Происшествия

«Дело Евдокимова» закрыто? Суд Зонального района назначил Олега Щербинского «стрелочником»

«Лишить гражданина Щербинского Олега Федоровича свободы сроком на четыре года с отбыванием в колонии-поселении». Несколько секунд в тесном зале суда было тихо. Потом кто-то закричал: «Беспредел! Позор правосудию!» Дочь Щербинского зарыдала в голос. Судебные приставы умело оттеснили толпу от Олега со стражей…

Люди надеялись на справедливость

Мы заранее знали, что возле здания районного суда расставят милицейские заслоны. Сотрудники правоохранительных органов опасались беспорядков, которые могли учинить автомобилисты, поддерживающие подсудимого. На высшем милицейском уровне в Барнауле было принято решение отправить в Зональное сотрудников ДПС из краевого центра.

На подъездах к Зональному сотрудники ГИБДД регулировали движение — отправляли все машины другой дорогой. Правда, автомобили, в которых ехали журналисты, пропускали. Удалось прорваться и пяти машинам с группой поддержки Олега Щербинского. А вот бийских автомобилистов тормознули, и мужики шли до здания пешком. Им объяснили, что в Зональном проводятся антитеррористические учения — местный «Вихрь-антитеррор».

До начала оглашения приговора оставались считанные минуты. Олег Щербинский курил сигареты одну за одной. Молчаливый по жизни, в эти минуты он был полностью «в себе». Жена Олега, Светлана, сидела в машине друзей — у нее было не то состояние, чтобы общаться с прессой.

Журналисты местных и федеральных СМИ атаковали Сергея Шмакова, адвоката Олега. Но что он мог сказать, кроме как: «Мы надеемся на справедливость и правосудие»?

Все мы на это надеялись. И с этой надеждой в 9 утра вошли в зал суда.

В небольшое помещение, рассчитанное максимум на 20 человек, набилось около ста. Это были родственники, друзья Олега Щербинского, представители обвинения (в лице Дмитрия Шашкова, помощника по особым поручениям замгенпрокурора РФ в Сибирском федеральном округе, Александра Кочергина, прокурора Алтайского края, Алексея Шалабоды, прокурора отдела гособвинений краевой прокуратуры), автомобилисты, журналисты.

Судебный пристав провел краткий инструктаж о правилах поведения в суде.

В 9.15 Галина Щегловская, и.о. председателя суда Зонального района, начала зачитывать приговор, отпечатанный на 91 листе.

С первых слов приговора (на его зачитывание у судьи ушло около трех часов) всем присутствовавшим в зале стало ясно — ничего хорошего Олегу не светит. Что он получит «по полной программе».

Люди молча слушали, что водитель «Мерседеса» Зуев «…выполнял неотложное служебное задание», потому и превысил скорость. Что авария произошла по вине Олега: он «…проявил преступную небрежность».

…В 10.45 в зал зашли сотрудники службы конвоя. Все стало ясно — наденут наручники, возьмут под стражу прямо здесь.

В 12.00 Галина Щегловская огласила приговор Олегу Щербинскому: лишить свободы сроком на четыре года с отбыванием в колонии-поселении. Кто-то закричал: «Беспредел! Позор правосудию!» Дочь Щербинского, Алена, зарыдала в голос. Вот и все.

Когда мы ехали из Зонального, нас лихо обогнал, пересекая сплошную линию, «Мерседес», в котором сидел Димтрий Шашков, помощник по особым поручениям заместителя генерального прокурора РФ в Сибирском федеральном округе. Мы шли, под 90 километров час.

Скорость «Мерседеса», на наш взгляд, была около 130 километров в час.

Спустя пять минут нас «сделала» «Волга» — дважды «игнорируя» сплошную линию. В «Волге» сидели Александр Кочергин, прокурор Алтайского края, и Алексей Шалабода, прокурор отдела гособвинений краевой прокуратуры. Оба автомобиля с обвинителями в салонах быстро скрылись из вида. Наверное, куда-то торопились по «неотложным служебным заданиям».

Государственные Люди всегда куда-то торопятся. И не дай Бог оказаться у них на пути.

Что думают о приговоре автомобилисты?

Роман:

— Честно говоря, надежды на оправдательный приговор было очень мало. Мы, правда, надеялись, что наказание будет условным. Но в любом случае останавливаться не собираемся. Если в краевом суде после кассационной жалобы не найдем понимания, то обратимся в Верховный суд России. У всех автомобилистов мнение такое: биться нужно до конца. До полного оправдания. Судебное разбирательство? Это была заранее спланированная акция.

Владимир:

— Все заранее спланировано, сфабриковано. Мое личное ощущение, что и краевой суд вынесет такое же решение, как и в Зональном. Остается надежда на Верховный суд. Надежда умирает последней.

Константин:

— Если честно, я ожидал именно такого решения, хотя надеялся, что суд знает общественное мнение и примет его во внимание. Я думал, что суд учтет, что у обвиняемого есть семья, несовершеннолетняя дочь. Надеялся, что приговор будет не связан с лишением свободы. Этого не произошло.

Александр:

— Я юрист, работал в правовой системе, расследовал дорожно-транспортные происшествия и считаю, что в этом случае следствие поработало недостаточно и односторонне. Ухватились за версию, что все последствия наступили из-за столкновением с «Тойотой». И все. А Валентина Симученкова, замгенпрокурора РФ, который усмотрел в этом ДТП обоюдную вину водителей, суд не решился спросить об этом деле. К сожалению.

Виктор:

— Перед судом был настрой, что, может быть, произойдет чудо, оправдают. Но судя по тому, как проходило последнее заседание, стало ясно, что чуда не произойдет. После первых слов судьи стало ясно, какой будет приговор.

Что мы узнали из приговора:

— Галина Евдокимова успешно избавилась от ретроградной амнезии (краткосрочной потери памяти на прошлые события). Она вспомнила, что уже возле Бийска (!) Михаил Евдокимов спросил у охранника Александра Устинова, почему нет машины сопровождения. Галина не знает, с кем созванивался охранник, но помнит, как Александр сказал Михаилу Сергеевичу, что «…местное сопровождение не положено, а в Барнауле отказали».

— Олег Ховалкин, заместитель начальника управления ГИБДД Алтайского края,

сказал, что лимузин губернатора не включили в список спецавтомобилей «по забывчивости». Поэтому проблесковые маячки «Мерседесу» были не положены. Тем не менее они у губернаторского лимузина были.

— Иван Зуев был очень опытным водителем — единственным из всего автохозяйства администрации края, кто мог работать на автомобилях иностранного производства. (Прим. «СК»: наши источники в автохозяйстве утверждают, что раньше водитель Зуев работал на автобусе и очень редко выезжал в рейсы. У Зуева не было и личной машины, на которой он мог бы оттачивать свой профессионализм.)

— В «Мерседесе» находились путевой лист, заряженный пистолет, три полные обоймы к нему, «…электрический выключатель, назначение которого не выяснено из материалов судебного разбирательства». (Прим «СК»: в распоряжении редакции есть фотографии, доказывающие, что путевой лист водителю «Мерседеса» выписан не был. Более того, утром 7 августа Иван Зуев вообще не встречался с диспетчером автохозяйства.

Эти нестыковки позволяют нам утверждать, что следствие не доработало многих, может быть, и небольших, но показательных деталей в этом громком процессе.)

Ходатайства отклонены

Непонятны причины отклонения судьей Щегловской многочисленных ходатайств со стороны защиты Олега Щербинского. Во время оглашения приговора Щегловская назвала все ходатайства попыткой защиты Щербинского затянуть процесс. В числе прочих было отклонено одно из ходатайств по краш-тесту «Мерседеса» именно этой модели. Всю документацию мог бы предоставить концерн «ДаймлерКрайслер». Возможно, следствие могло получить точную информацию о скорости губернаторского «Мерседеса». А так суд исходил из экспертных данных: «Мерседес» ехал по трассе М-52 со скоростью «более 134 километров в час и не менее 149 километров в час». Судья сказала, что в крае нет методики точного измерения скорости, что не проводятся испытания транспортных средств. А краш-тесты от «ДаймлерКрайслер», концерна-изготовителя «Мерседеса», получается, не в счет.

Кстати, об экспертных данных. В суде г-жа Щегловская огласила результаты экспертизы автомобилей «Мерседес» и «Тойота», проведенной в ночь с 7 на 8 августа. Говорилось о повреждениях автомобилей, тормозах, рулевых управлениях и прочем. Только не упомянула она о том, что, к примеру, губернаторский лимузин исследовался по литературе, выпущенной для автомобилей … «Волга». А «Тойота» по вазовским «учебникам». Это, на наш взгляд, еще одна деталь, которая позволяет судить об уровне следствия.

P.S. В рамках всероссийской акции протеста 11 февраля с 12 до 15 часов в Барнауле на площади Сахарова пройдет пикет в поддержку Олега Щербинского. На автомобилях пикетчиков будут размещены плакаты с надписью: «Все мы Щербинские».

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость