Потребитель
362

В лесах края пересчитают зверей и продадут их с аукциона

В июле Дмитрий Медведев подписал новый Закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов», который вызвал бурю негодования и многочисленные протесты.

Принятие закона ждали больше десяти лет. После его появления общественность раскололась на два лагеря: одни говорят, что он поможет решить назревшие проблемы в отрасли, другие заявляют, что его приняли в угоду браконьерам.

Анна Зайкова

Безработные охотпользователи

— Положительное в законе есть, но мое отношение к нему больше негативное, — говорит Сергей Панов, председатель Алтайской краевой общественной организации охотников и рыболовов. - Сейчас охотники края имеют государственный билет и/или членский охотничий билет, которые дают право на охоту. Новый закон заставляет охотобщества, выдающие членские охотничьи билеты, поставить на себе крест. Охотничий билет будет выдавать только уполномоченный государственный орган. Охранять охотугодья новый закон нам также запретил. Получается, нас лишили работы. Охотобщества превращаются в клубы по интересам.

Охотоведы неодобрительно отзываются о статьях 40-й и 41-й закона, в которых говорится о государственном охотничьем контроле и надзоре и производственном охотничьем контроле.

— По первому все расписано досконально: кто, что и как должен контролировать и вести надзор, — говорит Панов. — А вот вся информация по производственному контролю уложилась в две строчки. За него будут отвечать те, кто выкупит с аукциона в свою собственность охотничьи угодья. А как они будут контролировать охотников, проверять документы, досматривать транспорт — неясно.

А вот в управлении охотничьего хозяйства Алтайского края одобрительно воспринимают новый порядок.

— Наконец-то мы дождались принятия столь необходимого закона, который поможет решить назревшие проблемы в охотхозяйстве края. С июля 2011 года все охотники будут иметь единые федеральные охотничьи билеты. Будет создан федеральный реестр учета животных. Нам предстоит выполнить большую работу, — говорит начальник отдела охоты охотуправления края Василий Дериглазов. - Конечно, закон несовершенен, он будет дорабатываться. Но функции контроля по-прежнему остаются за нашим органом. Конечно, потребуется больше людей. На сегодняшний день штат управления 46 человек, из них 29 сотрудников работают в районах. Хотелось бы в каждом районе иметь по одному специалисту минимум.

У кого карман шире

Право на использование охот­угодий нужно будет выкупить на аукционе. По словам Василия Дериглазова, сейчас охотпользователи имеют долгосрочные лицензии на охотничьи угодья. По окончании их срока действия общества должны будут принимать участие в аукционе наряду с физическими и юридическими лицами. Основное требование к потенциальным владельцам земель с лесной живностью — иметь деньги. Уже сейчас охотпользователи задумываются о ширине собственного кармана. Денежную ставку установило правительство — 50 рублей за гектар (для сравнения: минимальная ставка по лесным угодьям — три копейки). Допустим, сейчас Алтайская краевая общественная организация охотников и рыболовов имеет в Крутихинском районе охотничье хозяйство площадью 168 тысяч гектаров. По новому закону охотобщество должно быть готово выложить за эти угодья восемь миллионов рублей. Доходная часть охотобщества — 500 тысяч. Это деньги, получаемые с продажи лицензий и путевок охотникам. Несложно представить новые расценки на них.

— Что нужно человеку с деньгами? Тысяч 15−20 гектаров земли, чтоб озерцо на ней было, чтоб речка текла, чтоб лесок стоял, где звери бегают. Он купит эту землю, это будет его собственность. Какого охотника он пустит на свой клочок охотиться, какую цену за путевку заломит? Остальным — земли общего охотпользования. А это чье? Ничье. Кто будет следить за численностью дичи на этих землях? — пожимает плечами Панов.

Высокое лобби

В числе тех, кто лоббировал закон, называют руководителя аппарата правительства Сергея Собянина и сотрудника Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексея Вайсмана.

— Противники приводят немало доводов. Мы подготовили для них свои ответы, с которыми каждый может ознакомиться на нашем сайте, — говорит Алексей Вайсман. — В законе нет никаких указаний на возможность применения истребительных или жестоких методов добычи. Полностью будет прекращена охота на беременных самок и детенышей: в законе нет ни слова о такой возможности. Тем более на все это наложен строжайший запрет Правилами охоты. Уголовный и Административный кодексы предусматривают за это ощутимое наказание. Да, в законе нет запрета использования транспорта на охоте — и быть не может. До места охоты можно добираться любым способом, другое дело — использовать механические транспортные средства для преследования, выслеживания и добычи животных. Это запрещено Правилами охоты, и за такие способы добычи животных наступает уголовная ответственность (статья 258 УК РФ), которая предусматривает тюремный срок и конфискацию транспорта…

— По неофициальной информации, сейчас Минюст России готовит поправки в Уголовный кодекс РФ, которые исключат из него статьи о незаконной охоте, — возражает на это Светлана Бондаревская, юрист Тигирекского заповедника. — Если это произойдет, то мы еще раз убедимся в том, что браконьерство лоббируется на самом высоком уровне.

P. S. На недавней пресс-конференции начальник ГУВД края Александр Олдак сообщил, что подходит к окончанию следствие по делу о лосях, убитых браконьерами два года назад в Рубцовском районе. По словам генерала, скоро будут названы фамилии людей, которых привлекут к ответственности. К сожалению, среди них нет некоторых, кого бы хотелось привлечь, отметил начальник ГУВД.

Владимир Семенов,
депутат Государственной Думы:

Закон был крайне необходим, но не в том в виде, в каком его приняли. Не решены две основные проблемы. Первая и главная — большинство охотников могут вообще лишиться возможности охотиться. Если все угодья передадут в частные руки и лишь 25 процентов сохранят как угодья общего пользования, то надо понимать, что дичи-то не будет. Собственник сможет устанавливать дополнительную плату за пользование своей землей (это даже и правильно, нужно вести восстановление охотхозяйства), и тем самым будет введен экономический барьер. Второе — так и не решен вопрос охраны. В советское время егери были фактически госслужащими, они имели право останавливать браконьеров, составлять протоколы, изымать оружие, досматривать автомобиль. Сейчас охотпользователи не смогут делать этого самостоятельно, лишь в составе оперативной группы. То есть надо пригласить милиционера, чтобы ловить в лесу нарушителей. Как тогда охранять?

Справка

50 000 охотников и 76 охотобществ и других охотпользователей насчитывается в Алтайском крае.

Смотрите также
Подпишитесь на главные новости нашего сайта через соц-сети

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость