Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
857

За что алтайские предприятия попадают в черный список ФАС

России с мая 2007 года ведется так называемый реестр недобросовестных поставщиков. В этот перечень, составляемый антимонопольной службой, на данный момент внесены более 1,7 тыс. участников рынка государственного и муниципального заказа, которых ФАС или судебные инстанции признали виновниками срыва контрактов. В качестве наказания они в течение двух лет не имеют права заявляться на тендеры и аукционы. Впрочем, не все так однозначно — почти у каждого «фигуранта» есть аргументы в свою защиту. В том числе и у алтайских предприятий, попавших в черный список ФАС. А их сегодня 27.

История формирования черных списков из числа участников рынка госзаказа, безусловно, началась не в 2007 году. В Алтайском крае в 2004 году большой резонанс получила конфликтная ситуация, в центре которой оказались региональная администрация и компания «Сибирьэнергоуглеснаб» (СЭУС). Тендер на закупку угля за счет средств краевого бюджета завершился скандалом. СЭУС, крупнейший на тот момент поставщик угля, был исключен из пула снабжающих организаций со ссылкой на якобы имевшие место факты завоза некачественного черного золота. По сути, компания «Сибирьэнергоуглеснаб» открыто была объявлена именно недобросовестным поставщиком. Но это еще предстояло доказать. Что представители СЭУСа и предложили сделать тендерной комиссии, направив иск в Арбитражный суд Алтайского края. Ведь для компании на кону оказалось одно из ключевых направлений деятельности, потеря которого серьезно отразилась бы на всем бизнесе СЭУСа.

Бесценный препарат

В 2004 году для СЭУСа в целом все завершилось благополучно. Администрация сняла свои претензии и пригласила компанию «Сибирьэнергоуглеснаб» вновь стать поставщиком угля для нужд региона. Общественный резонанс же был обусловлен тем, что трения между тендерной комиссией и предприятием СЭУС едва не привели к срыву отопительного сезона. Потому что арбитражный суд на период разбирательства в этом вопросе запретил администрации края производить расчеты с победителями угольного конкурса.

В новейшей истории местного госзаказа также есть острые моменты, имеющие социальный контекст. Это, например, аукционы на поставку лекарств. Барнаульская фармацевтическая компания «Кватро» стала победителем электронного аукциона, который проводило Главное управление Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности. Предмет контракта — препарат «Левофлоксацин», который различные производители выпускают под разными торговыми наименованиями. Компания «Кватро» предложила заказчику полный эквивалент препарата, но под другим названием — «Элефлокс». Это было связано в том числе и с тем, что «Левофлоксацин» на тот момент не имел зарегистрированной государственной цены и не мог быть задействован в обращении лекарственных средств. Этот и другие аргументы «Кватро» позднее рассматривались в двух арбитражных инстанциях. Решение было не в пользу компании, и сейчас она — один из участников реестра недобросовестных поставщиков. Впрочем, руководители «Кватро» и сейчас уверены, что действовали строго в соответствии с законом. При этом в фармацевтической компании считают, что в реестр она была включена неправомерно — с нарушением сроков и без специальной проверки ФАС.

Местный рекордсмен

В федеральном реестре недобросовестных поставщиков сейчас 27 алтайских предприятий и ИПБОЮЛ. Отдельно стоит сказать о еще одной барнаульской компании — «Домашний очаг». Ей в реестре посвящено шесть записей! Дело в том, что «Домашний очаг» в 2007 году выиграл шесть лотов на тендере, проводимом комитетом по земельным ресурсам и землеустройству мэрии Барнаула. Победителю предстояло провести комплекс работ по формированию и установлению границ земельных участков под трансформаторными подстанциями «Барнаульской сетевой компании». Заказчик в 2008 году обратился в суд с иском, требуя расторжения муниципальных контрактов, заключенных с «Домашним очагом», и возврата уже перечисленного аванса. В обосновании иска было указано нарушение сроков выполнения работ, которые были установлены в контрактах.

В суде представители компании «Домашний очаг» пытались доказать, что это произошло по вине «Барнаульской сетевой компании», которая, по их мнению, сама затянула сроки согласования проектных планов земельных участков, а также просили назначить экспертизу для установления реального объема выполненных работ. Однако этот арбитражный процесс компания проиграла, контракты были расторгнуты. Итог — шесть записей в черном списке ФАС.

Неудачный урожай

Согласно аналитическим данным Федеральной антимонопольной службы России, есть три наиболее распространенные причины, по которым победители тендеров отказываются от заключения контрактов, впоследствии обеспечивая себе место в реестре недобросовестных поставщиков.

Причина первая — невозможность исполнения контракта в связи с поломкой оборудования, повреждением товара или его отсутствием по объективным причинам.

Вторая причина — повышение рыночной стоимости товара или услуги, на поставку которых должен быть заключен контракт. Однако, по данным газеты «Ваше дело», в крае были зафиксированы случаи, когда муниципальный заказчик шел на увеличение цены контракта именно по этому основанию. Соответствующие материалы есть в распоряжении ГУВД Алтайского края, но хода они до сих пор не получили.

Третья причина — невозможность поставить товары и предоставить услуги в срок, предусмотренный условиями тендера. «Такие действия следует расценивать как отказ от заключения контракта и безусловное основание для включения сведений о таком участнике в реестр», — четко говорится в разъяснении ФАС России.

Алтайская компания «Спайк» стала победителем тендера на поставку картофеля. Цена контракта — 429,5 тыс. рублей. Однако из-за неудавшегося урожая «Спайк» сам обратился к заказчику с просьбой расторгнуть муниципальный контракт «в связи со сложившимися рыночными ценами» и «сложным финансовым положением». Компании, конечно же, посочувствовали, но в черный список ФАС на два года все же включили.

Организации Алтайского края, внесенные в реестр недобросовестных поставщиков в 2008—2009 годах

Название

Населенный пункт

Предмет контракта

Цена контракта, тыс. рублей

«Служба эксплуатации»

Барнаул

Оказание услуг по содержанию и уборке служебных помещение

2892

«МК-Сервис»

Барнаул

Оказание услуг по содержанию и уборке служебных помещений

2 860

ИПБОЮЛ

Вакушин В.А.

Барнаул

Закупка инвентаря для нужд Ермаковского детского дома (Красноярский край)

81,6

«Охранная фирма «Щит»

Рубцовск

Поставка товаров для государственных нужд Алтайского края

289

«Домашний очаг»

Барнаул

Работы по формированию и установлению границ земельных участков

Шесть контрактов на общую сумму 1959,7

«Дилш»

Барнаул

Работы по завершению капремонта ЗАГСа Центрального р-на Барнаула

1 078

«Крузенштерн»

Барнаул

Работы по ремонту цоколя здания на ул. Партизанской, 69 в Барнауле

87,1

«Инвест-Строй»

Бийск

Замена оконных блоков

1 001

«Алтайский картофель»

Барнаул

Поставка картофеля

2 330

«ПроектЖил-Сервис»

Рубцовск

Проведение капитального ремонта общежития

7 055

«Маклер»

Рубцовск

Поставка медицинской продукции для нужд ЛПУ

878

«Кватро»

Барнаул

Поставка лекарств по статье расходов краевого бюджета

180

ТД «Холод»

Заринск

Поставка продуктов питания

33,9

«Феофил»

Барнаул

Поставка продуктов питания

35,9

Источник: Федеральная антимонопольная служба

«Есть примеры, когда компании отстаивали свое имя»

Прогноз Елены Неверовой уже оправдался: как федеральные, так и региональные заказчики начали испытывать сложности с перечислением авансов победителям тендеров.
Прогноз Елены Неверовой уже оправдался: как федеральные, так и региональные заказчики начали испытывать сложности с перечислением авансов победителям тендеров.
Павел Водопьянов

Елена Неверова, руководитель «Центра государственного заказа», полагает, что в данной экономической ситуации попадание предприятий в реестр недобросовестных поставщиков может иметь для них необратимые последствия. В связи с этим, считает она, руководителям компаний следует занимать более четкую позицию во взаимоотношениях с заказчиками и антимонопольной службой.

— Елена Николаевна, в федеральный реестр недобросовестных поставщиков, который на данный момент насчитывает чуть более 1760 «фигурантов», внесены 27 предпринимателей и компаний из Алтайского края. Это много или мало?

— Много. На рынке муниципального и государственного заказа работает не очень большое число алтайских предприятий. За видимым активным участием в аукционах стоит один нюанс. Если на конкурс заявляются, например, четыре компании, то три из них могут являться дочерними или аффилированными структурами. Если оценивать реально, то на данном рынке работают максимум 300−400 компаний. При этом сейчас я не учитываю микробизнес, который не претендует на лоты свыше 500 тыс. рублей.

— Можете назвать основные причины, по которым предприятия попадают в черный список ФАС?

— В первую очередь это связано с юридической безграмотностью участников рынка государственного и муниципального заказа. В других же случаях в черный список ФАС попадают в пылу азарта. В ходе торгов предприниматели опускаются в такие цены, по которым потом контракт невозможно выполнить в принципе. Это они начинают понимать, когда приезжают на объект и своими глазами видят, какие объемы обозначал заказчик. Мы достаточно плотно общаемся с краевыми заказчиками и от них знаем о существовании многих объектов, полученных путем демпинга, где к работам вообще не приступали.

Однако о слабой юридической осведомленности предпринимателей можно сказать и в другом ракурсе. Да, в законе сказано: в случае отказа от подписания контракта ты попадаешь в реестр недобросовестных поставщиков. Но ведь существует практика гражданского и арбитражного судопроизводства, демонстрирующая, что многие компании отстаивали свое имя. Мне известны местные предприятия, которые после победы в суде выводили из реестра. Это очень важно, поскольку при попадании в этот список кардинально меняется судьба предприятия — оно два года не может быть участником рынка муниципального и государственного заказа. А что это означает сейчас, когда идет сложный экономический кризис? Для некоторых компаний это может означать скорое закрытие.

— Как вы можете прокомментировать случаи, когда предприятия включаются в реестр не по решению суда, а по постановлению антимонопольного органа. Среди алтайских компаний таковых много.

— Я убеждена, что в реестр предприятие должно быть занесено только по решению суда, как по основанию неисполнения или ненадлежащего исполнения контракта, так и за отказ от заключения контракта. Потому что именно суд устанавливает все объективные и субъективные обстоятельства по делу. Приведу пример по поводу внесения в реестр предприятия вследствие ненадлежащего исполнения обязательств по контракту. Крупная компания задержала поставки по выигранному тендеру. Но для этого была объективная причина — заказчик имеет перед ней задолженность за предыдущие поставки. Суд эта компания выиграла и была исключена из реестра.

— Руководитель краевого УФАС Степан Поспелов недавно заявил об участившихся фактах демпинга на аукционах, победители которых затем отказываются от исполнения контрактов. Соответственно, все они должны пополнить реестр недобросовестных поставщиков?

— Если победитель выполнил в рамках контракта пусть даже небольшой объем работ, в реестр его включить невозможно. Заказчик в данном случае имеет право обратиться в суд, который может обязать поставщика товаров исполнить контракт за те деньги, которые он заявил на аукционе. Есть у заказчиков и другие «кнуты», которые, правда, не всегда используются.

Говоря о демпинге, важно отметить, что, если в ходе аукциона происходит снижение первоначальной стоимости контракта более чем на 30%, претензии надо предъявлять уже самому заказчику. Потому что он изначально установил завышенную цену. Так что причина аномалии, о которой сказал Степан Поспелов, нередко заключается в неграмотном подходе самих заказчиков к проведению процедур закупа. При этом специалисты знают, что в документацию достаточно вставить всего одну формулировку, которая полностью изменит само видение аукционов.

— Какую именно?

— Я не буду ее называть, потому что она относится к нашей профессиональной компетенции.

— Экономический кризис может спровоцировать увеличение числа сорванных контрактов по вине компаний? Так, в страховых фирмах сейчас говорят о потере собственного интереса к страхованию профессиональной ответственности по госконтрактам, потому что она будет наступать гораздо чаще.

— Да, причиной сорванных контрактов может стать, например, дефицит или отсутствие у компаний собственных оборотных средств. Такие предприятия будут уходить из сферы государственного и муниципального заказа. Если на федеральном уровне до конца года, по моим оценкам, сохранится возможность предоплаты по заключенным контрактам, то на региональном и муниципальном уровнях аванс дается все реже и реже.

При этом у меня есть опасения, что в недалеком будущем могут начаться проблемы неплатежей со стороны муниципальных и краевых заказчиков. Известно, что в данный момент ряд основных налогоплательщиков — градо- и системообразующих предприятий — либо простаивает, либо работает с неполной нагрузкой. С чего платить налоги для пополнения бюджета? Федеральный бюджет уже пересчитан. Насколько секвестируют краевой? Если в регионе не будет адекватного бюджета, то мы можем вернуться к ситуации 1996 года, когда экономические взаимоотношения перешли в плоскость бартера и взаимозачетов. Мы уже через месяц открываем на своем сайте бартерную площадку. И, думаю, в июле-августе этого года она уже будет очень востребована.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость