Происшествия

Бывшему главному леснику края Ключникову предъявили многомиллионный иск за ущерб экосистеме Алтая

Второе заседание по делу бывшего начальника краевого управления лесами Михаила Ключникова прошло 23 апреля. Оно началось с оглашения гражданского иска к подсудимому о возмещении ущерба, причиненного его действиями экологической системе Алтайского края. Более 63 миллионов рублей, в случае, если иск будет удовлетворен, Ключникову придется возместить бюджету Залесовского района. Кроме того, согласно иску, он должен вернуть деньги за два своих полета на вертолете, совершенных в личных целях, но оплаченных деньгами краевого бюджета.

В Барнауле начался суд над бывшим главным лесничим Алтайского края Михаилом Ключниковым. 11 апреля 2012 г.
В Барнауле начался суд над бывшим главным лесничим Алтайского края Михаилом Ключниковым. 11 апреля 2012 г.
Олег Богданов

Ключников сказал, что с исковым заявлением не согласен.

После оглашения искового заявления суд приступил к допросу потерпевших.

Отвечая на вопросы гособвинителя, Алексей Грибков, руководитель Геблеровского экологического общества, рассказал о задачах Залесовского заказника, в том числе главной — сохранении черневой тайги со всеми ее компонентами; о борьбе, которую экологи вели с компанией «Бирч»; о кампании, инициированной, в том числе, Управлением лесами Алтайского края за лишение вообще всех местных заказников статуса природоохранной территории. Мы описывали все подробности этой многолетней истории, вы найдете их в в публикациях на нашем сайте.

Алексей Грибков,
руководитель Геблеровского экологического общества:

Береза и осина — малоценные породы дерева, рубить их невыгодно, поэтому вырубалась только пихта. Определение таким рубкам существует, это так называемые приисковые рубки, раньше их называли подневольно-выборочными рубками, когда вырубали лучшее, оставляли худшее. Такие рубки по законодательству Российской Федерации не допускаются. Последствия этих вырубок никуда не делись, можно поехать и посмотреть.

Судья спрашивает Михаила Ключникова, нет ли у него вопросов к потерпевшему.

— Перепалка будет, — вздыхает Ключников. — Но вопрос по существу я задам. Вы это сказали, и я хотел бы, чтобы вы подтвердили в суде: могли ли Управление и я лично изменить категорию по целевому назначению лесов? И чьи это полномочия?

— Вы обязаны обратиться в федеральное агентство лесного хозяйства. Установление защитной категории лесов — полномочия федерального органа.

— На вопрос ответьте: это полномочия чьи, федеральные или краевые?

— Вы задали вопрос: могли ли вы изменить категорию. Повторяю свой ответ: вы обязаны были обратиться в федеральное агентство лесного хозяйства, чтобы категорию изменить. В положении о вашем… о бывшем вашем управлении предусмотрена обязанность о направлении предложений о выделении защитных участков лесов — их тоже устанавливает федеральный орган, но федеральный орган в Москве, а вы здесь. Поэтому, я считаю, вы обязаны были обратиться.

Дальше вопросы Грибкову задает защитник Ключникова, адвокат Максим Гордеев, он уточняет, что понимает значение заказников: «мы тоже хотим жить в нормальной экологической среде». Он начинает с вопроса о Лесном плане, обсуждавшемся на заседании Общественной палаты Алтайского края, на основании которого «был утвержден лесохозяйственный регламент, позволяющий рубить в заказнике, в том числе в Залесовском»:

— Этот план утвержден губернатором, не Ключниковым?

— Но готовило-то его управление лесами.

В ответах адвокату Грибков продолжает настаивать на своей позиции: по документам, в том числе и Управления лесами, леса Залесовского заказника считаются эксплуатационными, но должны были быть переведены из категории эксплуатационных в категорию защитных.

— Есть такое понятие: «лесоустройство», которым часто оперируют лесники. Не москвичи из какого-то кабинета смотрят — это делается на основании разработанных здесь проектов. Я понимаю, к чему вы клоните: мог ли Михаил Васильевич влиять на это? Конечно мог. Обязан был, не то что мог.

— Вы говорите, что все легко, просто и что Ключников что-то не сделал. Между тем, в течении полугода вы обращались в различные инстанции, к которым Управление лесами отношения не имеет, и получали отписки. Соответственно, это позиция была не только Ключникова, — заключает адвокат. —  Вы обращались в прокуратуру Алтайского края?

Грибков говорит, что обращался неоднократно, и в другие надзорные органы обращался тоже (перечисляет список из примерно двух десятков организаций, который заканчивается президентом Российской Федерации).

— В целом ответы были одинакового плана или кто-то сказал: деятельность компании незаконна, необходимо обратиться в суд?

— Разные были ответы, находили разные нарушения — но в целом ситуация решена не была.

— То есть, все написали, что это возможно.

— Что ЭТО ВОЗМОЖНО — никто не написал. Ни в одном ответе не было, что допускаются рубки в местах обитания редких животных, нам никто не сказал, что можно снимать плодородный слой почвы техникой. Рубки допускаются, но, естественно, при соблюдении лесного законодательства, природоохранного и так далее, а не в том виде, в котором они велись.

Гордеев заходит с другой стороны:

— А скажите, пожалуйста, вот то, что «Бирч» заготавливала лес таким варварским способом, это увеличивало ущерб? Если бы они рубили в соответствии с нормами, не так варварски, ущерб был бы меньше?

— Нет, такой же, — отвечает Грибков. — Запрещена любая хозяйственная деятельность, которая причиняет вред объектам охраны природы.

Вслед за Грибковым допрашивали еще одного представителя потерпевшей стороны: Илью Дудина, начальника отдел особо охраняемых природных территорий и экологического просвещения Управления прирдных ресурсов Алтайского края. Допрос был быстрым. Управление природных ресурсов знало о рубках? Управление знало, но у управления не было оснований считать эти рубки незаконными. Управление природных ресурсов контролировало качество рубок? Нет, это компетенция Управления лесами.

Начальник юридической службы управления лесами Лидия Суханова, третья представительница стороны потерпевших, допрашивалась последней. Она отвечала на вопросы гособвинения по поводу вертолетных полетов: как обычно осуществляется процедура, кто выписывает заявки, какова процедура отчетности. У обвинения возникло впечатление, что Лидия Васильевна не готова отвечать, и ей дали время подготовится до следующего заседания, которое состоится 14 мая.

Михаил Васильевич Ключников комментировать сегодняшнее заседание не стал — он сказал, что давать комментарии по судебному процессу пока рано. Алексей Грибков сказал что все это «старая дуда, что называется».

—  На все эти вопросы уже сто лет, как получены ответы, причем ответы, которые уже не подлежат никакому обсуждению. Это судебные решения Залесовского районного суда. Алтайского краевого суда, Верховного суда Российской Федерации. Но опять то же самое: «земли федеральные, заказник региональный, есть противоречие, Ключников не мог определять целевое назначение, это полномочия Российской федерации и так далее…» Эта линия будет продолжаться, но есть ответ на эти вопросы — их дала судебная власть и они вступили в законную силу.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость