоголь и курение здесь под запретом, так что и здесь заработать не выйдет.

Чтобы быть прибыльным, столичное антикафе должно иметь доход 1,5 млн. рублей, причем на 200 кв. м площади должно приходиться 200 посетителей в день, проводящих в заведении не менее четырех часов. По расчетам г-жи Печениной, в случае с Барнаулом каждую из этих цифр следует просто разделить на два.

«То есть мы стремимся к стабильной посещаемости 100 человек в день, — резюмирует она. — Пока это случается, но нерегулярно. Обслуживание кофейного автомата — наша главная трата. В декабре он „съел“ 20% нашей выручки… Мы покупаем хороший кофе и хороший шоколад, и цена напитков получается высокой».

Сразу два

Основательница My Land смеется, что пока у нее все идет по плану: как планировала она большой минус в первые месяцы работы, так и получает. Посещаемость ее заведения за два месяца выросла в 1,5 раза, появились постоянные гости. Но «выйти в ноль» Оксана Печенина намерена к весне, а на прибыль раньше осени не рассчитывает.

Между тем на открытие антикафе у нее ушло около 1 млн. рублей. Под заведение снимают 160 кв. м в центре города. И за неделю не только бедные, но и голодные студенты съедают около 30 кг печенья и выпивают 420 л чая, кофе и какао.

«С выпечкой удалось оптимизировать расходы, не потеряв в качестве. Раньше мы ездили закупаться в «Ленту», а сейчас нашли хорошего оптового поставщика и получили 50% экономии. Это с доставкой! — довольна предпринимательница. — Сейчас ищем такие же условия для чая и кофе. Наверное, будем на Новосибирск выходить. Кружки купили в «Икее», 100 штук. Недавно села считать, сколько их осталось: мол, так, надо докупить еще 50, а то осталось 63 штуки. И тут же грохот: дзынь! Смеюсь, вношу поправку: 62…"
К убыткам Оксана Печенина была готова: пока антикафе — не единственная сфера ее деятельности, а основная работа дает неплохой заработок, который сегодня вкладывается в дело. Что стало сюрпризом, так это внезапное открытие буквально по соседству второго антикафе «Тик-Так» спустя месяц работы My Land.

Хозяева «Тик-Так», как и Печенина, анонсировали свое появление в Сети. Как выяснилось, недостаточно: ни те, ни другие не знали о планах друг друга. В результате в районе остановки «Молодежная» недалеко от главных городских вузов возникли два очень похожих антикафе. Примерно одной площади, с одинаковыми услугами и порой схожими мероприятиями (например, популярными «киноночами»).

В поисках ниш

В My Land, пока мы беседуем с хозяйкой, успели побывать несколько компаний школьников. Рядом мальчик лет 10 очень бойко учит большую толпу других детей во главе с двумя взрослыми играть в «Мафию» — тут явно в разгаре чей-то день рождения. Студенты запираются в комнате с видеоприставкой.

Такие же гости приходят и в «Тик-Так». Очевидно, что два заведения борются за одну аудиторию. Посетители отмечают разницу лишь в дизайне, кто-то говорит, что ему уютнее в одном антикафе, другие — что во втором. Все это субъективные факторы. Как разделить сферы влияния объективно, первооткрыватели «свободных пространств» пока не решили. Возможно, кому-то просто придется сменить месторасположение.

«Мы отличаемся настроением и атмосферой, — считает Елена Денисова, студентка и одна из учредителей «Тик-Так». — Я общалась с владельцами московских антикафе на тему, чем отличаются такие заведения. Сделали вывод, что ничем. Лишь настроением и интерьером… Честно говоря, мы давно собираемся сходить в My Land, просто пока времени не было. Хотим там посидеть, отдохнуть, ну и посмотреть. Я думаю, это не криминал, как многие считают. Это здоровое любопытство и знакомство».

«Было бы хорошо, если бы мы познакомились и определили вместе, кто и что будет делать. Чтобы не повторяться, — согласна Оксана Печенина. — А то мы недавно заказали настольный футбол и случайно узнали, что и в «Тик-Так» он недавно появился».

Она полагает, что места на рынке пока хватает, однако прогнозирует, что в Барнауле можно открыть еще не более двух антикафе. При этом «антикафешники» не считают конкурентами обычные кафе, клубы и кинотеатры, хотя их точки содержат элементы всех этих мест.

Говорят, их аудитория — те креативные молодые люди, которым до этого провести время компанией весело и с пользой часто было просто негде.

Столичные заведения в формате «свободного пространства» сейчас тоже в поиске точек роста и идей: там их уже около 20. Владелец одного из первых российских антикафе «Бабочки» Михаил Мулин уже начал продавать в своих заведениях гамбургеры и комплексные обеды, чтобы повысить рентабельность. А в недавно открывшемся новосибирском антикафе наливают… пиво.

Оксана Печенина относится к идее реализовывать алкоголь негативно. Считает, это разрушит атмосферу непосредственности — «фишку» антикафе. Однако она думает, что в мертвый летний сезон придется начать продавать ледяную газированную воду. Поясняет: «От этого не уйти, а раздавать ее бесплатно нерентабельно. Посмотрим, не уверена пока насчет платной еды. Люди могут воспринять это негативно».

А кто такой Артем?

Многие сомневаются, что в Барнауле достаточно «творческой молодежи», чтобы обеспечить антикафе постоянной аудиторией. Что место, где нельзя выпить, может быть востребовано, а поэтому проект обречен. Тем не менее еще на стадии ремонта помещения для My Land откуда-то появлялись те самые многочисленные молодые люди, приходившие волонтерами внести свою лепту в создание заведения, о котором узнавали из Интернета.

«Человек, который тут помогает» — так называл себя и Артем Красилов. Этот молодой человек 18 лет перед открытием первого антикафе написал Оксане Печениной и поинтересовался, не нужна ли ей «какая-нибудь помощь». «В результате он пропадал с нами день и ночь, когда все только создавалось, — вспоминает она. — Потом стал тут бывать и помогать по мелочам. Однажды к нам приехали журналисты с телевидения, а я не очень люблю публичность. И попросила Артема поговорить вместо меня на камеру. Он удивился: а я тут кто? Я сказала: ну, назови себя менеджером по администрированию. Он дал интервью, а с декабря мы взяли его на работу. Он у нас занимается музыкой, разработкой сайта и наполнением группы «ВКонтакте», организацией мероприятий».

Пока молодой человек не обзавелся официальной должностью, посетители, которых он встречал, спрашивали: «А кто такой Артем?» А он был просто одним из тех, для кого создавали антикафе. Артем выглядит живым примером того, почему вообще в городе, который жалуется на отток творческой молодежи, возник бизнес «свободных пространств». Его делают те люди, которые не мечтают о «продвинутом» городе, а создают его для таких же, как они.

Хотя, конечно, как и всегда, есть выбор. И в Барнауле, как в Москве, в антикафе можно просто выпить очень много кофе. А можно подать идею нового мероприятия или помочь оформить помещение (Печенины сейчас как раз в процессе работы в этом направлении). Или обдумать уже свой проект.

Идея платного времени

Замысел открыть заведение с альтернативной системой оплаты впервые возник у писателя Ивана Митина в 2010 году. Он открыл в Москве «Дом на дереве», где можно было пить чай со сладостями, читать, играть на пианино, общаться. В качестве платы предлагалось оставить любую сумму (основатели рекомендовали платить по 100−200 рублей, этого хватило бы, чтобы окупить аренду помещения в центре города). Но всегда находились гости, оставлявшие за день по 10 рублей. В итоге в сентябре 2011 года г-н Митин открыл антикафе «Циферблат» со схемой оплаты «рубль в минуту». Правда, он как раз пользовался обозначением «свободное пространство». Термин «антикафе» придумал его конкурент, предприниматель Михаил Мулин.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость